Мальчишки и девчонки, а также их родители

 

Сегодня в рубрике «Разговор напрямую» мы снова вернемся к фигурному катанию. С международным судьей Ольгой Жаковой мы вспомним добрым словом о чехословацкой школе фигурного катания, не забудем про Ванкувер и новую систему оценок, а заодно поговорим об излишней, по мнению некоторых обозревателей, феминизации мужского фигурного катания.

Ольга ЖаковаОльга Жакова – Вот что мне интересно прежде всего. Откуда в столь маленькой стране, как Чехия, такая мощная школа фигурного катания? Поправьте меня, если я не ошибаюсь, но в свое время чехословацкие тренеры были учителями тренеров советских…

– Да-да, это правда. Я это хорошо помню. Я начинала кататься уже после войны, и в то время несколько чехословацких тренеров уже работали в Москве. Главным образом, супруги Балун, два года они тренировали в столице СССР, а потом уехали в Австрию. Знаете, кого они учили первым шагам на льду? Ирину Роднину! Соня Балун ее тренировала. Довольно долго работал в Москве и доктор Хайнц, он развивал там школу спортивных танцев. А вообще фигурное катание в Чехословакии было популярно еще до войны. По ее окончании у нас появилась целая плеяда талантливых девушек: Ая Врзанёва выиграла мировое первенство два года подряд, в 1949-м и 1950-м году, Иржина Неколова в 1948-м была третьей. Потом появились очень хорошие мальчики: Кароль Дивин, Ондрей Непела, олимпийский чемпион, трехратный победитель мировых чемпионатов и пятикрактный – европейских. Потом – Барна, олимпийский призер Сабовчик… С девушками тогда тоже было неплохо: Гана Машкова была третьей на Олимпиаде и первой в Европе, были и Драгова, и Кулована… Зато теперь девушки как-то совсем потерялись, и я не могу вам сказать, по какой причине, не знаю…

– И парное катание…

– Да, у нас было очень сильное парное катание. Начало положили супруги Балун, потом появились Суханкова-Долежал (вторые на мировом первенстве 1958 года), далее – чемпионы мира Коваржикова-Новотны. Неплохой парой были и Беранкова-Длабола. Как раз Отто Длабола сейчас тренирует молодую пару, Клару Кадлецову и Петра Бидаржа, очаровавшую нас на недавнем чемпионате Европы в Берне. Никто не верил, что самая молодая участница, 15-летняя Клара, может оказаться на седьмом месте. Представьте себе, они только второй год вместе катаются!

Фото: ЧТКФото: ЧТК – Вернемся на пару-тройку минут на Олимпиаду в Ванкувер, а именно к противостоянию Лайсачек-Плющенко. Очень многие российские спортивные обозреватели потом написали, что американский фигурист-де выиграл несправедливо. Лично мое мнение: его программа была более сбалансированной, и он ее откатал намного ровнее, чем Плющенко свою. И подбор музыки, хореография у российского фигуриста была традиционно хуже. Фигурное катание – это ведь не только прыжки в четыре оборота. По-чешски это krasobruslení – «красивое катание», в переводе со словацкого – то же самое. Каково ваше личное мнение, кто из них был более достоин олимпийского «золота»?

– Я с вами абсолютно согласна. Абсолютно! Сравнить их, конечно, было трудно. Технический уровень прыжков у Плющенко, несомненно, лучше. Он исполнил прыжок в четыре оборота, да и его тройной аксель был лучше, чем у Лысачека. (Я произношу его фамилию на чешский лад, потому что его родители были родом из Чехословакии). Всё дело в том, что программа Плющенко была, я бы сказала, слишком уж традиционной, без учета новых веяний, новых технических таблиц, уровней, принятых к тому времени Международной федерацией. Комбинации прыжков по сложности у Плющенко были гораздо ниже, чем были его возможности. Он запросто, по-моему, их мог исполнить, но не стал этого делать. Да и баллов за дорожки шагов у него было меньше, чем у Лысачека.

– Помнится, во время ванкуверской Олимпиады вы сказали о Джонни Уире (John Weir), что вы не видите в нем представителя мужского фигурного катания. Неужели только открытый гей Уир своими костюмами и ужимками ведет мужское катание к феминизации? А как же розовые наряды Михала Бржезины на недавнем европейском чемпионате в Берне? Вообще, я вам признаюсь как на духу, для меня самым ярким образцом мужского фигурного катания всегда будет Катарина Витт.

Джонни УирДжонни Уир – (смеется) Я думаю, феминизация мужскому фигурному катанию все же не угрожает. Конечно, иногда появляются отдельные фигуристы, и это не только Уир. Я о них обычно говорю, что они должны выступать в другой категории, с юбочкой. Ими пренебрегают даже коллеги, другие участники соревнований. Они уделяют большое внимание эстетике, поэтому в этом виде спорта они появляются чаще, если сравнивать с другими спортивными дисциплинами. Что же касается костюмов, то хореографы всегда стараются, чтобы костюм соответствовал музыке. Тот же самый Бржезина катается на музыку Гершвина, «Американец в Париже». И его жилет, который, кстати сказать, не был чисто розовым, были на нем и клеточки, подходит к этой музыке, он просто выразителен.

– А вы, будучи судьей, не станете возражать, если тот же Уир выберет для исполнения, скажем, «Лебединое озеро» и появится на льду в балетной пачке?

– Возражать не буду, но останусь при своем мнении: мальчикам это не идет!

– Хорошо, «феминизация», может, слишком сильное определение. Некоторые говорят о превосходстве балета на льду над спортом. Сложных прыжков, дескать, становится всё меньше, зато всё больше внимание уделается дорожкам шагов, композиции…

– Так говорят люди, не знакомые с правилами фигурного катания: главное, мол, как у Плющенко – прыжки. Но фигурное катание это ведь не только прыжки, вы же сами несколько минут назад говорили, что это krasobruslení, «красивое катание». Не меньшую важность имеют и дорожки шагов, к примеру, у мужчин в произвольной программе их должно быть две. И потом еще вращения. Вот эти три компонента считаются одинаково главными.

Михал БржезинаМихал Бржезина – У кого же, как не у арбитра мне об этом спросить: оправдывает ли себя новая система оценок? Со зрительской точки зрения, как мне кажется, все эти 5,6 и 6,0 были куда зрелищнее и эмоциональнее. Нет ли разговоров о возвращении «шестёрок»?

– Нет. Первые два года после внедрения в практику новой системы были, а сейчас – уже нет. Мне кажется, что для одиночников оная система справедлива. Сложнее со спортивными танцами, там многое зависит от того, кто сидит в так называемой технической панели, которая выставляет коэффициенты сложности. Как только я вижу там американских специалистов, я знаю, что американцы будут иметь level 3-4, а европейцы – 2-3. Европейские же технические эксперты, на мой взгляд, более справедливые, но и у них американские и канадские спортсмены не получат более высокий level, чем европейцы. Ныне уже не столько судьи важны, сколько те, кто сидит в технической панели. С другой стороны, я считаю позитивным то, что практически исчезло деление по национальному признаку. И всё потому, что две самые высокие и две самые низкие оценки судей теперь вычеркиваются.

– Возьмем, к примеру, прыжки на лыжах с трамплина. Там пять оценок, и тоже вычеркиваются самая высокая и самая низкая. Отчего бы не вернуть «шестёрки», как раньше, девять арбитров, и только пять, скажем, оценок засчитывать?

– Такая возможность была, но решили перейти на более сложную систему.

– Вы не боитесь того, что из-за этой новой системы оценок станет меньше телезрителей?

– Снижение количества уже произошло, сразу после перехода на новую систему. Но сейчас, думаю, падение интереса к фигурному катанию остановилось.

Нашим собеседником в «Разговоре напрямую» об острых гранях нынешнего фигурного катания сегодня была международный арбитр с 50-летним стажем Ольга Жакова.