Фигурист Вернер пошел по стопам "предателя" Лендла

 

Фигуриста Томаша Вернера клеймят чешские газеты: гордость чешского фигурного катания принял участие в торжествах по случаю Дня рождения северокорейского диктатора Ким Чен Ира. Речь шла о частной поездке спортсмена, тем не менее, представители чешской дипломатии все-таки недовольно поджали губы.

Томаша ВернераТомаша Вернера Вернер, представлявший Чехию на последних Олимпийских играх, отправился в Пхеньян на фестиваль фигурного катания, приуроченный к национальному празднику – Дню рождения лидера КНДР. На напоминание о том, что за режим правит в Северной Корее, Вернер махнул рукой, заявив, что он политикой не интересуется, что он всего лишь спортсмен. Желтой прессе он сообщил, что в Пхеньяне намерен отпраздновать со своей девушкой, тоже фигуристкой, День святого Валентина. Как сообщили из чешского министерства иностранных дел, официальные органы не могли чинить препятствия спортсмену в его частной поездке. «Но что бы мы подумали о музыканте с Запада, который приехал в Чехословакию спеть для коммунистического президента Гусака?», — задается вопросом пресс-секретарь министерства.

Случай с Вернером напоминает историю, произошедшую с известным чешским теннисистом Иваном Лендлом, некогда первой ракеткой мира: тот в 1983 году принял участие в турнире в Южно-Африканской Республике, где проводилась политика апартеида. Но по накалу страстей эти истории нельзя сравнивать. Иван Лендл, выигравший в 1980 году вместе с Томашем Шмидом Кубок Дэвиса, подвергся в восьмидесятых годах настоящей травле. Он посмел отправиться играть в бантустан ЮАР, чтобы заработать миллион долларов, несмотря на запрет чехословацкого правительства. После этого о нем писали не иначе как о предателе идеалов социализма и человеке, который поддерживает расизм.

Бойкот, объявленный Лендлу после поездки в ЮАР, стал последней каплей, заставившей его эмигрировать в США. Вернеру такие серьезные последствия вряд ли грозят. Хотя ряд журналистов очень кровожадно настроен по отношению к фигуристу, чешский олимпийский комитет от оценки действий Вернера воздержался. В Чехии, все-таки, не так много хороших фигуристов, чтобы можно было ими разбрасываться.