Начальник как отец родной

 

Чешского министра иностранных дел князя Карела Шварценберга оскорбили, назвав в социальной сети Facebook «бедным старикашкой». Обидчик – чиновник министерства образования при этом и в ус не дует и уж совсем не собирается покидать свой пост: его начальник министр образования Йозеф Добеш встал за него горой.

Карел ШварценбергКарел Шварценберг В среду министры от партии TOP 09, к которой относится и обиженный Карел Шварценберг, покинули заседание правительства в знак протеста против высказываний Ладислава Баторы – того самого чиновника минобразования.

Конфликт между главой чешской дипломатии и Баторой завязался еще во время подготовки к фестивалю сексуальных меньшинств в Праге, когда Батора от имени своего объединения D.O.S.T. выступил с резкой критикой этого мероприятия. Шварценберг еще удивился, почему Батору никто не может убрать с его поста. И за это удостоился эпитета «бедный старикашка».

Ладислав Батора (Фото: ЧТК)Ладислав Батора (Фото: ЧТК) Впрочем, сам глава МИДа довольно равнодушно отнесся к комментариям в свой адрес. И вообще он находился в отпуске. Зато его коллеги по партии чувствовали себя оскорбленными до глубины души. Они заявили, что не примут участия в работе правительства, пока Батора или его начальник Йозеф Добеш не извинится перед князем. Раздавались и голоса, требовавшие отставки Баторы и Добеша. Но министр показал твердость характера. Он сам извинился за слова своего подчиненного, но уволить его отказался.

«Совесть мне подсказывает, что у меня нет оснований для этого. Даже если министр финансов ляжет на пол, будет бить ногами и требовать увольнения Баторы, я его все равно не уволю. Вот если бы кто-то из моих чиновников сделал что-то неприемлемое, возмутительное – тогда я бы его сразу уволил»,

— заявил министр журналистам.

Йозеф Добеш (Фото: ЧТК)Йозеф Добеш (Фото: ЧТК) Каким же, по мнению министра Добеша, должно быть возмутительное поведение его подчиненных, если министров им не возбраняется называть «старикашками», которые «беззастенчиво фыркают»?

«Я бы чувствовал ответственность в том случае, если бы в высказываниях моего подчиненного был особенно сильный расистский подтекст, или если бы его позиция находила отражение и в его работе»,

— объяснил Добеш для непонятливых.