Гавел, личность мирового масштаба, всегда оставался скромным человеком

 

Смерть Вацлава Гавела не оставила равнодушными ведущих политических и общественных деятелей со всего мира Соболезнование и сожаление выразили Барак Обама, Ангела Меркель, Дэвид Кэмэрон и другие. Как вспоминают Вацлава Гавела на родине?

Премьер-министр Чехии Петр Нечас (Фото: ЧТК)Премьер-министр Чехии Петр Нечас (Фото: ЧТК) Премьер-министр Петр Нечас:

— Я растроган, потому что господин президент был символом того, что здесь случилось в 1989 году. Он очень много сделал для нашей страны, для спокойного перехода к демократии, для нашего вступления в европейские структуры. Он был символом и лицом нашей страны. Очень жаль его ухода, ему еще было, что сказать к политике и общественной жизни.

У Чехии нет другой личности действительно мирового масштаба, считает экс-премьер Милош Земан.

Вацлав Гавел (Фото: ЧТК)Вацлав Гавел (Фото: ЧТК) — Я хотел бы подчеркнуть факт, о котором чехи забывают. Вацлав Гавел был символом Чехии, и один из основных элементов ее престижа. На должности премьера я побывал в многих странах. Вацлава Гавела везде знали и везде о нем говорили с огромным уважением. Таких людей в нашей стране мало.

Для вице-спикера Сената Пржемысла Соботки был Гавел в первую очередь символом антикоммунистического сопротивления.

— Мне очень жаль, что Вацлав Гавел нас навсегда покинул. Боюсь, чтобы вместе с уходом этого символа бархатной революции коммунисты не усилили свои позиции. Но я надеюсь, что у нас живут разумные люди и этого не произойдет.

Доминик Дука (Фото: ЧТК)Доминик Дука (Фото: ЧТК) У архиепископов и кардиналов Доминика Дуки и Милослава Влка сохранились личными воспоминания о Гавеле.

— У меня дрожит голос. Я прощаюсь с человеком, который мне был настоящий другом. Я с ним познакомился в местах, где быстро узнается настоящий характер человека. Я понял, что он застенчивый, очень чувствительный, и в то же время очень мужественный человек, понимающий, что он ответственный перед своей совестью. Мы много общались, дискитировали о Боге, о религии. Теперь Вацлав уже точно знает, кто является Богом.

— Вацлав Гавел был для меня символом ценностей для нового времени после падения коммунизма. И бархатная революция ведь была именно так названа, потому что это название соответствовало мирным ценностям Гавела. Лично я с радостью вспоминаю о Гавеле, мне всегда казалось, что в нашей судьбе есть что-то общего. Его выпустили из тюрьмы и он очень скоро стал президентом, я мыл витрины и друг стал архиепископом. Жалко, что его идеи все-таки не стали определяющими для духовного развития нашей страны в течение последних двадцати лет.

Карел ГвиждялаКарел Гвиждяла Публицист Карел Гвиждяла:

— Больше всего я восхищался тем, что Гавел все время вел какую-то, казалось, лишнюю борьбу. Он все время рисковал, кого-то защищал, и всем этим он нам доказывал, что настоящий смысл может быть только в том, что не окупается, в том, что нельзя рассчитать и планировать. Таким образом он вел себя до самого конца. Еще за неделю до смерти он заботился о китайских диссидентах. До последнего момента он помнил, как такие проявления участи была в свое время важны для него самого.

Даже пребывая на высокой государственной должности, став, можно сказать, мировой звездой, Вацлав Гавел оставался скромным, приятным, незаносчивым человеком. Как его помнит Доминик Гашек, знаменитый вратарь, которого после победы на Олимпиаде некоторые хотели увидеть на Пражском граде.

— Мы шутили друг над другом. Он мне говорил, что люди в Чехии хотят, чтобы я его сменил на его посту. А я ему сказал, пусть и не надеется. Вы знаете, я съездил всю Америку и Европу и что я могу сказать. Везде знают только две вещи – чешское пиво и Вацлава Гавела. Он был человеком, которого никто не смог сломать, который шел за своей правдой.