В творческом союзе с заключенным

 

Некоторые из осужденных, отбывающих свой срок в различных чешских тюрьмах — помимо исправительных учрежденией особо строгого режима, в сотрудничестве с известными чешскими художниками в течение полугода создали ряд оригинальных художественных работ. Они представлены в рамках выставки «Тюрьма — место для искусства», проходящей до 23 января в пражском центре современного искусства DOX. Это стало возможным именно благодаря сотрудничеству данного центра с Тюремной службой ЧР. С автором проекта Мартиной Рековой беседует Лорета Вашкова.

«Тюрьма - место для искусства»«Тюрьма — место для искусства» Авторами проекта, одной из целей которого является помочь заключенным завязать отношения со свободным миром, не отягощенным преступностью, являются Мартина Рекова и Ондржей Горак. Программа реализуется под патронатом министра юстиции. В ней принимают участие известные в Чехии художники Михал Пехоучек, Павел Стерец, Яромир 99, Маркета Глиновска, Томаш Свобода, Терезие Сохорова и ряд других. Они общались со своми подопечными в тюрьмах посредством писем, или же художники посещали их прямо в местах отбывания наказания.

— А сколько человек в целом принимает участие в проекте «Тюрьма — место для искусства»?

Мартинa Рековa:

Мартина Рекова (Фото: 4press.cz)Мартина Рекова (Фото: 4press.cz) В проекте принимают участие тридцать пар, в каждой паре — по одному участнику со стороны профессиональных художников и по одному со стороны заключенных. Этот проект начался примерно год тому назад, когда мы посетили тюремную службу и представили им наши идеи. Нам посоветовали пройтись по тюрьмам и самим посмотреть, что из себя представляет эта среда. Изначально мы исходили из того, что oсуществим только первую часть этого проекта, которая касалась игры, реализуемой посредством корреспонденции с тем, что ее участники получат от нас информацию о художниках XX века. Предполагалось, что в итоге игры мы привезем заключенным произведения этих художников прямо к ним в тюрьму, что, в принципе, и удалось.

— А какая это была среда – насколько быстро Вы смогли убедиться в том, что и там проклевываются ростки самовыражения, творчества?

Фото: 4press.czФото: 4press.cz — Когда мы впервые посетили тюрьму, мы выяснили, что некоторые люди там в камерах рисуют, и тогда нам пришло в голову: этот проект надо бы расширить таким образом, чтобы современные чешские художники – мы представляли, что их могло бы быть тридцать, могли бы выступать в соавторстве с тридцатью заключенными.

— Что предопределило выбор конкретных людей, находящихся по эту сторону решетки, для участия в проекте? Какими критериями Вы руководствовались?

— Мы старались подключить к проекту художников-концептулистов. И по той причине, что концептуализм не требует какой-либо предварительной подготовки со стороны тех, кто отбывает наказание. Тем не менее, несмотря на эту нашу установку, в ходе проекта родились и такие вещи, которые нельзя отнести к концептуальному искусству. Возникла «классика» — живопись, скульптура, графика, или, например, работы, вдохновленные комиксом или граффити.

«Рене»«Рене» — Одним из участников проекта является и немало набедокуривший Рене, талантливый парень, которого, можно сказать, прославил одноименный фильм документалиста Хелены Тршештиковой. В какой ипостаси он себя проявил?

— Рене показал себя в жанре комиксов, он делал свою работу вместе с известным автором Яромиром 99, который является и создателем анимационнoгo фильма Alois Nebel. Этот фильм снят по его же одноименной графической трилогии.

— О «Нобеле» мы нашим слушателям рассказывали, как и о том, что этот фильм осенью получил от чешской киноакадемии путевку в очередь претендентов на «Оскара» в категории «Лучший фильм на иностранном языке». Было что-либо, что Вас oсобенно удивило в этом тюремном проекте?

«Fuck Off People» (2011 г.), авторы: Яромир 99, Рене«Fuck Off People» (2011 г.), авторы: Яромир 99, Рене — Мы с самого начала договорились с коллегами о том, что не будем делать различий между осужденными в том смысле, кто и за что из них сидит, и художники подходили к ним просто как к людям, с которыми начинают сотрудничество. И потом мы были сильно удивлены тем, что не только в рамках проекта «Тюрьма — место для искусства» возникали интересные работы, некоторых художников это зацепило, и они сами потом продолжали каким-то образом сотрудничать со своими подопечными из тюрем.

В особенности это касается Паста Онера – это, к слову, его псевдоним, который со «своим» осужденным создали для нашей выставки Erbrašem, a потом этот отбывающий срок человек сделал для выставки Паста Онера еще отдельную вещь – об этом они договорились уже сами, их договор выходил за рамки нашего проекта. Равно так же, например, Михал Пехоучек, помимо созданного в паре со своим коллегой из тюрьмы для нашего проекта, он планирует с ним еще самостоятельную весеннюю выставку в Опаве. Так что это сотрудничество и общение переросло за рамки проекта.

«Моя жизнь» (2011 г.), авторы: Паста Онер, Йозеф Байер«Моя жизнь» (2011 г.), авторы: Паста Онер, Йозеф Байер — Проект подходит к концу, а заключенные пока остаются — с приобретенным ими художественным опытом в стенах тюрьмы, или некоторые уже за это время вышли на свободу?

— Некоторых участников нашего проекта уже выпустили на волю, из тридцати человек пятерых. Выставка в DOX задумана как передвижная, и после того, как она завершится в Праге, ее можно будет увидеть с 12 апреля по 20 мая в Моравской галерее Брно – за это время некоторые другие участники проекта уже тоже отсидят свой срок.

— Вам известно что-нибудь о тех участках проекта, кто уже оказался на свободе, вы сохраняете с ними связь? И, в целом, насколько вероятно, что и позже им хотелось бы искать себя в разных видах творчества?

Фото: ЧТКФото: ЧТК — Мы пригласили тех, кто уже на свободе, на наш вернисаж. Один из них даже выступил на комментированном осмотре выставки, подготовленном для журналистов, думаю, что это было интересно. Многие художники вам сказали бы, что после того, как их подопечные выйдут из тюрьмы, они каким-либо образом продолжат свою творческую деятельность и вне тюрьмы. Это нас, конечно, порадовало бы, потому что в нынешних тюремных условиях у заключенных нет особой возможности и таким образом как-то размышлять о том, что они натворили. Наказание сводится главным образом к тому, чтобы отсидеть, и мы удовлетворены тем, когда видим – благодаря искусству человек начинает думать об этом глубже. И вообще благодаря таким занятиям существует возможность, что для человека откроется новая дверь.

— Задумка проекта чисто чешская, или Вы вдохновились за рубежом?

Фото: ЧТКФото: ЧТК — Проект исключительно чешский, мы сами его придумали. До его реализации мы интересовались тем, не реализуется ли что-нибудь аналогичное за рубежом. Мы узнали, например, о том, что за границей делали театральный проект с тем, что заключенные потом могли играть в спектаклях и вне тюрьмы, однако нам не удалось найти информации о том, чтобы так называемые свободные художники и заключенные образовали творческие союзы.

— Была ли у Вас возможность ознакомить с вашим опытом работы потенциальных коллег в зарубежье?

— Нет, мы пока не представляли наш проект за рубежом, однако к работникам Тюремной службы, в сотрудничестве с которой мы этот проект осуществляем, уже обращались люди из-за рубежа, занимающиеся подобными программами, так что я полагаю, что все это еще впереди.