Аргументы, выстриженные из Нюрнбергских законов

 

Один из немногих судебных экспертов в Чехии по вопросам экстремизма Михал Мазел завершит по собственному желанию свою работу в этой сфере. Причина — в нарастающем на него давлении экстремистов правого крыла. Адвокат ультраправой активистки Луции Шлегровой, дело которой рассматривает Районный суд в городе Мост, обвиняет Мазела в предвзятости по отношению к делу подсудимой. В качестве аргумента он приводит еврейскую национальность эксперта, которая якобы не позволяет ему объективно анализировать поведение Шлегровой.

Михал МазелМихал Мазел Ультраправая активистка, ошибочно, кстати, записавшая эксперта в ряды последователей Моисея, которые, по ее утверждению, заведомо предвзяты к Холокосту и немецкому национальному социализму, предстала перед мостецким судом вследствие произнесенной ею 17 ноября 2010 года речи, по случаю годовщины столкновения экстремистов с полицией, на митинге в литвиновском Янове. В ней она пропагандировала национальный социализм как «единственно правильный путь». Зампредседателя суда Богумила Гунячкова пока не приняла решения по поводу возражения, касающегося «некомпетентности» Михала Мазела — к слову, в прошлом он работал в должности директора отдела безопасности в МВД. Тем не менее, уверена она, происхожение человека не может стать препятствием для исполнения должности эксперта.

По мнению известного адвоката Томаша Сокола, аргументы, приведенные в мостецком суде, совершенно неприемлемы:

Экстремисты во время судебного разбирательства (2009 г.), Люция Шлегрова в центре (Фото: ЧТ24)Экстремисты во время судебного разбирательства (2009 г.), Люция Шлегрова в центре (Фото: ЧТ24) Расовая или этническая принадлежность к определенной группе сама по себе вообще не может быть причиной для предположения о предвзятости. И потом — одно дело Холокост, другое — национальный социализм, однако в результате обоих этих явлений пострадало столь огромное количество людей, среди которых были отнюдь не только люди еврейской национальности. Те же, кто не пострадал, просто в силу присущей человеку восприимчивости чувствуют отвращение к подобным явлениям.

Возмущен аргументом защитника неонацистки и глава Конституционного суда Павел Рыхетский, заявивший в его адрес: «Я бы такого адвоката пожизненно вычеркнул из адвокатского реестра». Многие специалисты едины в своей оценке аргументов, «как-будто бы выстриженных из Нюрнбергских расовых законов». Примечательно в этом деле, однако, то, что советник президента Вацлава Клауса, юрист Павел Хазенкопф в интервью газете Lidové noviny счел должным по данному поводу отметить: «Если бы вашу семью погубили в концлагере, вряд ли вы были бы способны судить уголовные преступления нацистов».

Скорее всего, судебный эксперт который участвовал, помимо прочих, в процессе с витковскими поджигателями, а также посодействовал роспуску Рабочей партии и вынесению вердикта в отношении лидеров Рабочей партии социальной справедливости, уже останется в стороне от экстремистских дел.

В интервью газете Právo Михал Мазел, объяснивший свой уход с должности эксперта опасениями относительно своего психического здоровья в будущем, сказал: «Это интересный опыт, я многое узнал об ультраправой сцене. В ряде случаев у меня складывалось впечатление, что на заключении эксперта делают чрезмерно сильный акцент, так как некоторые обстоятельства суды и полиция способны проанализировать и сами, а некоторые из дел мне казались попросту тривиальными. Подсудимые, в деле которых я выступал в роли эксперта, часто защищались швейковским образом. Почему бы нам не быть сторонниками национального социализма, раз к подобной платформе имеет отношение и Иржи Пароубек, основавший в ноябре 2011 года новую политическую партию «Национальные социалисты – Левые 21 века», вопрошали они.

Государство должно взвесить, продолжать ли ему практику таким образом организованной судебной экспертизы в области экстремизма, заключает Мазел. Покинул место эксперта по вопросам правого экстремизма в 2008 году и Мирослав Мареш, распрощавшийся с ним вследствие угроз со стороны неонацистов в его адрес.