Иностранцы испробуют на своей шкуре новый контрольный механизм

 

Чехи или чешки, которые замужем за иностранцем или женаты на иностранке при получении дотации на ребенка в социальных органах должны доказать, что их семья действительно живет в Чехии. Та же процедура ждет родителей, которые — оба иностранцы.

Кроме классического заявления, органы требуют заполнения формуляров, в которых нужно детально рассказать о жизни семьи в Чехии. Доложить документы, которые свидетельствуют о том, к какому детскому врачу вы ходите, какое у вас хобби, какой кружок посещает ребенок или на худой конец — абонемент в бассейн… В одном случае социальный работник поверил просительнице лишь тогда, когда она показала купон на скидку в магазин с бытовой химией.

В Интернет-форумах граждане возмущаются. Эва Уотсон-Джонс, чешка, которая замужем за британцем, написала жалобу в Комитет по охране личных данных, называя такую практику «унизительной».

Попробуем разобраться, почему такое стало практиковаться вдруг внезапно? Никаких специальных распоряжений на этот счет не было.

Павел ЧижинскиПавел Чижински Вот что говорит Павел Чижински, адвокат, специализирующийся на юридических проблемах иностранцев в Чехии, представитель гражданской инициативы ProAlt:

«То, что органы пытаются выяснить, действительно ли человек, заявляющий о своем праве на государственную дотацию, проживает в Чехии и не получает ли он подобную дотацию в другом государстве ЕС – это нормально и законно. Это делается по инструкции Европейского парламента 8083/2004 о координации систем социального обеспечения. Другое дело – закон касается всех, а не только смешанных пар, потому что и чисто чешская пара может быть прописана в Чехии, а работать, например, в Англии, где теоретически может подать такое же заявление. Такой жесткий подход именно к иностранцам, лишь потому, что у человека иностранная фамилия или партнер родом из другой страны – вот это можно назвать дискриминацией, потому что чешские пары с этим не сталкиваются. От иностранцев априори требуют большего без конкретной аргументации, они чаще сталкиваются с контрольными механизмами, это само по себе – дискриминация и ксенофобия. Если кто-то отличается, значит он странный, подозрительный и надо проверять».

— Вы бы назвали такую практику и унизительной, потому что органы требуют сбора личной информации?

«Нет. Просто пусть доказывают все, или только те, в чьем случае есть конкретное подозрение, что он не живет в Чехии. Если кто-то подаст подтверждение о посещении ребенком кружка, я не вижу в этом ничего такого особенно личного»

— Но почему эта практика стала применяться именно сейчас, когда раньше этому внимание почти не уделялось?

— В старой инструкции от 1971 года было то же самое. Я бы сказал, что ничего не поменялось с мая, инструкции всего лишь обновили. Просто недавно министерство труда и социальных дел решило придать этому больше значения. Потому что истеричное давление с экономией и урезаниями госбюджета, и вот какому-то чиновнику показалось, что на этой статье тоже можно сэкономить, если как следует ей заняться.

Представитель Комитета по охране личных данных Гана Штепанкова сообщила, что комитет пока не готов заявить официальную точку зрения и будет вести переговоры с министерством труда и социальных дел, однако некоторые проблемные пункты там есть:

«Мы пока не знаем, выдало ли этот дополнительный формуляр министерство на основе рекомендации Совета Европы. Мы будем консультироваться с министерством о том, почему внезапно такие вещи происходят»

— Требование предоставить купоны на скидку или информацию о посещении доктора – это личные данные?

«Купоны на скидку имеет совершенно другую проблематику, нежели абонемент в бассейн. Информация о посещении кружка или доктора – это, естественно, личные данные. И наша позиция будет зависеть от того, в каком контексте требуется эта информация и представляет ли она в этом контексте вмешательство в личную сферу».