Гавел возвращал политике ее духовный масштаб

 

С Вацлавом Гавелом в течение всей недели прощались не только на улицах и площадях чешских городов или за школьными партами, но и во многих храмах страны, где за его душу служили заупокойную траурную мессу. Во многих церквях верующие собирались уже за полчаса до начала богослужения. В костеле Наисвятейшего Сальватора напротив Карлова моста, где панихиду служил друг Гавела, священник и известный чешский теолог Томаш Галик, собрались сотни людей.

Томаш Галик (Фото: ЧТК)Томаш Галик (Фото: ЧТК) Случаются мгновения, когда боль обращается в смирение, а слабость — в силу. Мы будем стремиться к тому, чтобы именно это мгновение предоставило такую возможность. Возможность вдохнуть новую надежду, — с этих слов начал проводы своего многолетнего друга в иное измерение Галик, который также является профессором Карлова университета.

В исторической памяти народа после ухода высокопоставленных государственных мужей остаются отнюдь не отдельные фрагменты, которыми был до отказа заполнен их рабочий день. По прошествии определенного времени лишь историки будут знать, какие законы и международные соглашения президент подписывал, каких министров назначал, в каких страны нанес визит, продолжил Томаш Галик.

— В сознании народа, однако, останется память о том, кем он был, чем по духу и характеру отличалось его президентствование от предыдущего, и каким образом он повлиял на время, в которое жил. Президент, в отличие от всех иных власть придержащих, является представителем иного размера политики. Его роль состоит в том, чтобы ставить цели, вдохновлять и мотивировать людей к их достижению. Рядовые политики могут противостоять друг другу, однако президент должен мобилизовать моральный потенциал в одних и других, в целом обществе, пробуждать позитивную силу и энергию, укреплять надежду.

Фото: ЧТКФото: ЧТК Однако даже во имя оптимизма глава государства не вправе перестать говорить правду, а Гавел, напоминает Галик, не лишился этой способности называть вещи своими именами, которая подчас могла восприниматься как безжалостность.

— Наше государство не процветает, констатировал Гавел в первом своем выступлении в качестве главы государства, и впоследствии в течение 13 лет ему в роли президента пришлось говорить о многих нелицеприятных вещах. Иногда казалось, что Гавел был одновременно и диссидентом, и президентом, однако тем и отличается надежда, которую дает народу ответственный политик, от оптимизма популиста. Такая надежда отличается правдивостью, хотя у этой правды и терпкий привкус. И в этом Гавел был преемником Масарика.

Благодаря тому, что Гавел остался человеком двух миров – культуры и политики, он мог обогатить последнюю. «Кастрированная в идейном плане политика, базирующаяся исключительно на идеологических схемах, приводит общество в тупик. Основным орудием Вацлава Гавела было и осталось слово», — заключает Галик.

Томаш Галик (Фото: ЧТК)Томаш Галик (Фото: ЧТК) — Но для каждого, кто не является сторонником «ударов ножом в спину» исподтишка, очевидно, что не все слова равны. Слово, несущее ценную мысль, уже является поступком, самым пронзительным образом обогащающим мир. И Гавел привнес в политику новый, неизбитый язык, что к нему пробудило интерес в целом мире. Ведь наш политический язык в подвале тоталитарного режима покрылся плесенью фраз, в чем можно убедиться и до сих пор, или перенял «ньюспик», спешно скопированный из взаимозаменяющего арсенала многих западных и восточных политических профессионалов. Оказалось, что политика не является лишь стратегией власти, но также — на определенном уровне, прежде всего, культурой общения. Я благодарю Вас, господин президент, за Ваше постоянное стремление возвращать политике ее духовный масштаб.