Евтушенко – «На смерть Вацлава Гавела»

 

Чехия осиротела. Каждый выражает свои соболезнования, как может. Даже пивная U Hrocha, прощаясь с любимым президентом, написала на своем сайте: «Милый Вацлав, круто было с вами посидеть!», а в понедельник, 19 декабря, спустя день после смерти Вацлава Гавела, поэт Евгений Евтушенко написал стихи «На смерть Вацлава Гавела». Они прозвучали на радиостанции «Эхо Москвы», вызвав самые противоречивые реакции. От «Молодец Евтушенко, тряхнул стариной!» и до комментария писателя Александра Проханова», постоянного гостя программы «Особое мнение» на радиостанции «Эхо Москвы».

Евгений ЕвтушенкоЕвгений Евтушенко В частности, Александр Проханов заявил:

«Эти рыдания, эти влажные глаза и потные пальцы, с которыми наши либералы провожают в последний путь Гавела – они очень неприятны. Поэтому я поздравляю наших кремлевцев с тем, что они воздержались от этих паточных речей».

А вот что рассказал нам Евгений Александрович:

«Когда я писал эти стихи, я говорил не только от своего имени, я думаю, что я выражал мнение всех мыслящих людей в России в том числе. Когда я услышал о его смерти, на меня это подействовало просто страшно. Вы знает, мне позвонили из одной редакции и спросили, не могу ли я что-то написать. Я сказал: «Нет! Нет, я не могу. Да вы что? Дайте мне опомниться! Вы меня просто ошеломили». Вот что я сказал. И все-таки я начал думать об этом. Это стихотворенье – это разговор с собственной совестью».

А теперь послушаем стихи, которые специально для «Радио Прага», прочитал Евгений Евтушенко:

Теперь все не верят политикам на слово,
Не зная, что тайно у них на уме.
Но люди поверили в Гавела Вацлава,
Спасшего право на слово в тюрьме.

И рядом с примазавшимися нуворишами
К его могиле придут в этот день.
Тень Сахарова, что-то не договорившая.
И Палаха не догоревшая тень.
Всегда оккупация – ложь аморальная
К могиле придет, себя сам не простя.
Танкист, застрелившийся где-то в Моравии,
Нечаянно там раздавивший дитя.
И восемь отважных с коляскою детскою
Придут на могилу, плакаты неся.
Моя телеграмма, наивная, дерзкая,
Туда прилетит, пожелтевшая вся.

Рос я вблизи нумерованных ватников,
Двух арестованных дедушек, внук.
Мир я ушами, глазами ухватывал,
И у ноздрей, на свободу был нюх.
Песню поймал среди вьюжного воя
В ближнем Гулаге её не забыть.
Сбейте оковы, дайте мне волю,
Я научу вас свободу любить.

Свобода. Успели вовсю измарать её,
Словно одну из обманутых дур,
Ловко притворные демократии
Тот же скрытый подвид диктатур.
Как нам бациллы бесправия вывести?
Кто в человечестве полностью чист?
Где государство сплошной справедливости,
Кто нас достоин свободе учить?
Как вырабатывать совести правило,
Где вне законов, вражда и война.
Вот что у края могилы Гавела,
Чехия думает, и не одна.
Столько уж лет мы без Гитлера, Сталина,
А на планете всё не путем.
Знаем, что надо свободу отстаивать,
Кто нам подскажет, что делать потом?

По просьбе Евгения Евтушенко, его друг журналист Леонид Шинкарев, автор книги о событиях Пражской весны «Я это все почти забыл», передал текст стихотворения в российское посольство в Чехии. А через наше радио Евгений Александрович передает свою просьбу – он бы очень хотел, что стихотворение было переведено на чешский и опубликовано.