Добрый гений Сахарова ушла из жизни

 

В субботу из жизни ушла Елена Боннэр. Супруга академика Андрея Сахарова, которая никогда не оставалась в его тени, непримиримая к какому-либо проявлению несправедливости, как пишет автор статьи в газете Lidové Noviny Петра Прохазкова. Вспоминают о борце за права человека и в других отечественных СМИ. В Mladá fronta Dnes было опубликовано воспоминание о Елене Боннер известного чешского ядерного физика и общественного деятеля Франтишека Яноуха, с которым мы связались по телефону.

Вручение Нобелевской премии мира А.Д.Сахарову; Е.Боннер и Ф.Яноух, 10 декабря 1975 г.Вручение Нобелевской премии мира А.Д.Сахарову; Е.Боннер и Ф.Яноух, 10 декабря 1975 г. — Мы с вами, господин Яноух, беседовали на разные темы, но, наверное, ни разу на такую печальную, связаннную со смертью известной русской диссидентки Елены Боннэр, которая скончалась в субботу, в почтенном возрасте 88 лет, в Бостоне. Вы познакомились с нею в 1975 году, по случаю награды Андрея Сахаровым Нобелевской премией мира и стали одним из его немногочисленных личных гостей, которых он вместе с Еленой Боннер, его верной соратницей, пригласил на церемонию вручения премии и на ужин с королем Норвегии.

Вы также стали, можно сказать, и ее личным советником в области физики – могли бы вы вспомнить, в каких случаях Боннэр обращалась к вам за помощью, или, может быть, о других воспоминаниях, связанных с этой незаурядной личностью?

Видите ли, сказать, что я был ее личным советником… это она в шутку сказала в предисловии к моей книге, когда в Осло я был единственный физик среди ее друзей: когда были вопросы о физике, она попросила меня ответить на них или помочь ей сформулировать ответы. Что касается связей с Еленой Георгиевной Боннэр и Андреем Дмитриевичем Сахаровым, они, конечно, имеют более давний характер. Мы начали переписываться в 1970 году, еще когда я направил в Прагу письмо Андрею Дмитриевичу, началась переписка, на которую в 1973-1974 гг.. иногда отвечала и Елена Георгиевна Боннэр. Я об этом написал в книжке, которая вышла на чешском языке уже давно – по-моему, в 1993 или 1994 году в Праге и потом, недавно, был опубликован русский вариант этой книжки.

Елена Георгиевна Боннэр (Фото: ЧТК)Елена Георгиевна Боннэр (Фото: ЧТК) — И мы упоминали об этой книге и беседовали с вами как раз на эту тему…

Да, мы говорили – это такая небольшая книжка, где я привожу нашу корреспонденцию и где я рассказываю о «встречах» и настоящих встречах с Еленой Боннэр и Андреем Сахаровым. Фактически, я с ней познакомился лично говорить — его видел на каких-то семинарах, когда в Москве учился, — но первая настоящая встреча произошла в июне 1987 года. То есть, 12 лет спустя после встречи с Еленой Боннэр в Осло.

— Какой она вам запомнилась?

Она была женщина очень волевая, очень прямая, очень категоричная в своих суждениях. Женщина, которая была готова сделать многое и для Андрея Дмитриевича, и для узников совести, и для диссидентов. И, конечно, она была женщина храбрая — осуществляла из Горького связь Сахарова с миром, когда ей еще какое-то время разрешали приезжать в Москву, и потом, конечно. После возвращения Сахарова из горьковской ссылки она помогала ему, потому что он был тогда под большой «нагрузкой» со стороны политиков, журналистов и так далее; она была организатором всех этих встреч.

— Я рада, что вы также вспомнили (в газетной статье Mladá fronta Dnes) о том, что диссиденты и многие те, которым Боннэр помогала, с благодарностью об этом вспоминают – в частности, это были десятки бывших политзаключенных, которые многим обязаны Елене Боннэр.

Франтишек ЯноухФрантишек Яноух Да, я присутствовал у них на ужине, таком простом, на кухне, когда люди звонили, и она сразу же записывала и принимала решение, что надо делать, и поскольку у Сахарова было достаточно денег, то и деньгами они лично помогали — то есть, я видел Елену Боннэр в действии.

— В ее лице из жизни ушел человек действительно с большой буквы и один из последних представителей поколения видных советских диссидентов…

Да, как я это назвал, «последних могикан» или «могиканок» из той большой диссидентской группы, которая так много значила для современной истории России.

— Спасибо вам большое, что вы поделились с нами своими воспоминаниями.

Я очень рад, что смог.