Когнитивный диссонанс в Карловых Варах

 

Комедия россиянки Ангелины Никоновой «Велком хоум» попала в главную конкурсную программу только что завершившегося карловарского кинофестиваля, но осталась без награды. Но режиссер уверяет, что ее такой результат не расстраивает, более того, она намеренно сняла такой фильм, который позволяет ей избежать «капкана фестивального успеха». Подробнее — в интервью Ангелины Никоновой для Радио Прага.

Ангелина Никонова (Фото: Ася Чеканова, Чешское радио - Радио Прага)Ангелина Никонова (Фото: Ася Чеканова, Чешское радио — Радио Прага) — Начну с тривиального вопроса, как вам нравится в Карловых Варах? Вы в первый раз здесь?

— В первый раз.

— Некоторые российские режиссеры жалуются на то, что карловарский фестиваль маленький, людей мало приходит на показы. А вам как здешняя атмосфера, скажем, после московского фестиваля?

— Знаете, мне есть с чем сравнить, потому что с фильмом «Портрет в сумерках» мы объездили весь мир. Большущее впечатление от Карловых Вар у нас было во время премьеры нашего фильма. Мы с Ольгой (Ольга Духовичная — исполнительница одной из главных ролей — прим.ред.) обычно не смотрим кино на таких показах, мы представляем картину и уходим. Но реакция зала в первые же секунды картины дала нам понять, что зритель особенный, что зритель готов для восприятия, готов к эмоциональному диалогу с фильмом. Мы остались и слушали реакции зрителей, которые порой были удивительными. Чувство юмора у русских и у чехов чуть-чуть разное. И тот факт, что так много людей, и на ступеньках сидят в этом огромном зале, — это потрясающе. Это впечатление, которое с нами останется надолго».

— Вы знаете, что Карловы Вары считают в Чехии русским городом? Его восстановили российские предприниматели, здесь очень много россиян живет, и туристов из России очень много. А вы чувствовали здесь этот русский дух?

Фото: Ася Чеканова, Чешское радио - Радио ПрагаФото: Ася Чеканова, Чешское радио — Радио Прага — Да, и это очень странное ощущение. Мы не видим здесь русского следа – ни в архитектуре, ни в культуре города, но мы слышим русскую речь и видим русские надписи. И от этого возникает такой когнитивный диссонанс. Мы не понимаем, где мы. Потому что абсолютно кукольный чешский город, в нем нет ничего иностранного. Аутентичный, очень красивый, исторический чешский город. Но с большим количеством русского языка, что очень приятно».

— Задам политический вопрос. Отношения России с Европой в последнее время испортились. На карловарском фестивале на днях подписали петицию за освобождение Сенцова. Политика может влиять на то, как раздаются награды на фестивалях? Реально ли российскому фильму получить награду в таких условиях?

— Ни для кого не секрет, что Звягинцев получил награду за лучший сценарий, хотя тут непонятно, что сработало. Это был пик политической ситуации, я надеюсь, что пик. Мы не знаем, что нас ждет в конфронтации, которая очень расстраивает и пугает. Но фильм «Левиафан», который очень критичен к тому, что происходит в России, в итоге взял приз за лучший сценарий. Русских встречали в Каннах словами Shame for politics – стыдно должно быть за политику, но русский фильм получил приз. Мне сложно говорить про свою картину, потому что меня в России упрекают в том, что это нерусский фильм. Они отказываются признавать этот фильм как русскую картину, я настаиваю на этом, но мало что из этого получается.

Фото: Ася Чеканова, Чешское радио - Радио ПрагаФото: Ася Чеканова, Чешское радио — Радио Прага — Вы говорили, что каждом герое этой картины часть вас. С другой стороны, вам не очень нравится, когда вас отделяют от России. Что вас роднит с этими людьми — с эмигрантами?

— Вы знаете, в картине тот факт, что герои эмигранты и живут в Нью-Йорке – это абсолютный символизм. Это кино про современных людей, которые могут жить где угодно, следуя своему порыву. Люди, которые переезжают в Москву из других городов России и начинают свою жизнь с нуля – их проблемы не слишком сильно отличаются от проблем армянина или русской пенсионерки, которые переехали в Нью-Йорк. Это в каждой стране так. Это проблемы маленького человека в большом городе – проблемы одиночества, устройства и слепого следования мечте. Я считаю, что формула успеха навязана нам современным обществом и СМИ, и мы перестаем слышать свои настоящие желания. Это то, что я узнаю во многих, это не столь история про эмигрантов. Мой опыт, который я привнесла в фильм – это наблюдения за людьми, который выбирают социальный комфорт, но по сути своей город им не подходит. Вот об этих конфликтах мне хотелось рассказать.

— Ваш первый фильм «Портрет» вы пробивали в прокат самостоятельно. На этот раз вы идете по тому же пути?

Фото: Ася Чеканова, Чешское радио - Радио ПрагаФото: Ася Чеканова, Чешское радио — Радио Прага — В этот раз с нами сотрудничает российский дистрибьютор, который верит в картину. Он планирует выпустить картину в прокат в сентябре. Но возникли новые обстоятельства, с которыми нужно бороться нам всем – и дистрибьюторам, и продюсерам. Это новые законы, цензура, которая запрещает на экране нецензурную лексику, курение, сексуальные сцены. Здесь уже какое-то новое качество борьбы нам предстоит, и я еще не вполне понимаю, из чего она состоит. В сентябре, когда фильм выйдет на экраны, я буду понимать, что это, с чем мы столкнулись. Я не знаю, как отнесутся к моему персонажу-транссексуалу, понятие пропаганды настолько широкое, что никто не знает, что может считаться пропагандой. Я ничего не пропагандирую своим фильмом, я показываю личные истории, которые достаточно драматичны. Я показываю героя с нетрадиционной сексуальной ориентацией и тут же показываю общество, которое его осуждает со всех сторон, включая его семью.

— Для вас на фестивалях главное победа или участие? Если фильм ничего не выиграет, вы расстроитесь?

— Вы знаете, я намеренно сняла картину в легком настроении. Когда «Портрет в сумерках» побеждал практически на каждом фестивале, где мы были, я испугалась, что стану заложницей ситуации, и приоритетом для меня, как для режиссера, станет участие в престижных фестивалях и победа на них. Я видела, что творится с моими коллегами, которые попали в эту обойму, попали в этот капкан фестивального успеха. Это меня испугало. Я хочу остаться свободным режиссером, чтобы снимать и иметь возможность снимать разное кино, и зрительское кино, в том числе. Я не хочу, чтобы меня загоняли в нишу артхаусного режиссера, я знаю, что мне будет тесно в одном жанре. Меня вдохновляют разнообразные проекты. Сейчас я отдохнула душой, сделала более зрительски ориентированное кино и могу поговорить на серьезную тему. Но специально делать драму, конъюнктурно высчитывать, какой фильм я должна сделать, чтобы победить на фестивале, мне неинтересно. Следующий мой фильм действительно драматичен, но лишь потому, что у меня наболело, накопилось и я хочу прокричать опять. «Портрет в сумерках» был криком души – накопилось, и я опять буду кричать. Но лишь потому, что у меня есть к этому позыв.

 
 
 
Комментарии

Комментариев пока нет. Будьте первым.

 
 
Оставить комментарий
 

You must be войти to post a comment.