«Несколько фраз»: петиция, объединившая диссидентов и простой народ

 

25 лет в Чехословакии появилось уникальное обращение к руководству страны под названием «Несколько фраз». За четыре с небольшим месяца его подписало более 40 тысяч человек. Все они требовали от лидеров государства и компартии незамедлительно начать реформы и настоящую демократизацию общества.

Рональд Реган и Михаил Горбачев (Фото: Free Domain)Рональд Реган и Михаил Горбачев (Фото: Free Domain) Объявленная Михаилом Горбачевым перестройка явно не пришлась по душе лидерам социалистических стран Европы.

По сравнению с ГДР, Болгарией, Румынией, Чехословакией и другими странами, в Советском Союзе шли самые настоящие реформы, и вовсю процветала гласность. Выходили журналы «Огонек», «Новый мир», «Знамя», «Юность», которые публиковали произведения современных писателей и запрещенные в течение десятилетий повести и романы. Снимались фильмы «Покаяние», «ЧП районного масштаба», «Маленькая Вера», «Курьер» и «Интердевочка». Русский рок вышел из подполья. Группы «Кино», «ДДТ», «Наутилус Помпилиус» звучали в эфире радио и телевидения. Миллионы зрителей смотрели программу «Взгляд». Заседал съезд народных депутатов, где сформировалась демократическая межрегиональная группа. Андрей Сахаров не просто вернулся из ссылки, но и стал одним из депутатов.

Чехословакия сильно отставала от СССР

«Несколько фраз» (Фото: ЧТ24)«Несколько фраз» (Фото: ЧТ24) В Чехословакии все было мрачно и серо. Государством руководили те же люди, что и во времена брежневского правления в СССР. «Перестройка» и «гласность» стали просто новой линией Москвы, которую чехословацкие коммунисты были вынуждены на словах как-то исполнять. Но слова оставались просто словами.

Диссиденты сидели в тюрьмах, о свободе слова не было и речи, а советские фильмы, по сравнению с чехословацкими, казались чуть ли не антикоммунистической пропагандой.

Главные организаторы петиции: Вацлав Гавел, Александр Вондра, Иржи Кржижан и Станислав Девятый (Фото: ЧТ24)Главные организаторы петиции: Вацлав Гавел, Александр Вондра, Иржи Кржижан и Станислав Девятый (Фото: ЧТ24) Руководство компартии Чехословакии разрешило провести всего один оппозиционный митинг, и то не в центре Праги. Еще в стране перестали глушить радиостанцию «Свободная Европа». На этом реформы остановились.

В мае 1989 года, в маленьком кафе на набережной Влтавы в центре Праги собрались диссиденты Вацлав Гавел, Александр Вондра, Станислав Девятый и Иржи Кржижан. Они написали обращение к руководству страны, которое назвали «Несколько фраз». 22 июня этот текст был опубликован в самиздатовской газете Lidové noviny. Еще через неделю его прочитали по всем «вражеским голосам». Би-би-си, «Свободная Европа», «Голос Америки».

Семь требований народа

Иван Медек (Фото: NoJin, Wikimedia Commons, License CC BY-SA 3.0)Иван Медек (Фото: NoJin, Wikimedia Commons, License CC BY-SA 3.0) Вот фрагмент программы «Голоса Америки», вышедшей в эфир 30 июня 1989 года. У микрофона – ведущий, публицист Иван Медек. После «бархатной революции», в девяностые годы он стал советником президента Вацлава Гавела. Итак, вы слушаете «Голос Америки». Иван Медек читает «Несколько фраз».

— Мы призываем руководство страны, чтобы оно, наконец, осознало, что пришло время реальных и серьезных перемен в существующей системе. Эти перемены возможны и могут стать успешными только тогда, когда в обществе начнется свободная и демократическая дискуссия на все темы.

О чем были эти «Несколько фраз», к чему призывали Гавел с соратниками?

Начать реформы, то есть не фальшивую, а настоящую перестройку. И семь основных требований. Отпустить всех политзаключенных. Разрешить свободное проведение митингов и демонстраций. Перестать преследовать любые независимые гражданские инициативы и организации. Легализация так называемой «неформальной» и «альтернативной» культуры, то есть писателей, музыкантов и художников и одновременно прекращение использования официальной культуры в пропагандистских целях. Соблюдение прав всех верующих. Обсуждение и внедрение в жизнь независимых инициатив о будущем страны. А также наконец, начать говорить вслух о грустных и тяжелых периодах истории Чехословакии. Речь идет как о временах Александра Дубчека, «пражской весне» и последовавшей советской оккупации, так и политических процессах пятидесятых.

То есть обсуждать прошлое. Что, как мы знаем, в Советском Союзе в то время уже делалось довольно смело. По сути, обращение диссидентов призывало руководство Чехословакии ускорить перестройку и хотя бы догнать в этом плане Советский Союз.

Черешня на торте

«Хартия 77» (Фото: ЧТ24)«Хартия 77» (Фото: ЧТ24) Интересно то, что знаменитую чехословацкую «Хартию 77», манифест против системы, в период с 1977 по 1989 года подписало 1883 человека. Почти все из них из-за этого преследовались режимом, многие сидели в тюрьмах, некоторых покинули страну. «Несколько слов» же подписало 40 тысяч человек, и это менее чем за полгода.

Причем если «Хартию 77» подписывали, прежде всего, правозащитники и интеллектуалы, то свои подписи под «Несколькими фразами» ставили инженеры, рабочие, деятели культуры – певцы, режиссеры, художники.

В чем причина? Почему «Несколько фраз» подписало так много людей?

Получается, что к 1989 году чехословацкий народ сильно «осмелел»?

Вот, что об этом думает бывший диссидент и соратник Вацлава Гавела Джон Бок.

Джон Бок (Фото: Шарка Шевчикова, Чешское радио)Джон Бок (Фото: Шарка Шевчикова, Чешское радио) — Сам текст того воззвания – это ведь был просто призыв к руководству страны. А никак не требование поменять или свергнуть правивших в стране людей. То есть «Несколько фраз» были куда менее радикальны, чем «Хартия 77». Конечно, многие люди, подписавшие «Несколько слов» проявили определенное мужество и доблесть. Но я бы не преувеличивал историческое значение «Нескольких слов» и не возвеличивал людей, которые этот текст подписали. Давайте вспомним, что было до этого? Было обращение кардинала Франтишека Томашека к руководству страны с просьбой дать свободу верующим. В Словакии прошли многочисленные митинги и демонстрации. Где не было никаких призывов к диалогу с руководством страны. Там просто говорили о свободе вероисповедания. Так что эти «Несколько фраз» — это как черешня на торте. «Хартия 77», по сути, позволила многим людям присоединиться к своему движению вот в такой форме, подписав «Несколько фраз». Этот текст — он был для людей, которые в свое время или сотрудничали с режимом, или не обращали на него внимание. На мой взгляд, куда более смелыми и мужественными были те люди, кто в январе 1989 года выходили на Вацлавскую площадь на митинги памяти Яна Палаха. Против них использовали слезоточивый газ, водометы, их избивали. А они все равно шли высказать свою позицию. Для власти, для коммунистов было гораздо хуже и опаснее, когда люди выходили на площади, а не какие-то подписи. Поэтому не стоит забывать о настоящих героях из-за каких то «Нескольких фраз».

Коллаборанты почувствовали, куда дует ветер

Фото: ЧТ24Фото: ЧТ24 — То есть вы думаете, что «Несколько фраз» сыграли незначительную роль в том, что уже в ноябре все рухнуло?

— Эта петиция вообще не сыграла никакой роли, режим пал по иным причинам. Люди, которые были с ним не согласны, они проявили себя задолго до этих «Нескольких фраз». Они издавали газеты, подписывали письма, чтобы Вацлава Гавела отпустили из тюрьмы, проводили митинги. А «Несколько фраз» — это индульгенция для коллаборантов, тех, кто сотрудничал с коммунистами и зарабатывал при том режиме немало денег. Они ведь поняли, что времена меняются. Они были не слепые. Они видели, что происходит в СССР, что происходит в Польше. Они видели, что Сахаров не просто на свободе, а еще и депутат. Они видели сотни немцев, бежавших из ГДР в Чехословакию и потом скрывавшихся в посольстве ФРГ в Праге. Все эти факторы оказывали немалое влияние на мышление людей.

Диссидент Джон Бок считает, что многие из 40 тысяч, подписавших «Несколько фраз», просто почуяли, куда дует ветер. Тем не менее, никто не знал, что режим рухнет так скоро. А тех, кто подписал петицию, власть наказывала. Артистам не давали выступать с концертами, актеры не могли сниматься в кино. Профессоров и учителей увольняли с работы.

Сколько зарабатывает певица Загорова?

Милош Якеш (Фото: ЧТ24)Милош Якеш (Фото: ЧТ24) Тогдашние власти были возмущены «Несколькими фразами». Во время заседания Политбюро чехословацкой компартии ее генеральный секретарь Милош Якеш даже посвятил этой петиции целую речь. Заседание было закрытым, но кто-то сделал запись и передал ее журналистам. Запись сразу же попала в эфир зарубежных радиостанций. Вот фрагмент того выступления Милоша Якеша, сделанного «не для прессы».

— Вот все эти деятели культуры, которые это подписали… Да никто из нас не получает такие зарплаты, сколько получают они. Знаю я этих деятелей культуры, я постоянно получаю справки об их доходах. Вот певица Загорова. Милая, казалось бы девушка, так она уже третий год подряд зарабатывает более 600 тысяч крон. А есть и такие, кто зарабатывают в год миллион, и два миллиона. Я некоторых спросил: «Зачем вы это подписали?» А они и не знают, зачем. Некоторые даже не знают, что они вообще подписали.

Интеллектуалы объединились с простыми людьми

А сейчас – наш гость диссидент, а позже министр внутренних дел страны Ян Румл.

Ян Румл (Фото: Чешское телевидени)Ян Румл (Фото: Чешское телевидени) — Господин Румл, как вы считаете, сыграла ли петиция «Несколько фраз» какую-то свою историческую роль?

— Конечно. Она подтолкнула систему к падению. Да, она была лишь одной из множества акций той эпохи. Но важность «Нескольких фраз» заключается в том, что благодаря этой петиции произошло объединение узкого круга диссидентов-интеллектуалов и широкой общественности. Люди подписывали эту петицию, зная, что завтра их могут уволить. Подписывали артисты, учителя, рабочие. Благодаря «Нескольким фразам» все объединились вместе и сказали вслух, что думают о коммунистическом режиме.

— Но почему эта петиция была такой «мягкой» по содержанию?

— Мы были в то время слегка «отстающей» страной. В Польше тогда председателем правительства уже был представитель «Солидарности» Тадеуш Мазовецкий. В Венгрии проходили «круглые столы» оппозиции и власти. У нас было иначе. В январе 1989 года прошла неделя памяти Яна Палаха. Несколько дней подряд, зимой, в холод, люди выходили на Вацлавскую площадь. Их избивали, арестовывали, обливали ледяной водой. 1 мая 1989 во время коммунистической демонстрации было арестовано более 100 человек. Которые шли с в общем-то нейтральными лозунгами. Потом была очень крупная демонстрация в августе, в годовщину советской оккупации. Следующая демонстрация – в октябре. У нас все проходило постепенно, но все же была своя эволюция.

Три причины падения коммунизма

— Какой из призывов «Нескольких фраз» для вас лично был самым важным?

«Несколько фраз» (Фото: ЧТ24)«Несколько фраз» (Фото: ЧТ24) — Лично для меня это был первый пункт, об освобождении политических заключенных. Это была основа всей петиций. Это требование власти должны были исполнить без всякий условий со своей стороны. Пока они этого не сделают, с ними нельзя было вести никакой диалог. Так что этот пункт был самым радикальным.

— То есть петиция все же сыграла свою роль в падении системы?

— Я думаю, что коммунистический режим рухнул по трем причинам. Первая – это события в СССР. Хоть мы, диссиденты, относились к ним в какой-то степени скептически, надо признать, что перестройка и гласность сыграли свою роль. Вторая причина – это общая ситуация в мире, царившая тогда атмосфера. И третья – это буквально жажда людей получить свободу. Почти пятьдесят лет, если считать и Вторую мировую войну, люди жили в сером обществе, в позорном обществе. Люди уже не могли этого терпеть. И «Несколько фраз» — это та вещь, которая помогла сказать им вслух, что они хотят жить свободно. Поэтому конечно «Несколько фраз» — одна из вещей, благодаря которой та система перестала существовать.

Благодаря петиции люди узнали, кто такой Вацлав Гавел

Вацлав Гавел (Фото: Томаш Водньянский, Чешское радио)Вацлав Гавел (Фото: Томаш Водньянский, Чешское радио) — Вацлав Гавел, один из авторов «Нескольких фраз», писал петицию, осознавая, что ее поддержит не узкий круг соратников, а именно «широкие массы»? Он же написал «Несколько слов» сразу после своего выхода из тюрьмы…

— Он понял, что настроение в обществе уже совсем иное, чем в январе, когда его арестовали. Что общество уже готово идти на столкновение с режимом. «Несколько фраз» — это гениальная стратегическая акция, которую он придумал. К известным диссидентам могли присоединиться те, кто ранее терпел систему или даже сотрудничал с ней. Пусть даже по причине страха. Ну и следующий важный момент… Благодаря «Нескольким фразами» люди узнали, кто такой Вацлав Гавел, раньше ведь о нем знал только узкий круг людей. Ну а когда все западные радиостанции стали читать «Несколько фраз», то постоянно упоминался Гавел. И люди с каждым днем все больше и больше узнавали о человеке, который уже в декабре 1989 года стал президентом республики.

 
 
 
Комментарии

Комментариев пока нет. Будьте первым.

 
 
Оставить комментарий
 

You must be войти to post a comment.