Если гора не идет к чеху, чех сам придет к горе

 

Историческая память каждого народа неизменно связана не только с определенными событиями или личностями, но, безусловно, и с конкретными местами. Выдающуюся роль в чешской истории с момента ее начала занимают две горы – Ржип и Бланик. О том, какую роль эти места сыграли в истории, а также о том, как менялось их восприятие чешским народом на протяжении веков, пойдет речь в нашей сегодняшней передаче «Исторические прогулки».

Гора РжипГора Ржип Историческая память каждого народа обладает своими специфическими чертами, несмотря на многочисленные общие моменты. Специфические характеристики исторической памяти формируются, благодаря определенному историческому развитию, которое прошел каждый народ, но, не отражают в точности историю, а формируются также посредством иных многочисленных влияний.

«Если говорить о чешских землях, то, во-первых, непосредственное влияние на формирование исторической памяти народа оказало географическое положение, в особенности Чехии, когда мы можем наблюдать практически неустанное столкновение с Германией. В принципе у многих народов в отношении соседей существуют определенные ксенофобные настроения. В случае Чехии с Германией мы можем наблюдать это на протяжении столетий еще из записей средневековых летописцев, например, у Далимила в начале 14 века, который высказывался остро против Германии. Немного по-иному дело обстоит с Моравией, где этот момент неприязни не играл такой роли. Зато там, напротив, грозила опасность с востока от турков. Так же в Чехии сильнее момент связи с гуситской традицией, нежели, в Моравии, где, в свою очередь большее влияние оказала традиция Кирилла и Мефодия», — рассказывает историк Эдуард Маур из Института чешской истории Философского факультета Карлова Университета, написавший книгу «Память гор».

«Память гор»«Память гор» Итак, историческая память любого народа формируется посредством выбора из прошлого определенных моментов, которые служат для того, чтобы интегрировать в народные массы определенные образцы или же ситуации и события, которые отвечают требованиям современной эпохи или же формируют определенные образцы поведения на будущее. Горы Ржип и Бланик, о которых сегодня пойдет речь, связаны с чешской исторической памятью самым тесным образом. При этом каждая из них имеет свой характер. Ржип – гора очень заметная, ярко выделяющаяся на фоне общего ландшафта. Однако, если быть более точными, то это, скорее, холм, высотой чуть более 400 метров. Он находится в регионе, заселенном славянами сразу же после прихода в чешские земли, поскольку они выискивали равнины в долинах крупных рек. Бланик находится в горном ландшафте, поэтому, хотя он и заметен, однако, имеет множество конкурентов, среди которых несложно затеряться. Этот регион был заселен позднее, поэтому Бланик не связывается с мифологическими истоками чешской истории.

«Ржип вписан в чешскую историческую память благодаря тому, что первый, кто о нем упоминает – это Космас, легендарный летописец, который писал свою летопись в начале 12 века. Он первый передает предание о приходе чехов, которое связывает с Ржипом. Он пишет, что чехи заселили территорию около Ржипа, и что землю, которую они заселили и впоследствии сформировались на ее территории как народ, они назвали по имени своего вождя Чеха. Потом это предание уже кочевало из века в век, обращались к нему и писатели 19 века, например, Алоис Йирасек в «Старых чешских преданиях». Это предание, написанное Космасом, имело большое идеологическое значение, поскольку не только отвечало на вопрос, откуда идут корни нашего происхождения, но, одновременно, объясняло право чехов на их землю. Потому что, по Космасу, чехи пришли на незаселенные территории, которые впоследствии они стали возделывать и облагораживать», — продолжает профессор Эдуард Маур.

Профессор Эдуард МаурПрофессор Эдуард Маур Новую лепту внес Ржип в 19 веке, когда в период национального возрождения формировался новый чешский народ, создававший свою национальную идеологию. В этот период делается яркий акцент на символическое значение Ржипа, о котором мы говорили ранее. Интерес к этому месту проснулся в период революции 1848 года, но до небывалых высот он поднялся в 1860-е годы после падения абсолютизма, когда была введена Конституция, гражданские права, и народы заводят собственные политические программы. Еще с 17 столетия Ржип становится местом религиозных паломничеств, которые в 1860-е годы приобретают еще и национальный политический оттенок. Апогеем демонстраций становится 1868 год, когда под Ржипом произошло грандиозное торжество, связанное с перевозом камня в основание Национального театра, который, как известно, стал величайшим манифестом торжества чешского народа. Впоследствии для основания театра стали свозиться камни и с других чешских гор, в частности – с Бланика.

«Бланик, однако, в отличие от Ржипа проникает в сознание масс гораздо позже – лишь в 15 столетии – в качестве некоей мифической горы. Первое сообщение о нем мы встречаем в самом начале 15 века. Тогда пражское архиепископство стало беспокоиться по поводу спонтанных паломничеств на Бланик. Однажды какой-то человек сказал, что там захоронены останки апостолов Петра и Павла, чем привлек людей к участию в паломничествах. Однако, церковь их запретила, сочтя за языческие. Таково было первое упоминание о Бланике».

Следующие два сообщения относятся к середине 15 века, однако, одно из них стоит под вопросом с точки зрения достоверности. Это сообщение о так называемом видении Олдржиха из Рожмберга, известного чешского дворянина. Ему привиделся измученный Христос, затем Ян Гус, которого поглотила большая собака, затем Святой Вацлав, а четвертый персонаж, который ему привиделся, был огромный мужчина, который зажег на Бланике огонь.

Бланик (Фото: CzechTourism)Бланик (Фото: CzechTourism) «Однако, второе сообщение достоверно, оно легло в основу бланицкой традиции. Это пророчество, которое относится к концу 15 века, его автором стал простой крестьянин Миколаш Власеницкий, предводитель небольшой секты, возникшей на волне гуситства. Он пророчествовал Чехии множество бедствий, и в тот момент, когда народу будет хуже всего, ему на помощь придет войско, скрывающееся в Бланике, чтобы выиграть решающую битву».

Бланик, так же как и Ржип, становится предметом литературного творчества и приобретает популярность у народных масс. Оттуда в 1860-е годы также берется камень для основания Национального театра. Кроме того, с Блаником связываются два основные момента. С одной стороны, это вера в финальную победу чешского народа, с другой – момент пробуждения. Поскольку в 19 столетии формирование нового чешского народа понимается как пробуждение народа, который долго спал, по аналогии с рыцарями, спящими в Бланике.

«С течением времени эти героические моменты восприятия ослабляются. Особенно после 1918 года с возникновением независимого чехословацкого государства. Хотя эти горы и остаются в подсознании людей, но, скорее, воспринимаются как важная составная часть чешского ландшафта. Со временем возникают еще более вольные интерпретации значения этих гор. Самая известная из них – постановка 80-х годов 20 века Смоляка и Сверака «Бланик», авторство которой приписывается вымышленной фигуре Яры Циммермана. В ней некий учитель заблудился в Бланике, где встретил рыцарей. Однако, в них и следа не осталось ни от какого геройства, это старые солдаты, которые сидят в горе, чешут языками, дремлют и знают, что никогда никуда не отправятся. И во многих других произведениях 20 века мы можем видеть эту перемену от вдохновенного националистического восприятия этих гор к юмористическому и даже ироническому», — продолжает историк Эдуард Маур.

Ротонда на горе Ржип (Фото: CzechTourism)Ротонда на горе Ржип (Фото: CzechTourism) Неудивительно, что эти две одиозные горы – Ржип и Бланик – традиционно стали одним из средств политической пропаганды. Не исключение и современные чешские политики. Нередко в рамках сегодняшних кампаний мы можем увидеть на фоне этих гор представителей различных политических партий, и даже президента республики Вацлава Клауса, который, кстати, однажды совершил восхождение на Бланик. Чем же являются эти две горы для сегодняшнего гражданина Чешской Республики?

«Вероятно, значение этих гор для граждан будет различаться в зависимости от поколения. Например, для старшего поколения, которое пережило еще немецкую оккупацию, эта национальная символика играет очень важную роль и эмоциональная привязанность к ней весьма сильна. Что касается младшего поколения, то тут уже возникают определенные сомнения, имеет ли оно более глубокое понимание того, какие чувства оно должно связывать с этими горами. Но так как никто не проводил социологических исследований, на этот вопрос ответить довольно трудно», — заключает профессор Эдуард Маур.