Что скрывается за стенами Архива службы безопасности?

 

Человеческая память имеет свойство стирать негативные воспоминания. Несмотря на то, что некоторые вещи людям и хотелось бы забыть, но делать этого нельзя. По одной простой причине – чтобы это снова не повторилось. Именно с этой целью в 2008 году был создан Архив службы безопасности. Исследователи здесь могут почерпнуть редкие материалы, а обычные люди – найти информацию о своих родных, жизнь которых была так или иначе связана с тоталитарным режимом.

Иллюстративное фото: Чешское телевидениеИллюстративное фото: Чешское телевидение 19 июня в Архиве службы безопасности прошел День открытых дверей, на котором посетители смогли подробнее познакомиться с деятельностью архива и даже, местами, погрузиться в атмосферу тоталитарного периода в истории Чехословакии.

«На этом Дне открытых дверей мы стараемся, чтобы люди не только смогли заглянуть, так сказать, под руки сотрудников, но чтобы перед ними немного «ожили» и сами архивные документы, чтобы они не просто лежали как нагромождение старой бумаги, — как многие себе, по всей вероятности, представляют архивы, — а рассказывали людям истории. Чтобы исследователи видели в них судьбы, истории жизни людей, которые описаны здесь с точки зрения Службы госбезопасности или гестапо, в контексте печальных событий 20 века. Мы стараемся, чтобы люди «вчувствовались» в те времена», — рассказывает Йитка Билкова из Архива службы безопасности.

Йитка Билкова из Архива службы безопасности (Фото: официальный Facebook Института изучения тоталитарных режимов)Йитка Билкова из Архива службы безопасности (Фото: официальный Facebook Института изучения тоталитарных режимов) В какие-то моменты представить, что вы находитесь где-то в 1950-х годах, было совсем несложно…

Перед нами небольшое помещение, в котором находятся довольно молодой человек и девушка. Между ними происходит диалог следующего содержания:

— Кто это тут пришел? Маникова? Присаживайся. Полное имя?
— Йитка Маникова, год рождения 1926.
— А, Маникова, нашел. Студентка медицинского факультета. Итак, группу мы арестовали сегодня утром, было их там человек 15. Но дело в другом. Круг контактов этого объекта находился под наблюдением уже давно, но наблюдаемая постоянно все отрицает. Так что все зависит от тебя. Что тебе удалось узнать? Ты с ней в контакте, как мы тебе велели? — Я действую точно по инструкциям, которые вы мне дали. Я сама первая с ней заговорила, и думаю, что она ко мне проявила определенное доверие. Я знаю, что они регулярно встречаются на одной вилле в Коширже и называются «Семья». Они обсуждают вопросы веры, так что это ясная антигосударственная деятельность.
— Мы установили прослушивание в ее семье, но тебя это не должно интересовать. Нам необходимо, чтобы ты все подтвердила в суде. В деле ты фигурировать не будешь. Но нам нужны какие-то основания для дела, и это будет твое признание. Согласна?
— Ну… да… согласна.
— Прекрасная работа, продолжай. Вознаграждения как всегда.

Сотрудница архива Ксение Пенижкова, слева (Фото: Архив службы безопасности)Сотрудница архива Ксение Пенижкова, слева (Фото: Архив службы безопасности) Благодаря сотрудникам Архива службы безопасности, нам довелось фактически поприсутствовать на допросе, или, по крайней мере, ощутить, как они проходили. Сотрудники Госбезопасности таким образом работали со своими агентами, которые осознанно сотрудничали с ними, доносили информацию. Эта информация записывалась в оперативные материалы, которые сейчас находятся в архиве, и каждый желающий может их изучить. Именно так «шились» дела, калечились судьбы. Все эти имена сегодня можно найти в картотеке – бесконечных серых ящиках с алфавитными указателями. Чтобы человек не тратил время на бесконечное копание в картотеках, эту работу берут на себя сотрудники архива.

«Когда человек подает прошение о нахождении в картотеке члена своей семьи или знакомого – письменно или по электронной почте, архивариус отыскивает эти материалы как раз на основании имен в реестрах. Когда материалы уже в руках у сотрудников, мы уточняем, нет ли их случайно уже в оцифрованном виде. С точки зрения сохранения архивных материалов, мы всегда стараемся предоставить исследователям материал в цифровом виде – это приятнее, удобнее и быстрее», — разъясняет сотрудница архива Ксение Пенижкова.

Фото: Архив службы безопасностиФото: Архив службы безопасности Несмотря на все удобства дальнейшего пользования, работа по оцифровке старых документов очень кропотливая и долгая. Как рассказал глава отделения оцифровки и охраны архивной документации Юрай Калина, на настоящий момент в цифровой формат переведено лишь 8 % от всей находящейся в архиве документации. Причем, время, в буквальном смысле слова, поджимает, поскольку многие документы уже сейчас, по прошествии десятилетий, находятся в поврежденном состоянии. С годами бумага становится все более подвержена воздействию времени, многие документы, например, такие как дело Милады Гораковой, которые пользуются наибольшей популярностью у исследователей, уже порядком поизносились. Для того чтобы сохранить исторические документы в Архиве службы безопасности существует реставрационный отдел. В нем работает всего два человека, которые выполняют очень сложную и кропотливую работу.

«К нам документы очень часто приходят в ужасном состоянии – запыленные, рассыпающиеся, надорванные. Сначала мы должны их механически очистить специальной губкой. Нам приходится использовать и респираторы, потому что часто от документов очень много пыли. Пока мы чистим, от документов постоянно отпадают кусочки, поскольку это древесная бумага, а pH этой бумаги 3,5 %, она ломается. Так что мы механически реставрируем каждый лист с помощью специальных приспособлений и специальной японской бумаги, делаем «заплатки». Далее каждый лист погружается в специальный раствор, восстанавливающий кислотность, в котором он укрепляется. Затем он отправляется на разглаживание – все это делается в специальной машине, которой располагает наш архив», – рассказывает одна из сотрудниц отделения реставрации.

Фото: Архив службы безопасностиФото: Архив службы безопасности Конечно, было бы наивно полагать, что в Архиве находятся абсолютно все материалы за более чем 70 лет. Тем не менее, уничтожались преимущественно дела агентов Госбезопасности и тех, за кем следили. Однако, в том, что касается документации, например, по оценке работы различных отделений Службы госбезопасности или материалов следствий, то они не подвергались уничтожению в такой мере. Поэтому все это возможно обнаружить сегодня в Архиве.

Отдельная часть Архива службы безопасности посвящена деятельности движения сопротивления, так называемого Третьего сопротивления, то есть, действовавшего уже после Второй мировой войны. Сотрудники архива и здесь приготовили для гостей занимательную вещь. В корзине у девушки, одетой в комсомольскую форму, находится множество листков, на каждом из которых – судьба одного из участников движения сопротивления.

«На карточке, которую вы можете взять у нашей комсомолки, находится аутентичная история награжденных участников Третьего сопротивления. Наш архив также занимается обработкой информации на основании Закона №262 от 2011 года о награждении участников движения Третьего сопротивления. Итак, на карточках совершенно реальные истории, но они не окончены. Если вам интересно узнать судьбу героя с карточки, то вы можете найти ее в нашем архиве. Был ли он осужден, на сколько лет, и был ли впоследствии награжден», — продолжает Ксение Пенижкова.

Мы заходим в помещение и становимся свидетелями очередного допроса.

— Фамилия Маржик, привести.
— Где Маржик?
— Так это я.
— Сесть!
— Добрый день.
— Молчать! Руки на стол. Товарищ начальник вам не давал слова.
— Маржик, знаете, почему вы здесь?
— Не знаю.
— Вчера мы были у вас дома, и нашли радиопередатчик. По нашей информации вы отправляете сообщения за границу на иностранном языке. У нас есть доказательства, партия знает все. Что скажете? Говорите, или мы это из вас вытрясем.
— Можно закурить?
— Нельзя! Если будете вести себя хорошо, и скажете нам все, что нужно, возможно, я вам разрешу. Итак, снова. Где вы взяли передатчик?
— У меня нет никакого передатчика, наверное, мне его подбросили.
— Нет! Вы сами его сделали, и очень хорошо это знаете. Нам известно, что ваш брат – сотрудник американской разведки, и вы поддерживаете с ним контакт. В этом по горло вся ваша семья. Послушайте, вчера здесь была ваша жена, она была разумнее и многое нам рассказала. Все, что у нас сейчас есть, попахивает веревкой. Но если вы признаетесь, и будете сотрудничать, то получите максимум 25 лет. Думайте, веревка, или вы будете говорить, и мы сможем договориться. Увести!

Сотрудники архива неоднократно подчеркивают, что вся их деятельность направлена на то, чтобы такие допросы никогда более не повторялись. Поэтому 14 км документальных материалов, хранящихся в архиве, ждут своих исследователей, тех, кто сохранит память народа, чтобы люди извлекали из прошлого уроки, и не позволяли ему повториться.

 
 
 
Комментарии

Комментариев пока нет. Будьте первым.

 
 
Оставить комментарий
 

You must be войти to post a comment.