За что уважали скаутов в концлагерях?

 

В нашей прошлой передаче из цикла «Исторические прогулки» мы рассказывали о деятельности чешских скаутов в период Второй Мировой войны. Сегодня мы услышим рассказ о том, что ждало скаутов с наступлением в Чехословакии коммунистического режима. Как и в прошлый раз, поведает нам об этом Иржи Навратил – заместитель председателя объединения чешских скаутов «Юнак» (Junák).

Предыдущую нашу передачу мы закончили рассказом о подпольной деятельности чешских скаутов разных возрастов. Старшие скауты из уже упомянутой «Корреспондентской бригады» тренировались с оружием и затем выступили в Пражском восстании, были охранной единицей Чешского национального совета в ходе Пражского восстания. Их насчитывалось приблизительно 800 человек, тем более удивительно, что гестапо никогда не напало на их след. Иржи Навратил объясняет это тем, что скауты умели держать язык за зубами и оставаться незамеченными.

«Нам, ребятам из младшей группы, повезло меньше, потому что в июне 1944 года нас арестовало гестапо. Нам удалось договориться так, чтобы все дали одинаковые показания, поэтому через три недели нас не отпустили совсем, но определили, например, меня в рабочую организацию Tot, откуда я сбежал и скрывался уже до конца войны».

После войны чехословацкое движение скаутов возобновило свою деятельность в рамках объединенной организации «Юнак». Уже летом 1945 года организуются первые скаутские лагеря и лесные школы, а сами скауты принимают активное участие в послевоенном обновлении своей родины. Уже в 1946 году число членов «Юнака» достигает 250 тысяч человек.

Йиржи НавратилЙиржи Навратил «Благодаря своей нелегальной деятельности мы приобрели огромную популярность. А потом пришло новое правительство, которое после 1945 года еще делало вид, что является демократическим, но первую скрипку там уже играли коммунисты. Они настаивали на том, чтобы мы стали коллективными членами Союза молодежи. Уже после 1945 года возник подготовительный комитет по примеру советского комсомола, и все организации, которые хотели заниматься молодежью, должны были так или иначе в этот Союз вступить. Конечно, скауты не оказались исключением, несмотря на все наши протесты. Существуют даже протоколы с проходивших возбужденных заседаний, но, в конце концов, руководство подчинилось, и мы стали коллективными членами Союза молодежи, но как самостоятельная организация».

С осени 1947 года в скаутской организации начинается борьба между «прогрессивными», то есть «левыми» группами и «консервативными». Наступает февраль 1948-го, и уже известно, на чьей стороне оказалась победа. Из рядов «прогрессивной группы» создается Действующий комитет центра Юнака, отменивший запланированный III скаутский слет в Злине, на котором предполагалось упразднить даже коллективное членство в Союзе молодежи. Вскоре «Юнак» был превращен в исключительно детскую организацию для членов с 6 до 15 лет, а все старшие были обязаны вступить в Союз молодежи. Так начинается непродолжительная агония, которая заканчивается полным упразднением организации в 1950 году.

«Однако, несмотря на все это, отделы продолжали работать нелегально, мы включились в антикоммунистическое сопротивление, что закончилось для нас весьма плачевно – в концлагерях, на этот раз – коммунистических. Это был известный процесс с Дагмар Скаловой, и все мы были связаны с военной группой, которая планировала провести вооруженный переворот. Мы были вдохновлены 1945 годом, когда нам все так хорошо удалось против нацистов, поэтому включились в эту акцию. Однако, кто-то нас сдал, и когда мы уже шли на места, нас арестовала госбезопасность. Нас судили вместе с Дагмар Скаловой, в ходе процесса ей вынесли приговор на пожизненное заключение, а я был осужден на 20 лет. Это нам еще удалось договориться так, что показания всех совпадали, а между тем, в процессе участвовало около сотни скаутов. Все сказали, что шли на скаутскую ночную игру – об этом мы договорились с помощью азбуки Морзе уже под арестом. В итоге перед судом нас предстало 27 человек, а осуждено было девять, и мы отправились на Яхимовские рудники», — вспоминает Иржи Навратил.

Дагмар Скалова, будучи главой пражских скаутов, в ходе процесса вела себя очень мужественно и брала всю «вину» на себя. После 16 лет, проведенных в тюрьме, в 1956 году она стала членом группы женщин-политзаключенных, которые подали ноту протеста генеральному секретарю ООН о нарушении прав человека в Чехословакии, что отсрочило ее выход на свободу. Кстати, в заключении скауты пользовались большим уважением. Иржи Навратил объясняет это несколькими причинами:

«Это действительно существовало. Во-первых, потому что мы были «читаемы». Все знали, кто мы, откуда и за что здесь находимся, чего нельзя было сказать обо всех – ведь люди там собрались разные. Далее – как известно, писать письма домой можно было раз в квартал, и то было не ясно, дойдет ли письмо, поскольку существовала суровая цензура. Так что первое, что мы сделали в Яхимове – это организовали связь с домом, что было для семей, безусловно, очень важно».

Интересно и то, каким образом заключенным скаутом удалось наладить эту связь. Большинство скаутов было студентами, а, как известно, коммунисты после февраля 1948 года исключили из ВУЗов примерно четверть всех студентов. Многие из них были отправлены в Яхимов, но не как заключенные, а в качестве цивилистов-служащих, которые могли периодически ездить домой. С ними-то скауты и договорились на рудниках о том, что они будут переправлять их письма. Конечно, эта тайная почта была не для всех, а только для надежных людей. Некоторым удавалось найти таких посыльных прямо среди надзирателей или наверху среди гражданских служащих.

«Мы также основали «Шахтерское племя «Равенство» (Rovnost) по названию одного из концентрационных лагерей наверху. В наши задачи входила и помощь людям, нервы у которых были на пределе, и это нам удавалось. Несмотря на то, что было не слишком много свободного времени, периодически нам удавалось организовывать лекции. И, кстати, многие не знают, однако, первый чешский самиздат был скаутским. Вышло около 15 маленьких книжечек. В позапрошлом году они вышли в издательстве Libri Prohibiti. А еще мы устраивали языковые курсы, поскольку в заключении находилось множество летчиков, воевавших в Англии, они и были нашими инструкторами», — заключает Иржи Навратил.

Итак, движение чешских скаутов, несмотря на то, что было два раза запрещено, каждый раз вновь возобновляло свою деятельность, в последний раз – в 1989 году. Однако, как мы имели возможность убедиться, нелегальная работа не прекращалась ни на минуту. Своей базой они выбирали спортивные или туристические клубы, и так продолжали свою жизнедеятельность. В этом году чешский скаутинг отмечает 100 лет со дня своего основания, а этот немалый срок уже о многом говорит.