Обзор чешской прессы и блогов 18.6.2011

 

Фото: stock.XCHNGФото: stock.XCHNG Практически все ведущие журналы отписались, разумеется об огурцовой истерии, которая изрядно подмочила репцтацию биопродукции как раз в тот момент, когда в развитых странах Европы объявилась чуть ли не новая мания, болзень, сравнимая с анорексией и булемией – зависимость от биопродуктов.

Журнал Reflex пишет:

Радек Йон и Каролина ПикРадек Йон и Каролина Пик «Вот пришло же кому-то в голову вместо искусственных удобрений использовать натуральный навоз, к счастью, это запрещено в Чехии. В результате мы имеем – опасную бактерию, которая атакует слизистую и вызывает кровотечение».

И далее – комментарий заместителя главного редактора еженедельника Вилиама Бухерта к фотографии «нового биочеловека» Радека Йона, лидера партии «Дела общественные» после употребления в пищу смертельных огурцов. Напомню, что Йон, ставший олицетворением коррупции в Чехии, победно позировал перед фотографами – он выжил несмотря на огурцовую заразу.

Президент Вацлав Клаус (Фото: Архив Правительства ЧР)Президент Вацлав Клаус (Фото: Архив Правительства ЧР) «Представьте, что было бы, если бы вырастили такого идеального биочеловека в политике. Он был был физически развит, как калифорнийский губернатор Шварцнеггер, умный, как Вацлав Клаус. Милый к обычным и необычным людлям, террористам и нетеррористам, христианам, мусульманам, детям, старикам и красивым жензинам – рпост ко всем. Как Барак Обама. Он, как завидит вас, сразу же, поделится деньгами. Как Вит Барта. Мы посмеемся с его шуток, как с Карелом Шварценбергом и будем расуждать с ним о проблемах планетраного масштаба, как в Вацлавом Гавелом. Наконец, как и в случае биоогурцов мы поймем, что био – не значит лучшее. Потому что мы никогда не можем знать, чем их поливают и удобряют. Как и Радека Йона».

Историческое фото - стадион ШтваницеИсторическое фото — стадион Штванице И в очередной раз — демократия в опасности. Журнал Respekt задается вопросом, как получилось так, что легендарный стадион Штванице, первый в Европе стадион с искусственным льдом, в мгновение ока снесен? Действительно ли вот так просто в Чехии разрушить культурный памятник? Восемьдесят лет чехи ходили кататься туда на коньках, Штванице считается старейшим стадионом в Чехии. И вдруг известие –стадион так стар, что уже опасен. Его полгается или немедленно отремонтировать, или немедленно снести. Сразу же вынесено решение – снести. Общественность тревожится, что культурный памятник, на котором имели место быть четыре чемпиоаната мира по хоккею, будет снесен в угоду богатому девелопперу. «Если бы он действительно находился в катастрофчиеском состоянии, то мэрия не пускала бы туда общественность», — говорит Онджей Шевцу, представитель национального центра по охране памятников.

Стадион ШтваницеСтадион ШтваницеШтванице, 1931 г.Штванице, 1931 г.Фото: ЧТКФото: ЧТКФото: ЧТКФото: ЧТК

Но более всего пражан удивила необычная скорость неповортливых чиновников мэрии. В пятницу было заявлено о решении стадион снести, в пятницу же представитель мэрии Александра Уджения подписала соотвествующий документ, а в субботу утром там уже появились краны, которые обычно можно заказать лишь за две недели. За этим стоит девелоперский гигант J and T, завязанный на гражданско-демократической партии. И подозрительно, что магистрат, которому по закону положено заботиться о своем имуществе, за последние десять лет не вложил в стадион ни кроны, тогда как другим спортивным объектам исправно посылал ежегодно по два миллиона крон.

В настоящее время гражданское объединение Acta non verba подало жалобу на чиновника Уджению. Его представитель Войтех Разима говорит: «Вероятно, стадион можно было бы сохранить, но самое худшее во всей этой истории то, что у нес даже не было шансов об этом узнать».

Фото: Европейская комиссияФото: Европейская комиссия Пользователь ЖЖ с ником ab_pokoj пишет «Слово о благополучии», где в качестве примера «благополучной» страны приводит Чехию и предсказывает ей скорый упадок, как и Древней Греции.

«В последнее время вокруг нас расплодились округлые энергичные типы, бойко задающие чеховский вопрос:

– Чем мы хуже чехов? Зачем все эти дебиловатые концепции по улучшению мира и всеобщей справедливости? Вот посмотрите на чехов. Прагматики, обыватели чистой воды. Амбиций на сверхдержаву и мировую справедливость —никаких. Космических кораблей нет, почти все поголовно атеисты. Зато, пока вы тут фигнёй маетесь, они клепают шкоды и пьют Пиво.

Этой антипроповедью округлые типы крайне успешно троллят сторонников смутной державности, трудноформулируемой духовности и Исторической Миссии. Смутные державники, стукнутые кружкой тёмного и придавленные печеным вепревым коленом, – теряют равновесие. Они не пытаются даже возразить. Вместо этого они принимаются беспомощно ябедничать, что их оппоненты продали Мечту за Жратву и вообще хотят жить как свиньи, а не как Че Гевара. Как будто оппонентам от этого обидно.

ШвейкШвейк На самом деле каждый идеалист в душе чувствует: ему нечего возразить против ультраобывательского образа жизни. Идеалисту нечего предложить собирающему (или проектирующему, или рисующему дизайн) шкоды пузатому крепышу в солнечных очках, шортах и шлёпанцах. Спокойному цинику, благодушно живущему в трёхкомнатной квартире со стеклопакетами и плазмой, исправно вывозящему жену на шашлыки и качающему, иногда даже легально, уморительно смешные комедии про курортные романы.

Мистические сверхценности империалистов, коммунистов, последовательных христиан и прочих любителей всего большого этому крепышу нужны, как бравому Швейку немеркнущая слава Австро-Венгрии. Любителям вепревого колена, к примеру, наверняка будет интересно узнать, что прагматичная Чехия находится среди мировых лидеров по числу разводов – зато в мировых аутсайдерах по количеству новорожденных. То есть она просто прагматично аннигилируется. Что население прочих стран-флагманов багополучия, вроде Голландии и Швеции, всего за два десятилетия на пятую часть заменилось весёлым черкизоном, понаехавшим со всех краёв Земли. Что от народов гордой Прибалтики, те же 20 лет назад радостно отказавшихся от всего большого и сосредоточившихся на прагматичном шашлычном антиидеале, мало что осталось уже сегодня: они прагматично разъезжаются кто куда, оставляя своих стариков как-нибудь доживать».