Уютный шедевр архитектуры

 

У него вила на Оржеховке, — этих несколько слов вполне достаточно, чтобы вас в Праге зауважали и начали вам завидовать. В этом престижном фешенебельном районе полном роскошных вилл в стиле арт-деко нельзя не заметить один выбивающийся из общего стиля дом. Простой белый куб с маленькими окнами. Как ни странно, именно этот дом считается шедевром архитектуры международного значении. Речь идет о вилле Мюллера, построенной по проекту венского архитектора Адольфа Лооса.

Вилла МюллераВилла Мюллера Как уже было сказано, внешний вид дома довольно простой, даже суровый. Заходя в дом, вы ожидаете увидеть строгий современный дизайн, красоту, но не уют. А на самом деле, здесь очень даже уютно, все как-то обжито, легко представить, что здесь живут люди и чувствуют себя – как дома.

Все абсолютно не так, как в другой самой знаменитой чешской вилле, в брненском доме семьи Тугендхат. Там гостиная комната размером в спортивный зал, вместо стен сплошные окна, и несколько одиноких штук дизайнерской мебели. На то это есть простое объяснение, оба архитектора Адольф Лоос и Мис ван дер Роэ мировые знаменитости, но совершенно разные люди. Рассказывает Мария Садковская, куратор пражской виллы Мюллера.

Адольф ЛоосАдольф Лоос Мария Садковска: Это два совершенно разные здания, речь идет о разных архитектурных стилях и подходах. Адольф Лоос говорил, что архитектура для него как сшить смокинг на заказ. Берешь мерки и делаешь так, чтобы смокинг идеально сидел. Проекты Лооса были сделаны, чтобы они подходили людям, которые там будут жить. В своих интерьерах он использовал историческую мебель, он верил, что они придают интерьеру какую-то особую атмосферу. Мис Ван Роэ был архитектор – эксгибиционист. Он придумывал все до последней детали, он определял все, всю мебель и как она будет стоять. Лоос был скромный, «покорный слуга» своего клиента. Для Лооса самое главное то, чтобы люди чувствовали себя в его доме хорошо и уютно. Мис ван дер Роэ не думал о том, чтобы жильцам было хорошо. Для него было важно, чтобы все выглядело хорошо.

Однако факт, что дом уютный вовсю не говорит о том, что заказчик, пан Мюллер и его архитектор Лоос были консерваторами. Продолжает Мария Садковска.

Мария Садковска: Франтишек Мюллер был хозяином большой строительной компании Kapsa Miller, которая специализировалась на строительстве индустриальных объектов. Пан Мюллер хотел построить в Праге дом, который мог бы служить образцом современной архитектуры. Поэтому он в 1927 году обратился к Адольфу Лоосу с предложением построить виллу в пражских Стрешовицах. Мюллер хотел, что ее дом стал шедевром новой архитектуры.

Кто такой Адольф Лоос? Можно предположить, почему Франтишек Мюллер обратился именно к нему? Это я уже спрашиваю моего коллегу, архитектора Олега Фетисова.

Олег Фетисов: Адольф Лоос – знаменитый австрийский и чехословацкий архитектор, который работал в стиле функционализма. Так же он вел активную научную деятельность и писал статьи по теории архитектуры. В 1918 году после окончания войны и развала австро-венгерской монархии он получил лично от президента Чехословацкой республики гражданство. Архитектурная деятельность Лооса получила свое развитие, когда он жил в Вене. Именно там реализовались проекты, которые отображали его новаторский стиль и разработки Дом кофе «Кафе-Музей», дом Штайнера, дома Шой, Душниц, Мандль в Вене и другие).

Лоос придумал собственную теорию, которую на практике употребил и пражской вилле Мюллера, что это такое?

Олег Фетисов: В проекте виллы Лоос реализовал собственную теорию Раумплана, которая подразумевала организацию помещений на разных уровнях. Размеры и пропорции помещений определялись их функциональным назначением и процессами, проходящими в них.

Но мы теперь находимся в вилле, в гостиной комнате.

Мария Садковска: Теперь мы в главном помещении вилы, в жилой комнате. Здесь можно наглядно продемонстрировать, что это Раумлан, о котором мы говорили раньше. Здесь открытое пространство, мы можем заглянуть в столовую, в будуар, в библиотеку и на лестницу. Все пространство облицовано мрамором чиполлино, который способен создать иллюзию движения воздуха, чего Лоос очень хотел. Комната раздела на три части, на приватную часть около камина, здесь две кресла, розовое для пани Мюллеровой, и второе, голубое, для пана Мюллера. Свободное пространство в середине комнате – это для танца, а третья часть предназначена для приема гостей. Здесь диван, с которого открывается прекрасный вид на все пространство, с этой точки все смотрится импозантно и величественно и напоминает посетителям о значимости всего объекта.

Удивляет мебель. Здесь нет единого стиля, с трудом можно сказать, что отдельные предметы как-то дополняют друг друга. При этом вся мебель оригинальная, более того, все по проекту самого архитектора.

Мария Садковска: Адольф Лоос часто говорил, что гостиная это как площадь в городе, где встречаются разные люди, иногда и случайно. Комната должна быть оборудована так, чтобы каждый смог найти себе свое кресло, по настроению, по степени усталости, в соответствии с собственным темпераментом. Поэтому Лоос никогда не использовал мебельный гарнитур. Все кресла разные – здесь американский стул виндстора, классическое мягкое кресло с ушами, софа, и так далее. То есть, каждый мог найти себе свое место.

Главная, парадная лестница занимает центральное место в планировке дома. Несколько ступенек, и мы уже в столовой.

Мария Садковска: Столовая сообщена с гостиной. Стены столовой облицованы очень красивым огненным махагоном из Индии. Доминирует интерьеру стол. Если семья обедала или ужинала в узком кругу, то достаточно было этой гранитной доски. Когда приходили гости, обслуга добавила к столу внешний круг.

Мы покидаем центральное помещение виллы, которое образуют гостиная, парадная лестница, столовая и дамский будуар, и проходим на удивительно маленькую кухню.

Мария Садковска: Кухня очень маленькая, многих посетителей это удивляет. Почему это так? Архитектор Лоос сначала узнал, сколько кухарок будет работать в доме. У семьи Мюллеров работала всего одна повариха. Одной единственной кухарке не нужно много места, наоборот ей будет удобнее, сели все будет под рукой. Лоос использовал идеи немецкого архитектора Маргарита Шютте — Лиготзки, которая придумала маленькие кухни для домов для рабочих.

Олег Фетисов: Шютте-Лихоцки – первая австрийская женщина архитектор, которая смогла реализовать в данном проекте результаты своих научных исследований на высоком уровне. Лихоцки разработала «Франкфуртскую кухню», которая является признаком зарождения понятия эргономики в архитектуре. Данный тип кухни стал прототипом для современной модели кухни в странах Европы и Северной Америки.

Мы пока наконец поднялись на верхний этаж.

Мария Садковска: Этой комнаты на планах вилы нет. Почему? В проекте она, конечно, есть, но там она нарисована как чердак. Дело в том, что тогдашнее нормы обязывали владельцев всех домов, что в каждом доме должен быть чердак, где можно сушить белье. Семье Мюллеров не нужен был такой чердак. Поэтому архитектор Лоос придумал эту комнаты и мебель так, чтобы в случае контроля, который действительно мог прийти, можно было мгновенно убрать мебель и делать вид, что это чердак. Невероятно, но это роскошное помещение в японском стиле оборудовано дешевой мебелью из мягкого дерева. Здесь нет отопления, семья использовала это помещение как летнюю столовую.

Интересно, было ли в доме всегда наготове и мокрое белье, чтобы я его быстро повесить на чердаке во время контроля?

Вся вилла в удивительно хорошем состоянии, сохранилось буквально все, начиная мебелью, заканчивая выключателями. Коммунисты, конечно, отобрали у семьи Мюллеров их дом, но пани Мюллеровой было позволено жить здесь до самой ее смети в 1969 году. Ей выделили будуар и библиотеку, она стала управдомом в когда-то своем частном доме. Сегодня вилла открыта для посетителей как музей.