«Скалистое» Рождество

 

Сегодня мы отправимся в двухсерийное путешествие. Во второй части нашей программы мы побываем в городе Чешский Крумлов. Точнее, в тамошнем музее, примостившемся аккурат под замком. Но сначала мы посетим барочный комплекс Скалка, расположенный над городом Мнишек-под-Брдами, совсем недалеко от чешской столицы. Но когда-то это расстояние преодолевалось паломниками, направляющимися на Святую гору, за целый Божий день. Рассказать об этом светлом месте нам поможет гид компании Empire Service Зузана Янешова.

Часть первая. Скалка.

Барочный комплекс Скалка, расположенный над городом Мнишек-под-Брдами (Фото: Дмитрий Лычев)Барочный комплекс Скалка, расположенный над городом Мнишек-под-Брдами (Фото: Дмитрий Лычев) Прежде всего, название. «Скалка» – это, собственно, небольшая скала, возвышающаяся над городом. История барочного комплекса тесно связана с историей замка в городе Мнишек, потому как строительство комплекса на скале финансировали, по большей части, владельцы замка из числа чешской знати. Комплекс состоит из нескольких частей. Здесь есть часовня, остались и монастырские помещения, есть и Крестный Путь, станции которого представляют из себя небольшие часовенки. Изначально там были фрески, сейчас в заяющие пустотой станции Крестного пути поместили произведения местных молодых художников. И вдалеке, почти что в гуще леса, спрятался скит.

Заходим в часовенку Марии Магдалины. Католики обычно называют такие строения костёликами, маленькими костёлами, но для русского уха, наверно, привычнее будет «часовня». Кающаяся Мария Магдалина долгое время провела в часовне в Экс-ан-Прованс, интерьер той часовни и попытались изобразить здесь, на Скалке. И сейчас хорошо видны искусственные сталагмиты, создается ощущение пребывания в карстовой пещере. Даже то, что здесь сейчас осталось, производит сильное впечатление. Представляю себе ту неземную красоту, которая здесь была ранее…

Часовня Марии МагдалиныЧасовня Марии Магдалины
Часовня Марии МагдалиныЧасовня Марии Магдалины

Часовня Марии МагдалиныЧасовня Марии Магдалины
Часовня Марии МагдалиныЧасовня Марии Магдалины

Часовня Марии МагдалиныЧасовня Марии Магдалины
Часовня Марии МагдалиныЧасовня Марии Магдалины

Часовня Марии Магдалины серьезно пострадала в 50-е годы прошлого века. В те времена правительство строителей коммунизма уделяло куда большее внимание экономике, нежели культуре. Под городом было открыто месторождение железной руды, и компартия тут же взялась за его разработку и последующее усвоение народным хозяйством. Холм, на котором мы сейчас находимся, насквозь испещрен шахтами, трудно в это поверить, но под нами находится 36 (!) этажей. Всё это не могло не сказаться на безопасности часовни. Однажды холм… начал свое движение вниз, в сторону города. Вместе с холмом начала пришла в движение и часовня. За считанные минуты холм продвинулся, как при землетрясении, больше чем на метр, и часовня разломилась пополам. Следы разлома хорошо видны и сейчас, несмотря на то, что огромная трещина была заделана кирпичом, и храм стал шире на сорок сантиметров. Реставрационные работы только в самом своем начале, до полного обновления часовни Марии Магдалины еще ой как далеко.

Было бы большим упущением не сказать несколько слов об истории этого небольшого костела. Построен он был на средства местного дворянина Серваца-Игнаца Энгела фон Энгельфусс в 1692-93 годах. В проектировании часовни и в последующем ее строительстве принимал участие мастер чешского барокко Криштоф (Кристоф) Динценхофер, оставивший заметный след в Праге (Лоретанский собор, костел святой Маргариты в Бржевновском монастыре, костёл святого Николая на Малой Стороне и многое другое).

Фото: Дмитрий ЛычевФото: Дмитрий Лычев В 1762 году в Скалке поселились францисканцы, и находились они здесь вплоть до конца Второй мировой войны. Мало что изменилось с XVII века, кроме, разве что, сруба за монастырским зданием, приспособленному местными дельцами для туристов, используемого в летнее время в качестве буфета и места для барбекю.

Должно упомянуть, что мы находимся на высоте 130 метров над городом Мнишек, над уровнем моря – 553 метра, по чешским меркам высоковато. Слева от костела находится смотровая площадка, город виден как на ладони. В нашем случае об этом остается только догадываться, ибо сейчас он объят туманом. Видны лишь шпиль приходского храма святого Вацлава да три башни мнишецкого замка (ранее мы рассказывали о том, почему их только три; четвертую, согласно легенде, украл чёрт). Чуть поодаль можно различить заводские трубы. По утверждению местных, в тутошние заводы (что-то, связанное с никелем) неплохо вложились российские предприниматели. Очень живописная картина предстала пред нами: туман, и из него выныривают «луковицы» замка и шпиль собора. Из молока словно.

Скалка (Фото: Дмитрий Лычев)Скалка (Фото: Дмитрий Лычев) Перемещаемся в единственное отреставрированное монастырское помещение. Ныне оно находится в собственности города Мнишек, нередко здесь устраиваются выставки, концерты, а по субботам проходят обряды бракосочетания. Дом культуры, не иначе. Сейчас, помимо работ, пришедших на фотоконкурс «Молодёжь фотографирует памятники архитектуры», здесь широко представлена коллекция фотографий, рассказывающая о том, как выглядел барочный комплекс Скалка до начала реконструкции. Вот разорванный пополам костел Марии Магдалины, вот неказистое обветшавшее монастырское здание… Диву даешься, как из этого можно было воссоздать то, что мы видим воочию сейчас! Но еще больше предстоит сделать. Те же монашеские кельи, да и другие помещения монастыря придется практически строить заново.

Место это имеет и свою, не побоюсь этого слова, ауру. Напомню, что возникло оно почти что сразу по окончании Тридцатилетней войны (1618-1648 гг.). Шведы грабили имение Мнишек не один раз. Во время этой (да и не только этой) войны основной удар на себя приняло местное мирное население: туда-сюда сновали голодные армии, которые первом делом грабили, насиловали, убивали. После окончательного отступления шведов от города осталось сплошное пепелище, из нескольких тысяч в живых остались лишь 15 горожан! Владельцы города Мнишек, задумав построить на этой скале монастырь, хотели тем самым выразить надежду на то, что подобных ужасов больше не повторится.

Скалка (Фото: Дмитрий Лычев)Скалка (Фото: Дмитрий Лычев) Как же здесь жилось монахам, коих было не больше пятнадцати? Скучать им точно не приходилось, нужно было из этой отнюдь не плодородной почвы получать пропитание. И не только для себя, но для многочисленных паломников, направлявшихся на Святую Гору близ города Пршибрам. Скалка находится аккурат на половине пути между Прагой и Святой Горой, в обе стороны по 37 километров. Расстояние, которое мы преодолели на машине за полчаса, паломники проходили за день. И именно на Скалке их ждал ночлег, заботливо приготовленный монахами-францисканцами.

14 станций Крестного Пути представлены небольшими белыми часовенками. Средневековые мозаики, открытые всем ветрам, морозам и другим капризам погоды, как мы уже говорили, не сохранились. На их месте находятся эскизы картин, которые планируется со временем здесь разместить. Был объявлен конкурс среди молодых художников, и они представили на суд гостей барочного комплекса свое видение событий, происходивших в Иерусалиме почти две тысячи лет назад. Подойдем к одной из станций наугад. Станция восьмая, Плач Дщерей Иерусалимских, Иисус встречает плачущих женщин. Современный эскиз сделан под мозаику, помимо Господа Иисуса и жен иерусалимских, здесь нашлось место и римскому воину. Не знаю, как кому, а мне идея привлечения молодых художников в стране, которую считают одной из самых атеистических в Европе, определенно нравится.

СкалкаСкалка Идем дальше, вглубь барочного комплекса. Есть здесь и совсем небольшой пруд с лилиями. Сейчас, когда уже начинает по ночам подмораживать, они выглядят не так весело, как летом, но мне вспоминаются слова Христа: «Не трудятся, не прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них». Остается лишь дождаться лета…

Сопровождающий нас смотритель монастыря рассказывает, что летом здесь часто устраивают пикники для туристов. Ну, и свадьбы, конечно: в монастырском здании официальная церемония, а на просторной лужайке… всё остальное. Еще чуть выше, в глубине леса, виднеется скит, где монахи уединялись для продолжительных молитв. В чешском языке, кстати сказать, для обозначения скита есть слово «poustevna», ему больше соответствует русское «пустынь».

Шурша слегка подмерзшей листвой, возвращаемся к автобусу, уже точно зная, что непременно вернемся сюда по весне.

Часть вторая. Музей под замком.

Чешский Крумлов (Фото: CzechTourism)Чешский Крумлов (Фото: CzechTourism) А теперь мы отправляемся на юг страны, в Чешский Крумлов, в город, о котором мы не раз и не два рассказывали. Одно из немногих мест, куда еще не ступала нога редактора Радио Прага – музей, являющийся частью замкового комплекса. Сам замок, расположенный на отрывистой скале, на зиму закрывается, а вот музей… музей открыт круглый год. Обозревать его залы нам поможет мой хороший приятель Сергей.

Первое, что нас встречает в музее – макет замка, где он представлен таким, каким он выглядел до XVI века, во времена готики. Столетия, безусловно, отложили свой отпечаток на внешнем виде замка города Чешский Крумлов. На макете хорошо видна башня, находившаяся внутри крепости, сейчас от нее не осталось и следа. Там, где сейчас расположился барочный театр, раньше находились массивные укрепления. Мост, издалека напоминающий римский акведук, в те времена был подвесной. А вот донжон, в котором, собственно и находится музей, радовал взоры еще средневековых жителей Чешского Крумлова. Но вообще это, конечно, было мрачное средневековое укрепление.

Фото: Архив музеяФото: Архив музея По деревянной лестнице, не старой скрипучей, а вполне себе новой, поднимаемся на второй этаж. Полы и потолки на втором этаже старые, я даже сказал Сергею, что сюда можно прийти из-за одних только потолков. Но, помимо старинных сводов, в музее есть еще много чего интересного. К примеру, большая картина, рассказывающая о разделе Витеком из Прчиц, основателем рода Витковцев, своих владений. Сыновей у Витека было четверо. Плюс бастард, которому при делёжке тоже досталось. У каждого сына было знамя с непременно присутствующей на нем розой, и цвета роз были разными. Вот красная роза на серебряном поле, этот сын получил град Рожемберк (Розенберг). Род Розенбергов со временем останется единственным, после того как остальные по мужской линии пресекутся, и все имение вымерших родов перейдет к Розенбергам. Но пока мы видим на картине и желтую розу, и серебряную, и зеленую, и черную.

По картине не хуже, чем по макету, можно себе представить, как выглядел замок в те времена. Над ним возвышаются готические башни, которых сейчас и след простыл. По краям изображены некоторые другие владения Розенбергов, и владения эти были отнюдь не скромными, им принадлежала практически вся Южная Чехия.

Фото: Архив музеяФото: Архив музея Владения потомков Витека можно рассмотреть на висящей напротив картины старинной карте Богемии, 1570 года. Хорошо здесь видны и Бавария, и даже Саксония сверху, и Моравия, и Силезия. Вот Будвайс, Ческе-Будеевице, тоже принадлежавший в то время Розенбергам. На свои владения смотрят с портретов два последних представителя оного рода. Вот Вильям, предпоследний правитель этих земель, с орденом Золотого руна, который ему был пожалован австрийским императором. Вильям занимал почетную должность управляющего Пражским градом, но не забывал при этом уделять внимание и своим владениям. Именно он затеял в Чешском Крумлове основательную перестройку, но средств на нее не хватило, отчасти и потому, что он вел роскошный образ жизни. Четыре раза он был женат, но потомства так и не оставил. После смерти Вильяма все его имущество, все владения перешли в руки его младшего брата Петра Вока, портрет которого находится тут же.

Петр Вок был вынужден продать за долги Чешский Крумлов императору Рудольфу II, а сам переселился в город Тршебонь. Поскольку и он был бездетным, после его кончины род Розенбергов пресекся.

Репродукция картины 19-го века, образцом которой является портрет Петера Вока датированый 1580 г. (Фото: Архив музея)Репродукция картины 19-го века, образцом которой является портрет Петера Вока датированый 1580 г. (Фото: Архив музея) Интересна история еще одного представителя рода Розенберг, жившего в XIII столетии, Завиша фон Фалькенштейна, портрет которого находится в этом же помещении. У Завиша был конфликт с молодым королем Вацлавом II, несмотря на то, что он был любовником матери Его величества. Даже не любовником, а мужем – отношения Завиша и Кунгуты были оформлены официально. После смерти матушки король уже мог расправиться со своим отчимом. Вацлав, замечу, поначалу относился к мужу матери чуть не ли с сыновьей любовью, но потом, когда тот женился снова и отбыл с супругой в Венгрию, по наущению советников, воспылал к Завишу лютой ненавистью. По возвращении в Чехию Завиш был пленен, и весть о его пленении подвигла господ с юга на восстание. Они даже захватили несколько крепостей, в том числе и город Пелгржимов. Всё это, разумеется, не могло остаться без ответа со стороны короля. Микулаш Опавский, командовавший королевским войском, возил Завиша в клетке. Перед воротами каждой крепости показывал его обороняющимся и угрожал казнить, если крепость не сдастся. Такая хитрость (кто-то наверняка скажет «наглость») позволила королевским войскам в течение короткого времени отвоевать не одно укрепление. И только защитники крепости Глубока не вняли угрозам Микулаша. Говорят, что сам Завиш кричал своему брату Витеку, руководившему обороной крепости, чтоб тот ни в коем случае не сдавался. Витек внял гласу брата, и Завиша действительно казнили на глазах у оборонявшихся.

Идем дальше, в зал, посвященный следующим за Розенбергами династиям, Эгенбергов и Шварценбергов. Помимо портретов, изображающих представителей оных родов, здесь же раскинуло свои многочисленне ветви и родословное дерево Шварценбергов. Вот портрет дамы с собачкой, Марии-Эрнестины фон Шварценберг, жившей во второй половине XVII века и в начале века XVIII. Дама эта являлась супругой Яна-Кристиана фон Эгенберга. Ее большая заслуга пред грядущими поколениями состоит, помимо прочего, еще и в обогащении здешней библиотеки. Некоторые особенно ценные экземпляры в этом зале представлены.

Фото: Архив музеяФото: Архив музея О туристах здесь неплохо позаботились: при входе в каждое помещение можно найти стойку с описанием экспонатов на многих языках, в том числе и на русском. В следующей комнате рассказывается о жизни последних владельцев из рода Шварценберг. Конец XIX-начало ХХ века, и экспонаты, соответствующие времени: вполне современные чернильницы, фарфоровые письменные принадлежности, солнечные часы, компас. И пишущая машинка, возможно, самого первого поколения.

Музей разжился и статуями святых, и даже репликой Святого Копья (копья Лонгина) конца XVIII века. Оригинал (вернее, то, что принято считать оригиналом) находится в венском Хофбурге. Картины, изображающие некоторые остановки Крестного Пути, были привезены сюда из часовни Святого Креста. Она находится здесь же, в Чешском Крумлове, в юго-восточной его части.

Не обошлось здесь и без многочисленных военных атрибутов: ружья, холодное оружие, кольчуги. Есть и небольшая совсем комнатка, на мой взгляд, удачно имитирующая монетный двор, только в миниатюре. Вот станок для чеканки монет, который использовали Эгенберги, а вот, собственно, и его «продукция», в том числе и талер XVII века с изображением Яна Олдржиха фон Эгенберга.

Фото: Архив музеяФото: Архив музея Спускаемся на пол-этажа ниже. Во время Первой мировой войны в замке размещался военный лазарет, и в музее есть небольшая экспозиция, подробно об этом повествующая. На одной из фотографий – пациенты лазарета, их здесь не менее ста, многие из них в форме австро-венгерской армии. Примечательно, что зал этот называется «Конец старых времен». Я было подумал, что имеется в виду послевоенный распад Австро-Венгрии, но меня смутили другие фотографии. На одной из них, к примеру, молодёжь приветствует президента Эдварда Бенеша. Именно согласно его декретам, Шварценберги лишились большей части своего имущества, в том числе и замка, в чреве которого мы сейчас и пребываем. Вот, оказывается, что подразумевалось под концом старых времен.

Но всё возвращается. И мы, сделав круг по музейным помещениям, вернулись к картине, на которой Витек делит наследство между сыновьями; и Шварценбергам что-то вернули согласно закону о реституции; и мы, уверен, еще не раз вернемся в Чешский Крумлов.