Прага кубистическая

 

— Здравствуйте, дорогие друзья! Вы, конечно же, скажете: «Давненько, Оля, мы не встречались в передаче «Моя Прага»!». Не буду спорить, друзья, действительно – давненько. Но пришло время наверстать упущенное, и сегодня мы отправимся на прогулку вместе с Кристиной Маковой, которую вы тоже, конечно, знаете. — Здравствуйте, дорогие радиослушатели, мне очень приятно, что мы снова можем рассказать вам что-нибудь интересное во время прогулки по красавице нашей Праге. — Мы не долго думали, куда же нам отправиться на этот раз. Скорее – мы долго выбирали, ведь в Праге столько всего интересного! Причем каждый раз не перестаешь удивляться – откуда берутся все новые дома, все новые легенды?

— Все очень просто, Оля, просто на самом деле, в Праге столько всего происходило на протяжении многих веков, сюда съезжалось столько безумцев и талантливых людей со всего мира, что теперь мы, в прямом смысле слова, разгребаем бабушкины сундуки, и ни конца, ни края всему этому не видно!

— Вот и замечательно, Кристина, я считаю! Ну, слово за слово, а мы практически дошли до места назначения нашей сегодняшней программы.

— Как уже сказала Оля, мы действительно долго выбирали, куда же вас сводить на этот раз. И вдруг нас осенило – за столько лет существования передачи, вам практически ни слова не было рассказано о настоящем феномене архитектуры, который родился именно в Чехии. Так что сегодня мы будем говорить об архитектурном кубизме, и только о нем.

— Да, Кристина абсолютно права. Этот замечательный и уникальный стиль родился именно в Чехии, и это действительно какое-то обидное недоразумение, что мы вам толком о нем не рассказывали. Лишь вкратце в одной передаче упомянули одну из его стадий – рондокубизм или дужковый кубизм.

— Вы, наверное, уже догадались, что речь в нашей передаче пойдет о начале 20 века, то есть, о том времени, когда кубизм господствовал и в изобразительном искусстве. Парадоксально, но в Чехии он наиболее ярко проявился именно в архитектуре. Тогда архитекторы, да и вообще художники стали задумываться о том, что новая форма появляется из нового содержания, а новое содержание возникает из нового жизненного видения.

— Ну, и немудрено. Мне кажется, что тогда, в начале 20 века как раз наставало время больших перемен. Всем уже порядком поднадоели классические образцы, душа желала чего-то нового и рвалась в бой.

— Ну, можно сказать, и в самом деле – в бой, потому что в новых исканиях можно узреть и элементы деструктивности, поскольку архитекторы стали отрицать всяческий роскошный декор и великолепие предшествовавшего стиля модерн, а стремились к созданию четких, чистых геометрических форм.

— Конечно, многие подумают – ну, в теории все мы сильны, а вот на практике? Да, архитекторы-кубисты тоже считали, что их будут уличать в спекуляциях, а потому не только заявили, что не планируют переносить живописные принципы кубизма прямиком в архитектуру, но и решили на деле доказать, на что они способны.

— Ты, Оля, совершенно права. Об этом нам говорят многочисленные проекты, которые как грибы после дождя стали расти в мастерских архитекторов. Как мне кажется, счастье, что некоторые из них остались лишь на бумаге. Например, проект на достройку Староместской ратуши, принадлежащий руке Йозефа Гочара. Он, скорее, напоминает какой-то замок из будущего, нежели реальность.

— Ну, помечтать-то тоже можно, кто же запретит. Но, зато, как мы можем видеть сегодня, кое-чему было суждено осуществиться. Как известно, еще в конце 19 века большим спросом в Чехии стали пользоваться так называемые «семейные дома». И по сей день спрос на них не только не уменьшается, но с каждым годом все растет. Кубисты тоже решили не отставать от моды, и вот результат – сейчас мы стоим как раз перед таким домом.

Вилла КоваржицаВилла Коваржица — Да, это кубистическая вилла Коваржица, которая стоит вот здесь на углу набережной Рашина и улицы Вниславова, буквально в нескольких шагах от Вышеграда – с начала 20 века. Если быть более точной, то она была построена по проекту архитектора Йозефа Хохола в 1912-13 годах. Кстати, а почему она называется виллой Коваржица, она что – построена по заказу этого человека?

— Ну, почти так. Как мы уже сказали, построена она была по проекту архитектора Хохола, но на личные средства, говоря сегодняшним языком, застройщика Бедржиха Коваржовица. Кстати говоря, возникла она на месте бывшего кирпичного завода, принадлежащего Шварценбергам. От него остался всего лишь фундамент причудливой формы, который архитектор Хохол умело и изобретательно использовал в своих целях.

— Ты знаешь, Оля, я всегда считала, что главный фасад дома, это тот, что мы можем видеть через эту великолепную, «изломанную» кубистическими линиями решетку, когда гуляем по набережной. И вот я недавно читаю в книге, что главный фасад, менее презентабельный, выходит на улицу Либушина, а нашим глазам с набережной открывается задняя часть здания.

— Действительно необычно… А я вот чем дальше смотрю на этот дом, тем больше он напоминает мне крышу платформы на Московском вокзале в Петербурге – все тот же серый, холодящий железобетон…

— Кстати говоря, архитекторы-кубисты задумывались не только о том, как выглядит здание, но и о его внутреннем пространстве. К сожалению, сегодня мы не сможем проникнуть внутрь здания, но достоверные источники гласят, что и в интерьерах этой трехэтажной постройки множество кубистических элементов.

— Но вообще-то, как мы можем заметить, людей, понимавших новое искусство было не так уж много, поскольку не вся Прага оказалась застроенной в стиле кубизма. Можно даже сказать, что архитекторы-кубисты работали для узкого, материально обеспеченного круга клиентов, которые полностью отдавались в руки архитекторов и нового направления и не требовали никаких компромиссов.

— Более того, архитекторы-кубисты старались и внутри «начинить» дом кубистическим предметами – от мебели до сервизов. И, надо сказать, им это неплохо удавалось. На базе мастерской «Артель» и «Пражских художественных мастерских» открылись настоящие цеха по выпуску предметов кубистического быта. Проектировщиками в них стали все ведущие архитекторы-кубисты и многие художники. Если кого-то заинтересуют эти предметы, то, конечно же, я могу посоветовать отправиться в Музей чешского кубизма или Пражский художественно-промышленный музей. Там всего этого сохранилось в избытке.

— Кстати, друзья, пока еще наша передача не подошла к концу, было бы обидно не заглянуть всего одним глазком на еще одну постройку, которая располагается неподалеку тут же на набережной. Вот мы и здесь – и перед нами так называемый кубистический тройной дом или же – семейный тройной дом Франтишека Годека, братьев Байер и Антонина Беллады. Его автором также является Йозеф Хохол при сотрудничестве с Франтишеком Годеком.

— Да, Оля, этот дом действительно привлекает внимание, особенно если подойти поближе. Все его элементы внешнего декора говорят нам о том, что построен он в стиле кубизма. Построен он был также в 1912-13 годах, так что тот недолгий период, когда Йозеф Хохол увлекался геометрическим кубизмом, нашел в нем полное выражение.

— Есть тут и еще один интересный элемент, помимо того, что этот дом состоит из трех домов. Под крышей на фронтоне среднего дома находится великолепный балкон, который украшен барельефом на тему «Песнь Люмира сидящей на троне Либуши» — то есть по мотивам чешской мифологии.

— Кстати говоря, обе постройки, о которых мы сегодня говорили, являются охраняемыми памятниками архитектуры.

— Ну, друзья, пожалуй, это все на сегодня. Мы надеемся, что это не последняя передача, посвященная чешскому кубизму, поскольку в Праге сохранилось еще несколько примечательных построек в этом стиле, о которых, разумеется, есть что рассказать.

— Поэтому мы прощаемся с вами до скорых встреч!

— С вами гуляли по кубистической Праге Ольга Васинкевич и Кристина Макова. Услышимся!

Фото: Оьга Васинкевич