Неразгаданные тайны Збирога (практика)

 

Сегодня в рубрике «За Прагой» мы снова отправимся в замок Збирог. Как мы вам и обещали две недели назад, с помощью хозяина замка Ярослава Пахи мы исследуем самый глубокий колодец в Европе, посидим в средневековой тюрьме и испытаем на себе мощную энергию разлома в скале.

Збирог (Фото: CzechTourism)Збирог (Фото: CzechTourism) Первым делом – колодец, о котором я начал рассказывать в предыдущей передаче. Под крики особо впечатлительных моих коллег по журналистскому цеху, подходим к краю колодца. Темно, и где-то о-о-очень глубоко можно различить тусклое отражение в воде. Как мы уже говорили, колодец наполнен водой, и поэтому добраться до шахты, которая отходит почти от дна в сторону, нет никакой возможности. По словам Ярослава Пахи, шахта не только заминирована, но и снабжена особо чувствительными датчиками, делающими тщетными любые попытки сапёров.

Каких только специалистов сюда ни приглашали: и американских, и израильских, но все в один голос утверждали, что начинать разминировать без риска, что как минимум половина замка разлетится на куски, нельзя. Всё дело в том, что никто не может точно сказать, каким образом взрыватели соединены друг с другом. Скорее всего, в качестве предохранителей немцы использовали особо чувствительные ртутные датчики, реагирующие на малейшее колебание воздуха. Но если, не дай Бог, произойдет землетрясение, взрыва не последует, потому как датчики будут трястись вместе с землей. На всякий случай, кабы чего не вышло, приняли решение оставить всё как есть, благо, вход в шахту надежно защищен водой. Кто-то из моих коллег обронил интересную фразу: «Самая страшная тайна этого колодца в том, что там ничего нет». Сам Ярослав Паха, к слову, тоже не верит, что там может находиться Янтарная комната или сокровищница попроще.

Должен сказать, что место это сырое, противное, и мы с большой радостью отсюда удаляемся. Но следующий пункт нашей с вами прогулки по замку не будет ничуть приятнее, ибо мы направляемся… в тюрьму. Слово Ярославу Пахе:

– В помещениях у входа коротала время стража. Вот здесь раньше был люк, закрывавшийся так, чтобы его невозможно было открыть снизу. На месте люка мы сделали ступеньки вниз – не в средневековье все-таки живем. Люк на всякий случай страховала еще и железная решетка – больше чем стопроцентная невозможность побега. В тюрьме не было (да и сейчас нет) ни одного окна, заключенные неделями и даже месяцами не видели дневного света и очень быстро теряли представление о ходе времени. И зимой, и летом температура примерно одинаковая – плюс 15 градусов. Ни о каких нарах, понятное дело, и речи быть не могло, в лучшем случае – горсть соломы. Должен сказать, что это была не совсем тюрьма, скорее камера предварительного заключения. Задачей карающих средневековых органов было выбить из узников необходимую информацию или добиться перевода имущества на кого нужно (как же мне это напоминает нынешние российские КПЗ! – Д.Л). Вместо щипцов и прочих орудий пыток – не менее мучительное заключение без лучика солнечного света. Палачи знали толк в своем неблагодарном ремесле.

После того, как узник во всем признавался и подписывал всё, что было нужно, его переводили в одну из камер наверху, там уже были окна. В этих камерах и проводили они остаток своих дней. Из шести представителей чешского дворянства, которых не казнили на Староместской площади после битвы на Белой горе 1620 года, в этих стенах умер один, остальных тюремный врач успевал отпускать умирать домой. Самое короткое время домашней предсмертной агонии – 14 дней, самое продолжительное – два месяца. Местный эскулап тоже, как мы видим, делал свое дело исправно. Лишь узник по фамилии Фюнфкирхнер оставил свою душу в этой тюрьме…

На мой вопрос о вместимости узилища хозяин Збирога ответил: «Сейчас сами узнаете». Что ж, хотим ли мы того или нет, а спуститься в тюрьму придется. Десяток-другой шагов по винтовой лестнице, и мы оказываемся в середине небольшого помещения. Ярослав Паха, между тем, продолжает:

– Может, и небольшое помещение, но двенадцать человек оно в свое время вмещало. Узники были прикованы за ноги цепями к скале, двигаться они могли максимум на один метр в сторону. Вот так и сидели и полулежали они здесь в томительном ожидании прихода своих палачей. Те особо не церемонились и допрашивали заключенных в присутствии остальных. Только себе представьте: почти полная темнота, вы не знаете, день ли сейчас или ночь… я полностью уверен в том, что максимум через неделю каждый признавался даже в том, чего он не совершал, и докладывал то, о чем и представления не имел.

С тех времен остались оковы для рук и ног, на потолке – крюк, к которому некоторые оковы крепились, на полу – деревянные колодки… Остальные приспособления были привезены несколько лет назад, дабы представление об этом страшном месте было наиболее полным.

– Представьте себе, среди гостей нашего замка находились и такие, кто хотел провести здесь ночь. Мы им выдавали небольшой химический туалет и сухой паёк, выключали свет и приходили за ними только утром. Все они потом говорили, что это было ужасно: моментально окутывает депрессия, то и дело слышны странные звуки, кажется, что вокруг бродят призраки. На самом деле это так работает скала, она ведь ни на минуту не останавливается, находится в постоянном движении. Давайте, лучше отправимся в место с положительной энергетикой, в наш эрмитаж, где в свое время любили проводить время сотрудники штаба СС, место, где скала обнажает широкую щель глубоко внутрь Земли. Мы приглашали многих специалистов, и все они подтвердили, что энергия из этой щели так и прет наружу…

В эрмитаж, сиречь место уединения эсэсовцев, мы спускаемся по очень крутой каменной винтовой лестнице, еще более крутой и более длинной, чем та, что ведет в тюрьму. Сейчас этот, назовем его так, подвал использует для хранения и дегустации вин.

– Обратите внимание, вы встали в круг, и никто из вас не идет внутрь вашего круга. Это неспроста, потому как именно из центра этого помещения и выходит сгусток энергии. 99 процентов наших гостей автоматически становятся в круг и внутрь его не идут! Стоит только приблизиться к центру, как вы со временем почувствуете легкое волнение воздуха, который как бы проходит сквозь вас.

Забавное, наверно, зрелище со стороны: все, словно в каком-нибудь таинственном ритуале стоят вокруг, протянув к центру руки. Тепло слегка чувствуется, но я, признаться, ожидал большего. И снова слово хозяину замка:

– Здесь мы часто устраиваем свадьбы, только в этом году планируется около семидесяти пар брачующихся. Как правило, на одном празднестве насчитывается от шестидесяти до ста человек. Бывают свадьбы скромные, а бывает, как правило, у русских, более пышные, к примеру, с доставкой жениха и невесты на вертолёте или на очень дорогих машинах. Были, помнится, всего четыре человека, но за четыре ночи они оставили здесь миллион крон (более сорока тысяч евро). Но случается и по-другому: двадцать человек укладываются в пятьдесят тысяч крон, ровно в двадцать раз меньшую сумму.

В замке я встретил знакомого вам по другим нашим передачам Николая Салатова, исполнительного директора российской туристической компании «Дарим Вам Мир», фирмы, которая сюда регулярно и в больших количествах возит туристов. Попробуем его расспросить:

– Николай, насколько на вас произвели впечатления помещения, скрытые от глаз туристов?

– Я знаю этот замок уже лет семь, с тех пор, как пан Паха стал его новым владельцем. На моих глазах Збирог реконструировался и приобретал тот вид, который он сейчас имеет. Несмотря на то, что замок я знаю хорошо, каждый раз, когда я сюда приезжаю, я нахожу для себя что-то новое, необычное, узнаю новую легенду, новую историю. Этот замок таит в себе еще очень много секретов.

Спасибо Николаю, ну, а мы уже направляемся в корчму. Пусть то, что там будет происходить, останется для вас еще одной тайной замка Збирог.