Непростая судьба Пороховой башни

 

Все-таки Прага – город удивительный! Живет здесь человек несколько лет кряду, и кажется ему, что все он уже повидал, и ничем его не удивить. А между тем, судьба иногда заводит его в такие места, когда город открывается в совершенно новом облике, и, в который раз, с трудом сдерживаешь эмоции, чтобы не воскликнуть – Прага, ты великолепна!

Праховая башня (Фото: CzechTourism)Праховая башня (Фото: CzechTourism) Наверное, те из вас, кто любит путешествовать, согласится со мной – 50 % восторга от города зависит от того, кто вас в нем сопровождает. Вот так, нежданно-негаданно встретила я прекрасного человека и талантливого пражского экскурсовода Марту Земанову, которая показала мне Прагу с еще одного великолепного ракурса, а также поведала мне о месте, мимо которого я прохожу практически каждый день, но мне даже в голову не приходило, как оно занимательно. И, конечно же, волею судеб, оно связано с периодом готики, о котором мы беседуем нынче в наших передачах.

«Сейчас мы с вами находимся в здании Пороховой башни или же Пороховых ворот. Возможно, первым вопросом будет, почему эта башня называется Пороховой? Ответ такой, что в 18 веке в ней находился склад пушечного пороха. Ее история очень древняя, и ее можно рассказывать со времен 13 века, когда Старый город, его городская Дума решила построить укрепление вокруг города. Тогда была построена крепостная стена с оврагом и несколько башен. А на том месте, где сейчас находится Пороховая башня, сначала располагалась башня, которую сначала называли Горскими воротами. Отсюда вела дорога в город Кутна Гора, где в 1300 году были найдены большие залежи серебра, и там выпускались так называемые пражские гроши – наши новые деньги».

Фото: Ольга ВасинкевичФото: Ольга Васинкевич Надо заметить, что ворота эти были не одни, в целом комплексе их было семь. Однако, их слава не продлилась долго, потому что в 1348 году император Карел IV основал Новый Город, который окружил Старый Город, и, конечно же, получил новое укрепление. Поэтому старые укрепления, в частности, Пороховая башня, постепенно потеряло свою значимость. И стояла башня в запустении до тех пор, пока в 1383 году, о чем мы вам уже рассказывали в наших предыдущих передачах, король Вацлав IV не перенес свою резиденцию из Пражского Града в Новый Город. Несмотря на всю значимость башни, король не слишком-то о ней заботился, и со временем она настолько обветшала, что ее стали называть «ободранной», и в результате ее снесли. В королевской резиденции в Новом Городе успело пожить несколько королей.

Самым важным из них был Иржи, или Георгий из Подебрад, которого называли «королем гуситским». В период его правления в городе появилось несколько замечательных построек – первых со времен гуситского революционного движения. Однако, король Георгий не дождался новой башни, он умер в 1371 году, и на его место пришел Владислав Ягеллонский из польской династии.

Фото: Ольга ВасинкевичФото: Ольга Васинкевич «Важно с исторической точки зрения и то, что король был королем католическим, а Прага, Старый город тогда был утраквистским, то есть гуситским. Поэтому было необходимо успокоить беспорядки, и город решил возле королевской резиденции создать вместо первой башни – новую. Первый камень в основание новой башни положил сам Владислав. Строили ее с 1475 года, но вскоре король решил, что ему необходимо жить среди дворянства, а не среди мещан, посему он покинул королевский дворец и перенес свою резиденцию на прежнее место, где с самого начала чешской истории жили князья и короли. Он вернулся на Град, а башня осталась недостроенной, потому что в продолжении ее строительства уже не было необходимости. Постройка получила простую крышу, но основная каменная часть была достроена».

Ну и конечно же, какой рассказ о постройке, если не упомянуть о ее архитекторах. К счастью, их имена в период готики, в отличие от романского периода, история уже сохранила для нас. Первым архитектором Пороховой башни стал Магистр Вацлав, который проработал над ее строительством несколько лет. Вслед за ним пришел его ученик Матей Рейсек. Как часто бывает, ученик превзошел учителя, и вскоре уже сам руководил строительством. Именно руке Матея Рейсека принадлежит множество занимательных деталей, мелких украшений – консоли, фиалы, своды – все это его работа. По окончании строительства он исчезает из Праги, но остается в стране.

Праховая башня и Муниципальный дом (Фото: CzechTourism)Праховая башня и Муниципальный дом (Фото: CzechTourism) Позднее Матей Рейсек работал над постройкой собора Святой Варвары в городе Кутна Гора, а между тем, по всей вероятности, принимал участие в строительстве замка Кршивоклат. После этого Пороховая башня вновь утрачивает свое значение. В 18 столетии здесь располагался склад пушечного пороха. Прусская осада Праги в 1757 году очень повредила экстерьер башни, но, к счастью, наступает 19 век. Здесь мы должны забежать немножко вперед с точки зрения развития художественных стилей, но без этого невозможно было бы в полном масштабе оценить ту постройку, которую мы видим сегодня.

«Век начала романтизма, где художники всех отраслей стали с ностальгией смотреть на средневековое искусство. Сначала такое воодушевление было действительно в романтическом духе, а потом это уже стало приказом времени – вернуться к готике. Тогда группа архитекторов во главе с Йозефом Мокером, который реставрировал очень деликатно, подробно и с большим уважением к этим памятникам старины, приступила к реставрации башни. Все, что можно сохранить, было сохранено, остальное было снято, и были сделаны точные копии. Так что мы здесь – трудно сказать, к счастью или к несчастью, — но видим иллюзию того, как выглядела Пороховая башня с самого начала. Хотя, необходимо признать, что готический дух в 19 столетии уже исчезает. Но, Слава Богу, что мы может хоть таким образом, благодаря этим архитекторам, видеть это здание».

Фото: Ольга ВасинкевичФото: Ольга Васинкевич Конечно, наш рассказ о Пороховой башне был бы неполным, если бы мы не упомянули о ее интерьерах. Сейчас уже довольно сложно говорить о символике всех деталей, однако, на первом уровне башни вам непременно бросится в глаза свод в форме звезды. Этот профиль ребер уже является позднеготическим. Тем не менее, здесь нужно упомянуть о том, что первой инспирацией для Магистра Вацлава стала предмостная башня на Карловом мосту, созданная Петром Парлержем.

Если мы обратим внимание на внутренний декор башни, то увидим фигуры, украшающие консоли. Это было популярным архитектурным элементом уже в романском стиле. Однако, здесь мы видим, что ребра свода уже не опираются на эти фигуры, а они являются чисто декоративными элементами. Кого представляют эти фигуры, мы можем только догадываться. Однако, сейчас вас, как и меня, ожидает небольшой сюрприз – оказывается, у башни имеется следующий уровень!

Фото: Ольга ВасинкевичФото: Ольга Васинкевич «Сейчас мы с вами попали на третий этаж башни, который создан в том же стиле. Здесь немножко другая форма сводов, но опять, же в форме звезды, с гербами. В центре видна буква W, то есть Владислав – по-польски. Виден герб Праги, орлы Моравии и Силезии, а также герб Старого города. Что касается витражей в окнах, то невозможно даже предположить, чтобы здесь сохранился хоть кусочек стекла с того периода поздней готики. Все это – дело 19 столетия. Здесь интересно, опять же, обратиться к фигурам, которые смотрят на нас: женщина с овечкой, там, вероятно – монах с книгой, ангел с лентой, фигура, играющая на мандолине.

Но, что касается тектоники в архитектуре романской или раннеготической, там действительно головы капителей несут своды, они действительно являются элементом архитектурным, тектоническим. А здесь ясно видно, что это не так, что они «летят», что на них ничего не опирается. Так что это элемент поздней готики, который свидетельствует о том, что время меняется, что не нужны такие элементы для того, чтобы подпирать своды».

Фото: Ольга ВасинкевичФото: Ольга Васинкевич Вообще, в том, что касается архитектуры конца 15 – начала 16 века, существует значительное различие в творчестве разных архитекторов. Например, если посмотреть на то, что создавал Матей Рейсек и Бенедикт Рейд на Пражском Граде. Рейсек – архитектор мещанской среды, он чрезвычайно заботился о деталях. Напротив, Бенедикт Рейд – художник, творивший с большим размахом. Это подтверждает Владиславский зал, который мы с вами уже посещали. В нем не покидает ощущение обширного пространства, но, напротив, практически отсутствуют детали. Итак, на этом наша передача подходит к концу, и, будем надеяться, что мы еще обязательно встретимся с нашим замечательным гидом.

Рубрика впервые вышла в эфир 24 февраля 2011 г., сегодня вы слышали ее репризу.