Птичий Хаус

 

Сегодня мы начинаем долгий и увлекательный визит на пражскую спасательную станцию для животных, которую содержит одна-единственная семья энтузиастов. Здесь мы найдем – малышей-ежиков в специальном обогреваемом помещении (потому что они не накопили еще достаточно жира, чтобы самостоятельно пережить зиму), змей, куницу, но самое главное – огромное количество птиц. От любимицы хозяина совы Руженки до язвительного стервятника Ахмеда. От сокола, которому град выбил глаз и до голубицы, которая попала под машину, когда ее выпустили — на счастье – во время свадьбы. Станция открыта для общественности. И мы гуляем по ней в сопровождении хозяина станции Петра Коломазника.

Фото: dravci-sovy.hyperlink.czФото: dravci-sovy.hyperlink.cz Мы попали на станцию в воскресенье, но Петр Коломазник уже долгие годы не знает, что такое – воскресенье. Во время разговора с нами он отвечает на телефонный звонок, озабоченно кивает и срочно уезжает спасать очередного лебедя.

— У станции, я так понимаю, есть время работы, или вы открыты нон-стоп как травмопункт?

— Мы на телефоне и готовы принимать зверюшек 24 часа в сутки. Ночных выездов у нас немного, но бывают. Мы чередуемся, чтобы диспетчер не вел в это время, например, школьную программу. Удержать в приличном состоянии этот участок — чего стоит только одна покоска травы – для этого нужна вся моя семья, плюс бригадники по вызову.

Речь идет о спасательной станции для животных-инвалидов или животных, оказавшихся в беде – животных, которые не могут выжить без помощи человека. Несмотря на то, что мэрия финансово способствует функционированию спасательной станции, очень многое семье Коломазников приходится оплачивать из своего кармана.

Фото: dravci-sovy.hyperlink.czФото: dravci-sovy.hyperlink.cz — Мы получили официальный статус, и мэрия дает нам деньги на эксплуатацию станции. Подчеркиваю, что — только на эксплуатацию, и этого все равно недостаточно, нам нужны еще инвестиционные вклады. К сожалению, по закону Прага как один из самых богатых регионов в Европе, не может использовать фонды ЕС для охраны природы. Не знаю, кто это решил, какой-то товарищ из Брюсселя. Так что мэрия должна отрывать деньги от себя, а делать этого не хочет. Все что здесь мы реконструировали, это все мы сделали вот этими руками, в свое свободное время и на собственные деньги. Не-пражские станции подобного типа могут получать на это деньги из различных фондов, миллионы крон! А мы на нуле — а нам нужно все постоянно обновлять.

Территория – большая. Здесь помещается и карантинная часть, и больница, и питомник, где звери размножаются, и отделение для здоровых особей, которых Коломазники тренируют для различных развлекательно-образовательных программ.

— Как вы находите всех этих зверюшек?

Фото: dravci-sovy.hyperlink.czФото: dravci-sovy.hyperlink.cz — У нас есть Интернет-страницы, там указан телефон, куда можно звонить, если вы нашли раненое животное. Наш телефон есть и в городской полиции. Мы проводили опросы в школах и спрашивали детей: «Что вы сделаете, если найдете существо, которое очевидно нуждается в помощи?». Все ответили – «Позвоню в полицию». А полиция уже связывается с нами. Как правило, люди, которые нашли нас через Интернет, звонят и говорят: «Час назад мы ехали там-то и там-то, и видели какое-то сбитое животное на дороге. Спасите его!». Еще через час я приезжаю на другой конец города, в Чаковице, или Черны мост – 60 километров еду, а животное уже куда-то уползло, отбежало или вовсе сдохло. Это просто лишняя работа, у нас бензин на счету, поэтому еще раз всех прошу – возьмите животное в коробку, мы за ним приедем.

Многие попадают сюда после удара, например, о стекло, о стену. Через час, когда они приходят в себя, их отпускают. Это легкие случаи. А бывают серьезные переломы, и тогда звери остаются на станции на недели, на месяцы… Самое свежее поступление – лебедь, которого нашли на мосту. Птичка летела через Влтаву, наткнулась на провод и повредила себе лапу. Петр с сожалением пожимает плечами:

Фото: dravci-sovy.hyperlink.czФото: dravci-sovy.hyperlink.cz — У него вывихнут сустав, он совсем не может стоять на этой ноге. Такой красивый лебедь, больше ничего, кроме этой лапы, его не беспокоит…

А это просто голуби. Знаете, почему они здесь оказались? У людей свадьба, и они хотят следовать какой-то дурацкой традиции и выпускать красивых белых голубей, только это такие голуби, которых разводят в вольерах, а потом на свадьбе их просто берут и отпускают. Голубь отлетит на пару метров, упадет, и что дальше? Больше его судьба никого не интересует. Он упадет на дорогу, и его переедет первая же машина. Это просто деспотизм издевательство над беззащитным животным, которое нужно по закону запретить. Вот еще одного принесли…

— А я думала, что на свадьбах используются обученные почтовые голуби…

Фото: dravci-sovy.hyperlink.czФото: dravci-sovy.hyperlink.cz — Нет-нет, вы же видите — это пухлые мясистые голуби, которые едва умеют использовать крылья. Такое вот свинство.

Ряд животных приходится усыплять, потому что ухаживать за ними здесь – не имеет никакого смысла, это только страдание и пытка для них.

— Очень часто у нас – птенцы. Больше всего – сотни – птенцов пустельги. Каждую весну. Это самая распространенная хищная птица (после канюка) на территории Центральной Европы. Птенцов надо научить добывать себе пропитание, а детенышей охотничьих птиц – охотиться. Потому что когда птенец подрастет, научится использовать крылья, но не будет уметь охотиться, его тоже нет смысла отпускать на волю – в дикой природе он умрет от голода. Видите там такой ящик? Это специальное устройство для отпускания птенцов пустельги. Туда мы помещаем птенцов, которые не умеют летать. Открываем дверь и они скачут на другую крышу, на дерево, но потом возвращаются туда, потому что там у них есть еда. Кормим мы их примерно два месяца. Они к тому времени уже вовсю летают, гуляют, учатся, но все равно возвращаются – поесть. Потом уже не возвращаются. Это сигнал, что они вернулись в природу. Некоторые погибают, конечно, но такова жизнь. В дикой природе выживает один детеныш из десяти, так что жизнь у них совсем нелегкая. У нас этот процент – еще ниже. Природа – жесткая. Если животное как следует не подготовлено, у него нет шансов.

Фото: dravci-sovy.hyperlink.czФото: dravci-sovy.hyperlink.cz Процесс обучения птенцов, а тем более – соколиная охотничья выучка – весьма сложен, и Петр рад переложить эти заботы на птиц постарше. Когда первый отряд подрастает, он запускает в ящик новую партию, младших, к тому времени старшие уже могут иногда словить и принести кобылку, мышку, и младшие у них учатся.

— Смысл спасательных станций – не аккумулировать здесь животных, а благополучно возвращать их в природу. Неписаное правило – если животное нельзя вернуть в природу по разным причинам, и ему остается только жить в неволе, в руках человека, то у него есть несколько вариантов. Если оно имеет ценность экспозиционную (красивое), образовательную (поддается дрессировке) или популяционную (редкое), мы его оставляем, а если нет – усыпляем. Только правобережная половина Праги в год принимает тысячу животных. Если бы мы их всех здесь собирали, вы можете себе это представить? Само собой, мы можем сделать так, что животное выживет. Но его жизнь должна быть полноценной, иначе толку нет. Какой смысл в птице без крыла? Без ноги? В природе такое существо тоже не выжило бы.

— Возможно, такую птицу кто-то захотел бы взять себе? Вы не предлагаете?

Фото: dravci-sovy.hyperlink.czФото: dravci-sovy.hyperlink.cz — Есть, есть такие люди, но их немного. Как правило, мы отдаем людям таких животных, которые физически в порядке, но из-за того, что очутились в человеческих руках в слишком нежном возрасте, без них уже не выживут, потому что у них происходит так называемый сексуальный импринтинг на человека.

— Сексуальный?

— Да, так говорил Конрад Лоренс, выдающийся австрийский ученый, лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине, основоположник науки о поведении животных – этологии. Проблема там в том, что птица может быть здорова, может даже научиться добывать себе пищу, она выжила бы! Но никогда не создаст пару с птицей своего вида, потому что сексуально ее привлекают только люди. В природу им нельзя.

При нашем приближении красавец-орел начинает волноваться и бить крыльями, издавать гортанные звуки в адрес хозяина. Так вот он какой – сексуальный импринтинг!

— Здоровых, но психологически зависимых – люди, мне кажется, брали бы? Разве нет к ним интереса?

Фото: dravci-sovy.hyperlink.czФото: dravci-sovy.hyperlink.cz — Как правило, это пустельга, а заботиться о ней совсем нелегко. Специальное оборудование, специальное меню, свежее мясо, постоянный контроль ветеринара. К тому же, многие из них охраняются законом, некоторые – просто, некоторые – особо, так что все это не так легко, как вы себе представляете.

Мы продолжим знакомиться с питомцами семьи Коломазников. В следующем выпуске вы узнаете, например, азы птичьего языка и причину, по которой самые глупые из хищных птиц – совы – считаются символом мудрости.

dravci-sovy.hyperlink.cz