Полосатый депозит

 

«Хорошо ли живется в Чехии кошкам?» – такой вот короткий, но вместе с тем непростой вопрос нашли мы намедни в нашей редакционной почте. Ответить на него однозначно невозможно. Но многое можно понять, послушав репортаж Димы Лычёва, сделанный в небольшом кошачьем приюте, затерянном в деревеньке в самом сердце Средней Чехии.

С Барбарой (Барой) Колмановой я познакомился одиннадцать с лишком лет назад. Когда в моей голове окончательно оформилось желание завести кота, я разослал мейлы по всем известным мне кошачьим приютам. Единственной, кто ответил, и была Бара. Она была настолько любезна, что сама выбрала котёнка и даже привезла его мне на дом. Так и появился в моем доме кот по имени Товарищ Коцман. Наши постоянные слушатели не дадут мне соврать: пару раз он уже успел «засветиться» в передачах Радио Прага. Вот так мы с Барой, волонтёром из неправительственной организации из города Мнишек, и познакомились.

Намедни я воспользовался ее приглашением и отправился в небольшую деревеньку неподалеку от города Бероун, что в часе езды от столицы. В обычном жилом доме нашли приют около десяти кошек. Милая хозяйка по имени Алча отвела чуть ли полдома под кошачье царство. Подобные подразделения обществ любителей кошек называются в Чехии депозитами, более точное название – карантин. Как правило, в них находятся животные, которые по разным причинам не могут быть выпущены на свободу. Добрые люди содержат кошек за свой счет и ждут, когда найдутся другие добрые люди, желающие обрести усатого-полосатого друга. Ждать порой приходится годами. Не все, увы, дожидаются.

– Бара, я знаю, что подобные «депозиты» есть не только в деревнях по всей стране, но даже и в городских квартирах. Но в вашей общественной организации наверняка ведь есть и нечто типа центра?

– Наша «база» расположена неподалеку от города Мнишек-под-Брды. Мы уже закончили строительство уличной вольеры, готовы и другие – более просторные – помещения. Найдется там место и самым маленьким, тем, которых еще нужно кормить из бутылки или при помощи шприца. Там же находятся и израненные кошки, которым пока нельзя выходить на улицу. Есть, наоборот, и самостоятельные кошки-мышеловки. Сейчас, когда среди пражан существует тенденция оставлять свои городские квартиры и переселяться в деревни, и у этих кошек существует шанс обрести новых хозяев.

– Вот этот милый котик с одним глазом, поди, натерпелся в своей жизни немало…

– Его зовут Čumák (на русский можно перевести как «Мордаха» или «Носик»), родился он уже здесь, в доме у Алчи, у больной кошки, которая не хотела о нем заботиться. Мы его вырастили, кормили через шприц. Позже выяснилось, что у него большие проблемы со здоровьем, и нынче он на строгой диете. Помимо этого, у него обнаружили глаукому, и сейчас у него только один глаз. Мы его закрываем на ночь в клетку, и даже не столько потому, что остальные могут его обидеть. Просто остальным отчего-то очень нравится его диетическая пища, и если б мы его не изолировали, они бы всё сожрали.

– Каким образом попадают к вам кошки?

– По-разному. Если взять только последнюю неделю, получается много всего. Час назад звонили из Бероуна, нужно ехать забирать котика, которого видели хромающим у пекарни. Сегодня около полудня привезли кошку из первого после Бероуна поселка. Сидела у дороги, выглядела очень растерянной, отчего возникло подозрение, что она могла как-то пострадать от машины. В конце минувшей недели звонили пожарные, нашедшие кота в моторе одной из машин. Его, к сожалению, спасти не удалось, слишком уж глубокими были раны. А еще нашли одиннадцать котят, совсем еще маленьких, как мы говорим, «бутылочных», кормить их пришлось из бутылки, в ладони умещались. Там была еще и взрослая кошка, но не их мама, мы договорились с хозяином дома, около которого нашли это семейство, что кошку мы стерилизуем и привезем обратно. Это всё, повторюсь, только за последнюю неделю.

– А как люди узнают номер вашего телефона?

– За последние десять лет наш номер осел во многих записных книжках. Это не только городская полиция, пожарные, но и ветеринарные лечебницы, и простые обыватели. Когда в лечебницы приносят кошек с улицы, ветеринары просят приехать нас. Не далее как две недели назад звонили из ветклиники в городе Пршибрам, просили забрать котенка, найденного в мусорном контейнере. Медсестра попалась чуткая, взяла его на день к себе домой, отдала нам его только вечером. Мы же все на работу ходим, а то, что мы делаем здесь – это наше хобби, за которое нам никто не платит.

– И откуда же, позвольте осведомиться, вы берете деньги на корм, гигиену и прочее?

– Это большая наша беда. Чем-то помогают администрации населенных пунктов, но только в самых неотложных случаях. Большая проблема – дачные поселки, в которых администрации как таковой нет. У нас нет крупных спонсоров, живем мы в основном за счет пожертвований от простых людей. Есть у нас и небольшой магазинчик, где мы продаем разные нехитрые приспособления и игрушки для кошек, сделанные руками наших добровольцев. Что-то продается и через интернет, наши девочки посещают различные выставки и благотворительные акции, но всё это покрывает лишь незначительную часть наших расходов. Увы, далеко не все.

– Государство, как я понимаю, не особо помогает?

– Государственной помощи как таковой нет, наша система этого не позволяет. Разве что за исключением грантов, но гранты выделяются на конкретную акцию, к примеру, на кастрацию, да и то только в определенном ареале. Если животное поймано в городе или деревне, определеннную сумму на его содержание и лечение должна выделять администрация этого населенного пункта, но, повторюсь, часты случаи, когда кошки попадают к нам из бесхозных мест. Вот, к примеру, недавно мы нашли коробку с котятами около магистрали, между деревней и прудом. Нередки и случаи, когда котят оставляют на местах отдыха при магистралях. Или классика – котята из леса. На кого мы можем «повесить» лесных котят?

– Такое положение только у вас, или же оно одинаково у всех подобных общественных объединений?

– Думаю, все общественные организации, подобные нашей, сталкиваются с финансовыми проблемами. Мы, знаете ли, никогда не задумываемся, выгодно ли нам бывает забирать кошку себе, сможет ли потом кто-нибудь что-нибудь за нее дать. Возьмем вот этого нашего одноглазого питомца. Нам и в голову не пришло думать о том, стоит ли тратить деньги на дорогостоящие операции, мы ему их просто сделали и всё. Я даже знаю, что он не проживет долгую жизнь, максимум 7-8 лет. Мы не собираемся усыплять его только потому, что дорого выходит его содержать. Посмотрите, какой он веселый, милый и довольный жизнью!

– Что правда, то правда! Когда у вас больше всего забот?

– Это зависит от времени года. Январь, февраль, март – более-менее спокойно, не считая, конечно, кастрации бродячих кошек с последующим их возвратом на то место, где их поймали. Апрель, май и июнь – серединка на половинку. Июль, август – тут уж цирк во всей своей красе, ну а осень… осень мы всегда переносим очень тяжело. «Весенних» котят люди еще кое-как пристраивают, раздают родственникам и друзьям, с «осенними» же всегда сложнее: они и слабее, да и по количеству их получается намного больше. Люди возвращаются домой из дачных поселков, нередко оставляя прирученных за лето кошек. Сентябрь, октябрь и ноябрь – самые хлопотные месяцы. Прирост котят прекращается с первыми заморозками. Жестоко, но это так. Декабрь – месяц спокойный, ну и потом всё начинается сначала. Но у нас есть три месяца для того, чтобы передохнуть и доделать то, что не доделали за год.

– Я знаю, что подсчитать точное количество кошачьих богоугодных заведений невозможно, потому как небольшие приюты находятся в частных владениях и никакой официальной регистрации не требуют. Я поставлю вопрос иначе: каких приютов больше, кошачьих или же собачьих?

– Кошачьих намного меньше, чем собачьих. Приюты для собак, по идее, должны финансироваться из денег граждан, так же, как, например, уборка мусора. Приюты подразделяются на городские и частные. Последние находятся в руках частных фирм, ими же они и финансируются. Приютов для собак и должно быть больше, сами понимаете, бродячая собака – это проблема более серьезная.

– Кошачьи приюты разбросаны по стране более-менее равномерно? Или же на карте есть пустые места?

– В Праге – несколько приютов, даже есть один под патронажем городской администрации, в Мехолупах. И, конечно, есть приюты, закрепленные за неправительственными организациями. В предместьях столицы ситуация сложнее, в среднем, приюты для кошек попадаются каждые 40-50 километров. В Моравии, и в особенности в северной ее части, мы не найдем приютов вообще. Там ведь в основном деревни, а в деревнях «кошачьи» проблемы всегда решались иначе.

– Я даже не хочу уточнять, как… Все ваши сотрудники – добровольцы, работающие на общественных началах?

– У нас нет сотрудников на ставке, мы не можем себе этого позволить. Помещения для приютов предоставляют хозяева квартир и домов, они же и заботятся о животных, покупая на свои средства корм и другие материалы, необходимые для комфорта кошек. Не говорю о расходах на дезинфекцию, электричество и так далее. Конкретно здесь всё это оплачивает Алча. Наша огранизация может лишь оплатить услуги ветеринара и иногда – расходы на транспортировку животных.

– На этом, мы пожалуй, и прервемся. С тем, чтобы в следующей передаче снова вернуться в деревенский домик, половина которого находится во власти мяукающей усато-полосатой братии.

Фото: Дима Лычёв

 
 
 
Комментарии

Комментариев пока нет. Будьте первым.

 
 
Оставить комментарий
 

You must be войти to post a comment.