Ждем, пока Минздрав одумается

 

Реформы здравоохранения, которые символично вступили в силу с 1 апреля, настолько непродуманны, что их осуждают даже те, кто ранее ратовал за них. Остановимся на новинках, которые касаются детей.

Фото: Европейская комиссияФото: Европейская комиссия По новым правилам, без согласия родителя можно проводить лишь неотложную помощь. Гораздо проблематичнее норма, согласно которой, при операции, которая может «существенно негативно повлиять на здоровье ребенка», необходимо письменное согласие обоих родителей. Большинство юристов от здравоохранения трактуют это как практически все вмешательства, включая необязательные прививки. Минздрав «имел в виду» только самые рискованные процедуры, вроде химиотерапии, трансплантации органов или ампутации, но в тексте закона об этом не говорится. Об этом говорится только на веб-страницах министерства.

Это привело к тому, что отныне врачи сами будут решать, требовать ли согласия обоих родителей, и в каких случаях. В факультетской больнице Брно собираются требовать такого согласия и при удалении аденоидов и анализе крови. С условием, что один родитель принесет нотариально заверенную доверенность от другого родителя. А вот Павел Неугебауэр, председатель Союза детских и подростковых терапевтов. Собирается действовать строго в рамках закона. Если он не получит подписи обоих родителей перед прививкой от клещевого энцефалита, он обратится в суд с просьбой назначить ребенку (до 18 лет) опекуна.

Далее, доктора решают, как быть, если один из родителей вне зоны доступности или оставшийся родитель с ребенком о нем ничего не знает, либо он просто не в состоянии поставить подпись. К тому же, по новым правилам, если ребенок понимает ситуацию и может высказаться, то врач обязан спросить его, хочет ли вмешательства в свое состояние. Попробуйте спросить пятилетнего ребенка, не против ли он удаления гланд у себя. И попробуйте спросить это у его папы, который давно не разговаривает с мамой.

Роман Флашар, председатель гражданского объединения «Доктора за реформы» считает, что в этом вопросе Минздрав не подумал, но не считает, что происходит что-то страшное. Ведь всегда можно провести еще одну реформу на деньги налогоплательщиков.

— Мне кажется, что министерство в этом вопросе немного переборщило со щепетильностью, и что практика покажет, что это нереально. Это всего лишь вопрос времени. Потому что если, например, отец должен будет выдавать доверенность каждый раз, когда мать ведет ребенка к врачу, это теряет всякий смысл, и министерство само это со временем поймет.

— Это хорошо еще, если отец такую доверенность выдаст. А ведь может и не дать, особенно если речь идет о неполных семьях, где родители разведены и находятся не в лучших отношениях.

— Конечно, я понимаю проблему. Отец в любом случае не станет ставить под угрозу здоровье своего ребенка, и доверенность подпишет. Другое дело, что речь идет о пустой формальности, в которой нет логики, и она добавляет бумажной работы. Я думаю, что это немного не продуманный шаг, но – такова жизнь. Минздрав вернет этот пункт обратно, когда убедится в том, что он не работает.

Минздрав, который родился не вчера, а позавчера, и не в постсоциалистической стране, а где-нибудь в Норвегии, может и вернет этот пункт назад, но только после бурных протестов родителей и профсоюзов.