Сперма, предъявите ваши документы!

 

Чехия остается одной из немногих стран Европы, где действуют очень либеральные законы о донорстве спермы и яйцеклеток. Врачи и их пациенты данной ситуацией довольны. Однако парламент страны готовится рассмотреть закон, запрещающий анонимное донорство. Почему депутаты считают, что такой закон нужен, а врачи уверены, что он не приведет ни к чему хорошему?

Иллюстративное фото: isifa / Science Photo Library / John Meyer / Custom Medical Stock / Science Photo LibraryИллюстративное фото: isifa / Science Photo Library / John Meyer / Custom Medical Stock / Science Photo Library Многие уверены, что все европейские страны – это оплот либерализма и чуть ли не полной свободы. Однако это далеко не так. Есть вопросы, по которым в определенных государствах ЕС действуют достаточно жесткие правила и нормы.

К темам, вызывающим наибольшие споры, которые в результате приводят к запретам или регулированию, относятся донорство спермы и яйцеклеток, искусственное оплодотворение, суррогатное материнство. Больше всего запретов — в странах, где церковь обладает большим влиянием. А также странах, где сильны правые, то есть консервативные, партии.

Одним из главных борцов за то, чтобы в Чехии были изменены правила такого донорства, является депутат Итка Халанкова. По профессии она – детский врач, в парламенте представляет партию ТОП 09, которую возглавляет Карел Шварценберг. Она — первый гость нашей программы. Второй гость – это главный врач Центра вспомогательной репродуктивной технологии пражской больницы на Карловой площади, автор множества научных трудов, профессор Карел Ржежабек.

Опасность инцеста: сперма и яйцеклетки могут оказаться «родственниками»

— Госпожа Халанкова, вы являетесь одним из авторов проекта закона о запрете анонимного донорства спермы и яйцеклеток. Зачем вообще изменять «правила игры», ужесточая существующую в стране систему?

Депутат Итка Халанкова (Фото: архив партии TOP 09)Депутат Итка Халанкова (Фото: архив партии TOP 09) — Мы, я говорю о себе и коллегах-депутатах, которые поддерживают закон, не выступаем против того, чтобы существовало искусственное оплодотворение. Пусть оно будет, но когда участниками этого процесса являются муж и жена, то есть знакомые друг другу люди. Мы хотим лишь запретить анонимное донорство. Хоть наш закон и называется «Законом о специфических медицинских услугах», это все же не медицинский закон. Это закон, который помогает решить разные этические проблемы. Я говорю о правах ребенка и прочем.

— И все же, что плохого в анонимных донорах?

— Прежде всего, мы хотим исключить возможность инцеста. Ведь анонимная сперма может встретиться с теми яйцеклетками, с которыми они в биологическом плане — родственники. Многие доноры вообще ходят из клиники в клинику, всюду раздавая свою сперму. Бардак, никакого контроля, любая сперма запросто может объединиться с родственной яйцеклеткой. И следующий момент, почему нужен этот закон, это право ребенка знать своих биологических родителей. Это соответсвует Декларации прав ребенка. Мы должны посмотреть на опыт стран, находящихся рядом с нами. По сравнению с ними – мы остров экстремального либерализма, где до сих пор действует анонимность между донором и ее получателем. Другие страны эту анонимность запрещают. Ребенок имеет право при достижении определенного возраста узнать правду, а мы ему такую возможность сейчас не даем.

Донор будет просто наказан

Профессор Карел Ржежабек (Фото: Мариан Войтек, Чешское радио)Профессор Карел Ржежабек (Фото: Мариан Войтек, Чешское радио) Предоставим слово профессору Карелу Ржежабеку.

— Как вы относитесь к проекту закона о запрете анонимного донорства спермы и яйцеклеток?

— Мы подробно обсуждали этот вопрос в нашей профессиональной среде. Вообще, чем меньше государство лезет в жизнь граждан, тем лучше. Мы думаем, что закон не даст ничего хорошего ни будущему ребенку, ни донору, ни родителям. Депутаты говорят о биологических и психологических причинах, почему нужно запретить анонимное донорство. Биологическая – риск инцеста. Но этот риск ничтожно мал по сравнению с тем, сколько таких детей можно встретить в обществе. Зачатых обычным путем. Теперь психологическая причина, о которой говорят депутаты. Получается, что донор, который даст свою сперму женщине на лечение от бесплодия, который поможет ей родить ребенка, в результате будет за это наказан. Представьте себе, что 20 лет назад вы в качестве донора дали анонимно сперму. И тут к вам пришли зачатые от нее дети. А вы живете своей жизнью, у вас своя семья, свои дети. И эта сложившаяся жизнь меняется только потому, что так решили депутаты. Кроме того, откуда мы знаем, что придет им в головы через пять или десять лет?! Сейчас они примут этот закон, а потом решат, что ребенок имеет право на алименты или какое-то пособие от отца-донора. Все это – очень плохой путь, который не поможет никому, а только усложнит жизни.

В 5% случаев реальным отцом ребенка является не тот, кто указан в его свидетельстве о рождения

Иллюстративное фото: Oriol Martinez, FreeImagesИллюстративное фото: Oriol Martinez, FreeImages — Возвращаясь к медицинской части вопроса, а именно инцесту. Господин Ржежабек, скажите, акой риск все же есть?

— Считается, что в 5% случаях реальным отцом ребенка является совсем не тот человек, который указан в его свидетельстве о рождении. Я говорю о естественном зачатии. В год в Чехии рождается примерно 100 тысяч детей, а значит 5 тысяч из них теоретически могли быть зачаты и путем инцеста. При помощи же искусственного оплодотворения в Чехии в год рождается около 5 тысяч детей. Но в большинстве случаев женщины сами ищут донора спермы, а не берут ее у анонимного донора. Вы думаете, что многие из женщин берут сперму у родственников? Сомневаюсь. Только 10% используемой донорской спермы — анонимная. То есть всего одна десятая от этого огромного количества.

Среднестатистический донор спермы и здоровее, и умнее обычного человека

Иллюстративное фото: ЧТ24Иллюстративное фото: ЧТ24 — Конечно, доноров спермы в десятки раз больше, чем доноров яйцеклеток. Поэтому понятно, что проект закона касается прежде всего мужчин. Господит Ржежабек, существуют ли какие-то особые требования к тому, кто может стать донором спермы?

— Донор должен иметь подробные результаты всех анализов. Начиная от наличия инфекций, заканчивая генетическими анализами. Также проводятся тесты, касающиеся уровня образования, интеллектуального развития потенциального донора. Где-то треть доноров не проходит генетический тест. Так что среднестатистический донор все же и здоровее, и умнее, чем среднестатистический человек из нашего общества. Потому что все доноры прошли нужные тесты.

Сторонники запретов используют Декларацию прав ребенка в своих целях, цитируя то, чего в ней нет

Иллюстративное фото: Кристина Макова, Чешское радио - Радио ПрагаИллюстративное фото: Кристина Макова, Чешское радио — Радио Прага — Господин Ржежабек, что вы думаете о праве ребенка знать своих биологических родителей? Авторы проекта закона все же ссылаются на Декларацию прав ребенка.

— А там ничего подобного не написано. В Декларации нет ни слова о биологических родителях. Слово «биологические» просто используют сторонники идеи запретов. В Декларации сказано, что родители – это отец и мать, что они заботятся о ребенке. Что ребенок имеет право ехать с родителями в страну, где они живут и подобное. А термин «биологические родители» — его нигде нет. Первая и самая важная вещь, о которой говорится в Декларации – это право ребенка на жизнь. Если донор дал сперму, то, по сути, он дал ребенку главное – жизнь. Но если примут закон, то все закончится тем, что ребенок или вообще не родится, так как мало кто из мужчин согласится быть неанонимным донором. Или же люди, стремящиеся иметь детей, поедут в клиники тех стран, где анонимность донорства пока разрешена. Или на Запад, но там все дорого. Или на Украину и в Индию. Получится, что мы сами вышлем наших граждан в другие страны. Где медицина развита куда хуже, чем у нас, и где со стороны врачей за всем процессом проводится намного меньший контроль.

Говорить ли ребенку правду, должны решать его родители, а не государство

Иллюстративное фото: nirots, FreeDigitalPhotos.netИллюстративное фото: nirots, FreeDigitalPhotos.net — Недавно в Германии закончился длительный судебный процесс. 22-летняя девушка, зачатая при помощи донорской спермы, хотела узнать имя своего биологического отца. Клиника отказалась назвать ей это имя, врачи страны поддержали руководство клиники. А суд все же решил: ребенок имеет право знать имя донора. Это решение суда стало прецедентом. В Германии живет около 100 тысяч детей, зачатых при помощи анонимной спермы. Теперь все они могут начать поиск своих отцов или матерей. Точнее, тех, кто дал сперму или яйцеклетки. Господин Ржежабек вы относитесь к этому решению немецких судей?

— Сейчас такая мода. Как и то, что делают депутаты. Депутатам нечем заняться, адвокатам нечем заняться, психологам нечем заняться. Все они ищут проблемы там, где их нет. Сколько вообще детей пытаются найти того, от чьей спермы они родились? Один из десяти тысяч?! Говорить ли ребенку правду о том, как он появился на свет? Это должны решать его родители, а не государство. Большинству детей родители не рассказывают, что те родились при помощи донорской спермы. Родители хотят забыть плохой период своей жизни, когда женщина не могла забеременеть и лечилась. Кроме того, если многие родители скажут ребенку правду, то это внесет настоящую «бурю» в его жизнь, которая до этого была спокойной. Мы испортим жизнь множеству людей, если всем разрешат знать всё.

Ребенок — это дар божий, а донор спермы — его отец

Иллюстративное фото: Архив Чешского радио - Радио ПрагаИллюстративное фото: Архив Чешского радио — Радио Прага Вопрос к автору проекта закона о запрете анонимного донорства спермы и яйцеклеток депутату Итке Халанковой.

— Все же родители – это те, кто воспитывает ребенка с момента его рождения, а не тот, кто когда-то дал сперму. Донор лишь помог паре людей «создать» ребенка… Не более того.

— Детей не создают. Ребенок – это дар. Дар природы и дар божий. Если вам не дано иметь ребенка, то так решено свыше. Лечение бесплодия – это никак не использование в личных целях какого-то донора. Донор – не лечение, а решение проблемы. У всех есть выбор: жить без детей, приняв свою судьбу, или же обратиться в клинику. Но если люди пошли туда, чтобы у них родился ребенок, то они обязаны потом сказать ему правду! Это лежит на их совести. Мы своим законом не хотим вносить проблемы в семьи, где растут такие дети. Но если все же в отношения двух людей, которые желали родить ребенка, вступил третий человек, то ребенок, когда подрастет, должен узнать всю правду. Потому что этот донор дал ему жизнь. Это он – биологический отец или мать!

Проблемы с психикой: искусственное оплодотворение — это медицина, а не отношения втроем

Иллюстративное фото: Франтишек Влчек / isifa / Lidové novinyИллюстративное фото: Франтишек Влчек / isifa / Lidové noviny Давайте послушаем мнение главного врача Центра вспомогательной репродуктивной технологии Карела Ржежабека.

— Так сколько все же родителей у ребенка, родившегося при помощи донора? Двое? Трое? Или даже четверо, если, предположим, использованы донорские и сперма, и яйцеклетки?

— Как раз при анонимном донорстве никакая третья персона, как считает депутат Халанкова, в отношения семейной пары не вступает. Речь идет о бесплодии и медицине. Операционная палата, наркоз, врачи. Лечение. Вот, что это такое. А если кто-то думает, что зачатие при помощи донорской спермы можно поставить в один ряд с тем, что жена изменила мужу, то у этого человека явно проблемы с психикой. Вообще, это очень неправильный подход, что государство хочет за всем следить и все контролировать. Это «Большой Брат», который следит за тобой… Что делают депутаты? «Все запретим, установим правила, и все это – ради вашего же блага». А мы просто лишимся доноров. Вот вам пример — Франция. К нам в Чехию ездит множество пациентов оттуда, потому что во Франции запретили анонимное донорство.

«Не дадим Чехии стать колонией, спасем свой генофонд!»

Иллюстративное фото: Европейская комиссияИллюстративное фото: Европейская комиссия — Госпожа Халанкова, неужели донорство, рождение детей и их воспитание, это те вещи, в которых люди не смогут разобраться без помощи государства?

— Речь ни в коем случае не идет о том, чтобы государство становилось «Большим Братом». Просто политики смотрят на ситуацию в обществе объективнее, чем врачи. Государство должно охранять своих граждан! А все аргументы против запрета анонимного донорства исходят только из клиник. Это их бизнес. Зато мы, Чехия, превращаемся в колонию. В наши клиники ездят из всей Европы. Это унизительно! И еще: почему мы не думаем о наших чешских девушках?! Они же не просто продают свои яйцеклетки, то есть часть своего тела. Они продают и возможность самим иметь детей в будущем. После различных процедур с яйцеклетками многие из них становятся бесплодными. А это уже проблема будущего всей нашей нации. Мы должны учитывать правильный опыт других стран, которые ужесточили правила донорства, и тем самым тщательно охраняют свой генофонд!

Если закон примут, женщины станут изменять мужьям только ради спермы

Иллюстративное фото: Чешское ТелевидениеИллюстративное фото: Чешское Телевидение Последний вопрос, и он адресован Карелу Ржежабеку.

— Правда ли то, что женщина, являющаяся донором яйцеклеток, рискует стать бесплодной. Что проводимые процедуры настолько опасны для ее здоровья?

— Нет, это не так. Специализированные центры проводят все процедуры надлежащим образом, качественно, под тщательным контролем, все делает профессиональный медицинский персонал. Я хочу добавить одну важную вещь. Если закон примут, и мы лишимся доноров, то государство само вгонит женщин в ситуацию, что те будут самостоятельно решать проблему. Станут изменять мужьям и вступать в половые контакты чисто ради спермы и зачатия ребенка. Но все это уже будет происходить тайно, без контроля со стороны врачей, без необходимых анализов, важных генетических тестов.

 
 
 
Комментарии

Комментариев пока нет. Будьте первым.

 
 
Оставить комментарий
 

You must be войти to post a comment.