Пантомимой – по сверхстандартам

 

В хепенинге профсоюзов против реформ здравоохранения, по утверждению полиции, приняло участие более 600 человек. По утверждению профсоюзов — более 1000. Хепенинг начался пантомимой, а закончился матерными оскорблениями.

Фото: ЧТКФото: ЧТК Напомню, что нижняя палата парламента во вторник одобрила проект по реформам, теперь в течение сорока дней его должен рассмотреть комитет по вопросам здравоохранения. Описать конфликт можно кратко – коалиция экономит и урезает, заставляя пациента платить больше и называя это «более активным соучастием», социалисты протестуют, надеясь выиграть на этой ситуации, а те самые пациенты пока ничего не знают.

Протестующим не нравится многое. Например, нечеткие определения, что из медицинских услуг есть стандарт и что есть сверхстандарт (за высшую плату). Говорит Ивана Бренькова, зампредседателя профсоюза работников здравоохранения и социального обеспечения:

Министр Леош Хегер (Фото: ЧТК)Министр Леош Хегер (Фото: ЧТК) «Пока говорят о том, что будет лучше гипс, контактные линзы, начинают говорить о кесаревом сечении как о сверхстандарте. На данный момент мы действительно не знаем, каковы будут эти более дорогие услуги, сколько за них придется доплачивать пациентам. Мы только знаем, что в сфере здравоохранения и из-за НДС будет не хватать миллиардов».

В новом законе, помимо повышения медицинских взносов есть пункты об иных правилах искусственного оплодотворения и кастрации, о том, что ясли станут дороже, о запрете на клонирование, о праве пациента на полную информацию о состоянии его здоровья, о том, что родители ребенка, оказавшегося в детском доме, будут должны платить за его содержание там и, например, о том, что срок приезда скорой помощи увеличивается с 15 до 20 минут. Именно последний пункт более всего несимпатичен теневому министру здравоохранения Давиду Рату:

Давид Рат (Фото: ЧТК)Давид Рат (Фото: ЧТК) «Сейчас большинство карет скорой помощи доезжают к пациенту за 15 минут, не вижу повода повышать это время. Это — очень плохая новость для больных людей, боюсь, как бы это не повлекло за собой еще худшие последствия. Ведь при потере сознания, например, разница в пять минут может стоить жизни».

Министр здравоохранения Леош Хегер возражает:

«Этот закон ставит пациента в совершенно иную позицию, нежели та, в которой он был до сих пор. Вокруг него все крутится, он становится центральной точкой в системе здравоохранения. Это, конечно, влечет за собой обязанности пациента, который вынужден приспособиться к новому режиму».

Фото: ЧТКФото: ЧТК К протестам присоединились члены Союза пациентов, Союза инвалидов и гражданская инициатива proAlt. Например, лидер Союза инвалидов Вацлав Краса заявил, что долговременно больные люди никак не смогут «потянуть» платить за госпитализацию по три тысячи крон ежемесячно и продолжать платить за свое жилище.

«Люди, про которых ясно, что они не смогут работать и после завершения лечения, всегда будут находиться в невыгодном положении. Боюсь, что теперь такие люди лишаются права на качественный медицинский уход. Система должна ориентироваться по меркам состояния здоровья, а не экономической выгодности».

Вот чем парируют гражданские демократы. Говорит депутат от ГДП Борис Счастны:

Борис СчастныБорис Счастны «Только в случае существования нескольких равноценных вариантов лечения, которые приведут к одинаковому терапевтическому эффекту, министерство здравоохранения может (но не обязано) некоторые такие варианты назвать «финансово труднее», и тогда пациент заплатит разницу, если выберет более дорогой вариант.

Иначе говоря, можно лечить аспирином от фирмы Bayer, а можно – ацетилсалициловой кислотой. Эффект тот же самый – химическая формула-то одинаковая.

Но люди считают, что их заставляют экономить на здоровье. Если бы профсоюзы не опустились до прямых оскорблений, у них было бы больше шансов снискать симпатии большинства.

В адрес министра здравоохранения Леоша Хегера, который вышел к протестующим, неслись оскорбления и проклятия. Скандировали «Позор!» и требовали отставки министра. Хегер пытался объяснить, что готовящиеся меры не будут так тяжелы для пациентов, как думают профсоюзы, и что он вел в ними переговоры и будет вести впредь. Когда оскорбления продолжились, он покинул митинг, сказав: «Я пойду. Но не туда, куда вы меня вульгарно посылаете, а обратно в парламент, потому что это моя работа».