Обзор чешской прессы и блогов 23.7.2011

 

«В шкуре Малковича» — так называется центральная статья свежего выпуска журнала Reflex, которая посвящена презентации модной коллекции Джона Малковича Technobohemian на фестивале в Карловых Варах. С Богемией название не имеет ничего общего – Малкович вычитал его в одном итальянском романе и с разрешения автора употребил. Моделями для Малковича стали самые популярные чешские актеры – Павел Лишка, Ян Бударж, Войта Котек, Алеш Найбрт, Давид Швеглик, Вацлав Неужил… Малкович готовил коллекцию пол года и на фестиваль приехал с целью пробиться на чешский рынок.

Журнал пишет: «Это было снобское мероприятие. Люди шоу-бизнеса и моды, длинноногие модели, их богатенькие партнеры, предпринимательская элита – и все пили из позолоченных чаш шампанское Moet, которое ведущий Марек Эбен называл игристым вином, но мы его простили – все-таки, его поколение взращено на дешевом фруктовом вине. Малкович в восторге от чешских актеров, которым публика хлопала стоя, а чешские актеры в восторге от того, что Малкович увез диски с их фильмами – возможно из этого что-то получится. После Чехии Малкович направился прямо в Россию. Надеемся, что там его не ограбят, как в Чехии. В Петеребурге Малкович пять дней подряд играл в опере в Мариинском театре.»

Газета «Право» публикует статью Карела Элиаша, руководителя команды, которая подготавливала новый гражданский кодекс. Статья носит название «Коммунизм на бумаге и коммунизм в головах». Автор пишет:

Фото: Архив Правительства ЧРФото: Архив Правительства ЧР «Одни утверждают, что нам нужен новый гражданский кодекс, потому что старый был принят при коммунистах в 1964, другие – что тоталитарная идеология оттуда исчезла, так что нового не надо. Давайте разберемся. Пять лет спустя после принятия в России нового порядкА, в 1922 совесткий режим выдал новый гражданский кодекс. Большевики отделили владение земельным участком и постройками на нем еще в 1917. Новый кодекс это только подтвердил. Даже сама Роччия отошла от этого правила двадцать лет, приняв европйеские стандарты, в которых заявлено, что все, что есть на земельном участке, принадлежит его владельцу. Чешский кодекс продолжал различать эти понятия.

Гражданский кодекс советской России основал недействительность правовых актов на понятии абсолютной недействительности. Что значит – даже если ни одна из сторон не хочет этого, все равно суд может провозгласить выражение их воли за недействительное, исходя из своих полномочий. Делалось это для охраны социалистических законов, а не для охраны частных интересов. Наш кодекс пользуется этим до сих пор. Гражданский кодекс – это не налоговое законодательство, гражданский кодекс предлагает варианты. Это как шведский стол – выбери, что тебе нравится, а если нет – то приготовь дома сам. Сегодня на столе нашего граждаснкого права можно найти стандартизированные европейские угощения, а из чешской еды – лишь резиновые рогалики, картошку, кнедлики, несколько яиц « вкрутую» и пару кусков черствого пирога».

Ну и совсем кратенько из блога о Чехии по адресу hledamka.com. Постинг называется «О разнице при чихании русских и чехов». Автор блога удивляется:

«Русские если чихают то им желают “будь здоров!” или “расти большой!” или еще кучу подобного плана пожеланий. Чехи если чихают, то им как правило никто ничего не желает. Совсем. И более того, чихнув они перед всеми извиняются за чих. Кстати соседние словаки желают друг другу здоровья при чихе совсем как русские а вот чехи другие. Почему так я не понял».