Обвиненного депутата лишили неприкосновенности

 

Бывший социал-демократический гетман Центральночешского края Давид Рат стал 16 депутатом, которого Нижняя палата Парламента Чешской Республики по требованию полиции лишила неприкосновенности. Народный избранник обвиняется в получении взятки и причастности к махинациям с европейскими дотациями. С 1993 года Давид Рат стал пятым законодателем, чье уголовное преследование стало возможным в связи с обвинением в коррупции. Впервые в истории Чешской Республики обвиненный депутат выступал перед своими коллегами с оправдательной речью, находясь под неусыпным надзором вооруженных полицейских агентов.

Давид Рат (Фото: ЧТК)Давид Рат (Фото: ЧТК) Ныне уже экс-глава краевой администрации и бывший член социал-демократической партии Давид Рат был задержан три недели назад, как сказано в полицейском протоколе, сразу после получения взятки в размере 7 миллионов крон (280 тысяч евро). Данное обстоятельство позволило немедленно взять его под стражу, и поместить в следственный изолятор. Судья счел правомерными опасения следователей, что, находясь на свободе, подозреваемый может сбежать, оказывать давление на свидетелей или продолжать преступную деятельность. Арест видного оппозиционного политика стал результатом полугодового наблюдения с использованием прослушивающих устройств. Часть протоколов прослушиваний и отрывки сделанных аудиозаписей были предоставлены в качестве доказательства членам Мандатной комиссии Нижней палаты парламента, которая рекомендовала лишить Давида Рата депутатской неприкосновенности.

Выступая перед своими коллегами, депутат вновь повторил, что, несмотря на все призывы, он не откажется от мандата народного избранника, дабы не потерять возможность непосредственно с парламентской трибуны во всеуслышание опровергать предъявляемые ему обвинения. Давид Рат подчеркнул, что все происходящее он считает политической местью, сконструированной и реализуемой «спрутом» под руководством министра внутренних дел Яна Кубице, и преследующей единственную цель – ликвидировать непримиримого критика и политического соперника. А свое содержание под стражей он охарактеризовал, как инструмент, служащий исключительно для того, чтобы сломить подследственного: «Мы не живем в культурной стране, где арест соответствует целям, описанным в Уголовном кодексе. Мы живем в стране, где содержание под стражей превратилось в современное орудие пыток, инструмент мучения людей».

Министр Ян КубицеМинистр Ян Кубице Давид Рат перед депутатами категорически отверг, что принял какую-либо взятку и одновременно, упомянув о записях в протоколах, намекнул, что речь в них идет о финансировании грядущих осенью краевых выборов. Во время своего выступления в парламенте экс-гетман акцентировал внимание на необъяснимом для него объеме, в котором оперативниками использовалась прослушивающая техника: «Микрофоны размещаются в офисах, спальнях, гостиных, в кабинетах и на кухнях».

Давид Рат абсолютно уверен, что его дело сфабриковано, чтобы нынешнее чешское коалиционное правительство могло инсценировать перед гражданами процесс борьбы с коррупцией, и что демонстрация необычайного рвения полиции его делом и завершится. Иные актуальные скандалы с подобным рвением не расследуются, и впредь расследоваться не будут. Подследственный депутат имел в виду втридорога оплаченные услуги частной фирмы Promopro в период председательствования Чехии в Европейском Союзе, пражские электронные проездные Opencard, аннулированный проект электронных медицинских книжек IZIP и новую плохо функционирующую компьютерную систему выплаты социальных пособий Министерства труда и социальных дел.

«Я хочу спросить, дело Давида Рата будет первым из последующей серии или же оно будет первым и последним? Мне интересно, будут ли столь же интенсивные прослушивания применяться и в отношении министров действующего правительства и их заместителей? Если да, то я с полной уверенностью утверждаю, что через пару месяцев кабинет министров будет заседать в соседней камере, у меня, в тюрьме в Литомержицах».

Давид Рат (в центре). Фото: ЧТКДавид Рат (в центре). Фото: ЧТК Сомнения по поводу независимости полиции или профессионального уровня ее работы, когда многие громко начавшиеся дела в суде завершаются фиаско из-за недостаточности предъявленных доказательств, прозвучали и из уст выступавших во время обсуждения депутатов. Однако, подавляющее большинство, что подтверждено и результатами голосования, когда за лишение Давида Рата неприкосновенности подняли руки 183 депутата (5 воздержались, 2 против), сошлось во мнении, что ответ на все заданные вопросы и появившиеся подозрения, может дать исключительно суд.

Ну, а способ защиты, избранный депутатом Давидом Ратом, многими парламентариями оценивался, как неадекватный или же бездоказательный.

«У обвиненного депутата Рата было несколько возможностей для защиты. Мне кажется, что он выбрал наименее пригодный способ», — считает глава МВД Ян Кубице.

«Мне неприятно, что органы, занимающиеся уголовным расследованием, были вплетены в теорию о заговоре, о том, что полиция и прокурор действовали умышленно противозаконно. Это слишком сильные слова, однако, не поддержанные доказательствами», — заявил министр юстиции Иржи Поспишил.

«Это способ, как перебросить вину на другого, а самому, еще до окончания расследования, превратиться из обвиняемого в жертву», — уверена вице-премьер Карлина Пик.

Петр Нечас и Каролина ПикПетр Нечас и Каролина Пик «Правду способен выявить только суд, перед которым он будет обязан оспаривать предъявленные доказательства. Советую всем гражданам сосредоточиться именно на судебном процессе, на котором он будет должен ответить, как на самом деле все было», — говорит председатель партии Дела общественные Радек Йон.

Многие политики, реагировавшие на речь Давида Рата, напоминали, что депутат может защищаться, высказывая и лживые заявления. Подобного мнения придерживается и министр труда и социальных дел Яромир Драбек: «Палата депутатов не является судом, который решает — законны или же незаконны действия депутата Давида Рата. Для этого есть независимый суд. Я надеюсь, что очень скоро мы доберемся и до значительного ограничения депутатской неприкосновенности, чтобы подобные проблемы Нижняя палата вовсе не должна была решать, чтобы это решал только независимый суд».