Чешские арестанты требуют просторных светлых камер

 

Окружной суд района Прага 2 будет рассматривать иск заключенного Либора Ондрейичека к министерству юстиции. Рецидивист, который в чешских учреждениях исполнения наказаний провел 12 лет за ограбления, производство наркотиков и другие преступления, требует компенсации за моральный вред, причиненный ему пребыванием в тюремной камере. Тесной, душной, темной.

Иллюстративное фотоИллюстративное фото Заключенный Ондрейичек, которые света белого не видит с 2000 года, требует выплаты ему компенсации в размере более миллиона крон (40 тысяч евро). Самая большая его претензия к министерству юстиции – переполненность тюрем. Вместо положенных четырех квадратных метров площади заключенные ютятся на трех. Как комментирует координатор исков заключенных Иржи Пивода,

«Закон об исполнении наказаний четко говорит, что заключенный имеет право на 4 кв.метра жизненного пространства, но в случае переполненности тюрем этот минимум государство соблюдать не обязано. Эта норма противоречит Европейским тюремным правилам, на что и обращает внимание пан Ондрейичек».

Очевидно, чешских заключенных вдохновил пример истца Сулеймановича, за которым Европейский суд по по правам человека в 2009 году признал право на компенсацию морального вреда — за время, проведенное в недостойных условиях в тюрьме. Иржи Пивода уверен, что чешские суды должны учитывать это решение при разбирательстве дела Ондрейичека.

Иллюстративное фотоИллюстративное фото Впрочем, переполненность камер не единственное, против чего протестует заключенный.

«Ему не нравится общая атмосфера – то, что туалеты находятся прямо в камерах и отделены лишь ширмой. А также недостаточное освещение, невозможность проветривать помещения».

Ондрейичек не единственный, кому не нравятся условия в чешских тюрьмах. С министерством юстиции судятся около 10 зэков. Министерство с исками не согласно и обращает внимание на то, что Европейские тюремные правила имеют лишь рекомендательный характер, а решение Европейского суда по правам человека распространяется лишь на конкретное дело.