Блочное "бельмо на глазу" сносят в городке Гавличкув Брод

 

В городе Гавличкув Брод недавно было принято историческое для чешской архитектуры решение. Первую в истории страны коммунистическую многоэтажку сносят не потому, что она вот-вот упадет, а исключительно по эстетическим причинам. Возведенная в непосредственной близости от домов XVI века с прекрасными фасадами эпохи Возрождения, блочная трехэтажка была для многих горожан как бельмо на глазу. В декабре от нее не останется и следа.

Фото: ЧТКФото: ЧТК В то время как в немецких городах Лейпциге, Берлине и Потсдаме от непрезентабельного наследия коммунизма планомерно избавляются уже долгие годы, для Чехии снос неприглядного, но все-таки выполняющего свои функции здания событие из ряда вон. Тем не менее, мэрию города не остановили даже высокие расходы и необходимость расселения жильцов. Приветствует снос серого свидетеля эпохи нормализации и историк архитектуры Зденек Лукеш.

«Я считаю, что строительство панельных домов, особенно, в центре исторических городов было неудачным почином. В 1970-1980-е годы в классическую городскую застройку, как правило, средневекового происхождения вторгались достаточно грубым образом. Блочные дома в нее совсем не вписывались».

Фото: ЧТКФото: ЧТК Блочной застройки не избежал практически ни один чешский город, включая столицу.

«Прага – это ведь не только многоэтажные спальные районы на окраине. Известно, что первоначальную застройку сменили панельные дома и в исторических районах города, например, в старом Жижкове».

Фото: ЧТКФото: ЧТК До сих пор в многоэтажных коробках проживает более четверти чешского населения. Половина старых многоэтажек отремонтирована или ремонтируется в данное время, и после капитальной реконструкции сможет прослужить жильцам еще несколько десятков лет. Впрочем, есть и такие многоэтажки, которые было бы жалко отправить на свалку истории, считает Зденек Лукеш.

«Я слышал об интересном эксперименте профессора Карла Яну, который пытался строить дома из металлических ячеек. Один из его экспериментальных домов стоит у Праги, второй – в Пльзни. Кажется, оба дома пустуют, но, несмотря на то, что эксперимент не удался, есть смысл их сохранить».