Тату – теперь это искусство!

 

Звук татуировочной — машинки очень похож на звук бормашины стоматолога, поэтому тем, кто боится этого неприятного звона, на фестивале тату делать точно нечего. Здесь как в больнице: хирургические перчатки, операционные столы, кровь, ватные тампоны, бинты и даже скальпели для скарификации – рисунков в виде шрамов. Впрочем, истинным фанатам тату брутальный антураж фестиваля, сродни домашней обстановки. Рассказывает туристка из Москвы Саша.

Саша, туристка из Москвы (Фото: Алексей Пономарев)Саша, туристка из Москвы (Фото: Алексей Пономарев) — Ну, что вообще людей с татуировками сейчас становится все больше и больше. Но здесь, как говорится – все свои. Здесь интересно. Если люди с разных стран, они все равно друг друга понимают. На разных языках разговаривают, то жестами они по любому объяснят. И тут своя обстановка, здесь очень интересно и красиво, можно посмотреть на работы знаменитых мастеров с разных стран.

При всей сакральности татуировок последний писк моды в нательной живописи — темы из голливудских блокбастеров. Герои «Властелина Колец» или «Гарри Поттера» — все чаще украшают человеческое тело, вне зависимости от пола или социального положения. Говорит организатор фестиваля Ронни.

Организатор фестиваля Ронни (Фото: Алексей Пономарев)Организатор фестиваля Ронни (Фото: Алексей Пономарев) «Появились новые тренды. У красок появились новые оттенки, они позволяют добиться более реалистичных картинок. Появились новые индукционные и роторные машинки для татуажа. Здесь в Чехии, как и в России, при коммунистах татуировки были частью криминального мира, а сейчас это действительно искусство. Тату наносят и молодежь, и бизнесмены, и менеджеры. А вот политики, кстати, тату не любят, по крайней мере, я не знаю ни одного политика с тату.»

Эволюцию татуировок последних 15 лет можно смело отслеживать по участникам фестиваля. Татуировщик Стенли с момента своего участия в первом фестивале в 98 году — полностью изменился. За эти годы тату покрыли его тело, руки, горло и даже голову. Красная полоса пересекает лицо Стенли от уха до уха. Сам Стенли с юмором относится к своей необычной внешности.

Стенли (Фото: Алексей Пономарев)Стенли (Фото: Алексей Пономарев) «Я – индеец! Я даже купил боевой топор «сикиру», он у меня дома лежит. А если серьезно — половине людей мои тату, наверное, не нравятся, но мне то они об этом не сообщают, а вторая половина открыто заявляет, что им все нравится!»

Как это ни странно звучит, но единственное, что не меняется в этом бизнесе, так это этические нормы. Ни один уважающий себя мастер татуажа не возьмется наколоть клиенту нацистскую или расистскую символику. Рассказывает Ронни.

  • Фото: Алексей Пономарев
  • Фото: Алексей Пономарев
  • Фото: Алексей Пономарев
  • Фото: Алексей Пономарев

Пропаганда фашизма это табу! Если клиент попросит сделать, например, свастику, мастер его может спокойно выставить за дверь! Еще мы не делаем татуировки тем, кто моложе восемнадцати лет. Во-первых, надо официальное согласие от обоих родителей, а во-вторых человек в этом возрасте еще не до конца знает, чего хочет. А вдруг он через пару лет уже не захочет иметь тот рисунок, который наколол по юности.

Впрочем, те рисунки, которые сделают здесь на фестивале, точно не придется переделывать. Каждая тату будет участвовать еще и в фестивальных конкурсах в девяти различных категориях.