Рождество как испытание нагрузкой

 

Ряд чешских психиатров признается в том, что они не жалуют Рождество, так как это один из самых тяжелых периодов в их работе. Люди чувствуют, что они почти обязаны в эту пору излучать счастье и находиться в кругу любящей семьи. А если это не так, пусть и не по их вине, депрессий и суицидальных попыток многим не избежать. Нелегко в эту пору приходится и больницам.

Сестра Магдалена (Фото: Novinky, Михаэла Фоереислова)Сестра Магдалена (Фото: Novinky, Михаэла Фоереислова) Исключением из них не являются и одни из самых старых лечебных палат в Чехии, больница при пражском монастыре св. Елизаветы. Мы беседуем с членом этого ордена сестрой Магдаленой.

— У нас Рождество грустное, потому что в больнице остаются клиенты, которые здесь уже могли бы и не быть, однако каким-то загадочным образом они все еще здесь, так что это очень грустно, и мы стараемся как-то это настроение развеять.

— Загадочным образом… Что Вы имеете в виду, загадочность способности человека быть черствым?

— То, что у них в семье какие-то проблемы, этих людей не хотят иметь дома. Чаще всего дети так избавляются от ненужных родителей, им ненужных – у нас здесь, в основном, старые люди, которые попадают в больницу после различных травм и переломов. В течение года у нас примерно 90 пациентов – зимой и весной всегда больше, половина их нуждается в нашей больнице с длительным пребыванием именно по этой причине, из другой половины 50% остаются у нас по состоянию здоровья, а 50% уходят домой. Вот и сейчас из ста пациентов лишь 15-20 человек берут домой на Рождество.

Сестры Ордена, рассказывает Магдалена, носят больным причастие для причащения, возят пациентов к исповеди или приглашают священника прямо в свою больницу.

— Мы служим в палатах каждый день, а в период Рождества организуем с сестрами нашего ордена дежурства по палатам, распределяем обязанности и остаемся в палатах дольше. Бывает, что выпадает день, когда в нас особо никто не нуждается, а бывает и наоборот череда дней, когда мы даже все вместе, втроем с сестрами за совместным обедом не встречаемся, потому что у пациентов какие-то неотложные состояния. Однако мы здесь для этого и работаем. А на Рождество стараемся сделать все еще более обстоятельно – делаем обход пациентов, не торопясь, и каждому желаем красивого Рождества. Стараемся сделать пациентам что-то приятное, например, спрашиваем, какая колядка или песенка им нравится, и играем им на флейте, это такой концерт по заявкам.

— Три сестры милосердия на сто пациентов – сколько же длится такой обход?

— Два с половиной часа, но пациентов вместе мы способны обойти лишь по большим праздникам, в остальные же дни мы чередуемся по мере надобности.

— А для тех, кто не причисляет себя к верующим, однако нуждается в том, чтобы лично поговорить с кем-то, кто мог бы их выслушать или посоветовать что-либо, Вы как монашенка приемлемы в роли собеседницы, они уже не делают различий между вами, сестрами милосердия, и остальным медперсоналом?

— В таких случаях пациенты уже не делают различий, и в особенности это касается периода Рождества. Рождество – оно для всех. В нынешнем году мы будем ходить по палатам со статуэткой Младенца Иисуса с тем, что если кто-то захочет понянчить Младенца или просто подержать его в руках, такая возможность у пациентов будет. Если, например, из трех человек в палате желание общаться с нами изъявит лишь один, то мы идем за ним и никого, конечно, не принуждаем говорить с нами. А вот, например, на праздник святого Микулаша (Николая) мы никого разрешения не спрашивали, просто я в роли Микулаша забегала во все палаты подряд.

— То есть, Вы даже ради этого монашеское одеяние отложили в сторону?

— Да, и я наклеила себе усы с бородой, надела парик, так что было весело,

завершает свой рассказ сестра Магдалена, о которой более подробно мы расскажем в нашей рождественской рубрике.