Развод по-чешски: долго, дорого и больно

 

Сколько стоит развод в Чехии? И почему — это так долго? Мы говорим на эту тему с Даниэлой Коваржовой, бывшим министром юстиции ЧР (в правительстве Фишера), специалистом по семейному праву и адвокатом.

Развод в Чехии становится не всем доступным удовольствием. Если людям есть, что делить, то процедурка может выйти и на сто тысяч крон. Как тут не вспомнить старый анекдот:

— Почему развод так дорого стоит?

— Потому что он того стоит…

Кроме того, Чехия практически держит пальму первенства в Европе по времени оформления расхождения граждан, которые имели неосторожность когда-то ознакомить третьи лица о своем намерении вместе есть и спать.

Говорит Даниэла Коваржова:

— В настоящее время судебное начисление за иск о разводе составляет 2 000 крон (чуть более 80 евро). Платится посредством марки. Существует группа людей, освобожденных и от этого начисления: женщины в декрете, люди на социальных дотациях или на пенсии. Они могут попросить суд освободить их от платы.

— Это еще по-божески. Далее.

Даниэла КоваржоваДаниэла Коваржова — Если супруги нанимают адвоката, расходы увеличиваются. Если разводящиеся имеют несовершеннолетних детей, то разводу предшествует процесс, где решается, кто будет законным представителем ребенка, кто будет его опекуном, у кого ребенок будет жить. Этот процесс освобожден от судебных начислений по закону, но в большинстве случаев, когда родители не способны договориться между собой, возникает необходимость экспертного заключения психолога или психиатра, которое стоит около 7 000 крон. Как правило, каждый родитель платит половину.

— А дальше – запасаемся поп-корном! Что выходит дороже всего?

— Это вопрос. Большинство людей полагают, что с разводом их проблемы закончатся, но, по моему опыту, с разводом они только начинаются. Если есть ребенок, то еще как минимум 10-15 лет они должны общаться, передавать друг другу ребенка, решать разные проблематичные вопросы, касающиеся школы, кружков, здоровья ребенка и так далее. Другой вопрос- раздел имущества, как активов (движимого и недвижимого имущества, сбережений), так и пассивов (долгов, долговых векселей, ипотек и так далее). Мало кто может договориться мирно, поэтому люди нанимают адвокатов, идут в суд с тем, чтобы суд разделили их имущество. Делить имущество – это очень накладно. Подача иска стоит 2 000 крон, но последующие судебные начисления платятся за каждую недвижимость, каждый делимый артикул. Кроме того, между разводящейся парой также есть обязанность алиментов. Если кто-то из разводящихся неспособен работать, потому что болен, инвалид, на пенсии или заботится о ребенке до трех лет (что чаще всего), бывший супруг должен платить ему алименты.

— А по сравнению с другими странами – суммарно? Выгодно ли разводиться в Чехии? Или лучше – в другом месте?

— Есть страны, где развод стоит много-много дороже. Например, суммы, которые платит муж при разводе в Италии, не сравнятся с нашими, поскольку у нас позиции разводящихся равны, а в Италии мужчина платит практически все.

— Вы заявили, что стандартный разводный процесс (с осложнениями, а это и есть стандартный) в Чехии идет примерно семь лет…

— Первичный процесс, касающийся решения опеки над ребенком длится от полугода до года, сам разводный процесс – еще полгода в случае полюбовного договора супругов. Следующие пять лет – урегулирование совместного имущества. На протяжении этих семи лет имеют место около 30 устных судебных разбирательств, так что подсчитайте налоги и расходы на адвоката. Из моей практики следует, что во многих случаях махнуть рукой получается финансово выгоднее, чем семь лет судиться.

— А почему так долго? Чешская Фемида вообще считается очень медлительной… Вы согласны?

Фото: Европейская комиссияФото: Европейская комиссия — Я бы вас здесь поправила. У меня все время складывается ощущение, что на чешскую юстицию поливают грязью незаслуженно. Проблема в том, что у нас очень сложные процессуальные предписания. Гражданский судебный кодекс имеет массу требований, которые судья не может обойти. Представьте только. Судья получает иск о разводе с одной стороны, посылает его другой стороне с просьбой высказаться до 14 дней. Пока судья пошлет письмо, пока вторая сторона выждет 14 дней, пока ее ответ дойдет в суд, пока суд назначит дату первого судебного разбирательства – уже два месяца. Следуют устные разбирательства, при каждом, однако, любая сторона имеет право подать кассацию. Часто суд назначает эксперта, чтобы исследовать душевное состояние ребенка или чтобы оценить имущество, а одна из сторон опротестовывает это, потому что хочет оценить имущество другим способом или потому что у нее претензии конкретно к такому-то психологу. Когда подается кассация, судья вынужден все дело закрыть и послать в краевой суд, где дело лежит, пока руки до него дойдут, два или три месяца.

Очень часто заключения экспертов становятся неактуальными, потому прошло время, ребенок вырос, поменялся уровень инфляции, и эксперты назначаются снова! Очень часто участники разводного процесса сами тормозят процесс, выдумывая себе справку по болезни, почему они не могут придти на разбирательство в назначенный день. Кроме того, при таком сложном процессе как развод необходимо куча документов, справок. Пишут работодателю, прося в ответе приложить документ о размере зарплаты, пишут в социальные службы, чтобы социальные работники исследовали условия жизни ребенка и атмосферу, в которой он растет, для всего этого нужно много времени.

— Судья и рад бы закончить это дело быстрей, но не может. Прибавьте к тому, что у судьи в распоряжении имеется секретарь, но не личный. Секретарь при судье не каждый день. При самом большом желании судья не может назначить разбирательство на завтра или послезавтра, когда у него нет под рукой секретарши для стенограммы. Секретарше три дня на написание, три дня на отсылку, получатель имеет право ознакомиться с установленной датой за несколько дней до того, какое-то время конверт пролежит на почте…

— Боже мой, в других странах все-таки быстрее…

— Мы сами себе это усложнили нашими процессуальными предписаниями. И потом… Знаете, любой юрист, который разбирается в гражданско-правовом кодексе, сможет так использовать отдельные параграфы, что этот процесс может длиться в принципе бесконечно. Это очень просто. Один раз адвокат пошлет извинение, что не придет, потом опротестует, потом потребует более актуального заключения эксперта, потом копнет под эксперта, потом попросит судью назначить дополнительное разбирательство по такому-то вопросу. Или он выскажется в конце отведенного ему срока, который обычно составляет 30 дней.

— Обращаются ли к вам иностранцы? И по каким вопросам чаще всего?

Фото: stock.XCHNGФото: stock.XCHNG — У меня есть несколько дел касательно похищения детей и увоза их заграницу. Это обычное осложнение при смешанных браках. Очень часто один из супругов родом из другой стороны, берет ребенка и хочет вернуться с ним на родину, но не осознает, что, по сути, речь идет о похищении, потому как Чешская Республика подписала соответствующее международное соглашение. Очень проблематично, когда один все-таки уезжает и настаивает на своем праве регулярно видеть ребенка. Потому что, как вы понимаете, ребенка нельзя время от времени посылать через границу, как посылку.

— Часто ли чехи пользуются услугами детективных агентств?

— Вопрос — зачем? Если одна сторона хочет развестись, вас разведут, вам не надо прикладывать к этому никакие аргументы вроде доказательств неверности супруга. К тому же, неверность – не является аргументом к разводу по закону.

— Но в законе о семье сказано, что супруги обязаны хранить друг другу верность, что автоматически означает, что они не смеют быть неверными друг другу – по закону…

— Да, но с другой стороны — на нет — и суда нет. Другое дело, что часто суд обращается к детективам, чтобы они выясняли настоящее положение вещей касательно доходов и имущества участников. Если один из разводящихся использует серые доходы или переписывает имущество на родственника, существуют такие способы дознания. Они легальны. Однако, это происходит редко.

— Как часто расходящиеся пары прибегают к нарочной криминализации? Например, наговаривают друг на друга то, что карается по закону?

— Должна признать, что все чаще и чаще. Особенно, когда речь идет о ребенке. Каждый партнер хочет повысить свои шансы стать опекуном и очернить другого. Тогда в ход идут все методы. Матери, как правило, лгут, что отец сексуально использовал ребенка. В моей практике таких случаев было три, и каждый раз экспертиза доказала, что это неправда.