Права однополых партнеров будет отстаивать PROUD

 

5 лет назад, в период, когда у штурвала государства стояло правительство, возглавляемое социал-демократами, в Чехии был принят закон, позволивший однополым парам официально зарегистрировать свои отношения. Принятию нормы предшествовало несколько неудачных попыток, а победный вариант закона в 2006 году прошел парламентом с перевесом всего в один голос. Что означало для гомосексуального меньшинства внедрение в жизнь так называемого Закона «О регистрированном партнерстве» и почему по прошествии пяти лет новое общественное объединение намерено добиваться расширения прав геев и лесбиянок.

Активистов, борющихся за права геев, лесбиянок, бисексуалов, трансгендеров, объединило новое движение PROUD – Платформа за равноправие, признание и многообразие. Как подчеркивает член Комитета по вопросам сексуальных меньшинств Совета правительства по правам человека, юрист Мартина Штепанкова, ставшая секретарем PROUD, принятие Закона «О регистрированном партнерстве», хотя и было переломным моментом для гей и лесбийского меньшинства, но пока лишь символическим.

«Закон, как таковой, сравнительно минималистский, хотя и переломный. На практике он принес, например, право на получение информации о состоянии здоровья партнера. Стало возможным получить формальное признание отношений и данных обязательств. Но конкретных прав из этого закона вытекает не так уж много. Поэтому мы и говорим о символическом значении нормы. Во многих сферах она принесла и ограничения», — утверждает Мартина Штепанкова.

В течение истекших пяти лет возможностью зарегистрировать свои отношения воспользовались 1080 однополых пар. Чаще всего это были мужчины, лесбийских пар намного меньше, примерно, треть или даже четверть, подчеркивает представитель движения PROUD. Решение о расторжении своего официально зарегистрированного партнерства приняло порядка 90 пар.

«Точно мы не выясняли, в чем причина того, что среди тех, кто решается на заключение регистрированного партнерства, больше геев. Суть, наверное, в том, что когда человек заключает регистрированное партнерство, он открыто заявляет, что живет с партнером того же пола. Потом это можно выяснить по паспарту и иным документам. Известно, что геи намного чаще испытывают потребность откровенно говорить о своем партнере, в то время как женщины-лесбиянки более закрыты в этом плане. Они не хотят говорить о своих отношениях, не афишируют их, а поэтому и не заключают регистрированное партнерство», — считает Мартина Штепанкова.

Пять лет назад могло казаться, что «битва выиграна», однако сегодня PROUD – Платформа за равноправие, признание и многообразие намерена бороться за расширение прав геев и лесбиянок. В чем заключаются ограничения, которые принесло принятие Закона «О регистрированном партнерстве», и какие сферы жизни однополых пар норма вовсе не охватывает?

«Один из основополагающих аспектов – имущественный. После заключения традиционного брака у супругов, по закону, возникает и общее имущество. В случае регистрированного партнерства этого не предусмотрено. Всем что партнеры приобретают, они официально могут владеть по одиночке или, в крайнем случае, на основе долевого владения.

Иллюстративное фотоИллюстративное фото Следующий аспект касается родительских прав. Лицо, которое заключило регистрированное партнерство, не может усыновить ребенка. В Чешской Республике, в соответствии с Законом «О семье», индивидуально усыновить ребенка может кто угодно, если он будет признан подходящим для этого. Однако если человек вступит в регистрированное партнерство, то права на усыновление лишается не только пара, но и каждый партнер в отдельности. При этом вариант отдельного усыновления возможен в случае брака, когда один из супругов может подать заявление на усыновление и, в случае успеха, станет приемным родителем, а второй супруг дает на это согласие. У регистрированных партнеров подобное законом исключается. Мы считаем это дискриминацией».

В связи с Законом «О регистрированном партнерстве» нерешенным остается и вопрос прав небиологического родителя по отношению к биологическим потомкам партнера или партнерши.

«Чаще всего, конечно, это касается женщин. Когда у двух партнерш есть ребенок, то та, которая не является его биологическим родителем, по закону, обязана о нем заботиться и принимать участие в воспитании. Однако закон не дает ей по отношению к этому ребенку каких-либо прав. Норма также не предоставляет ей возможности дополнительно оформить подобные права формально. Наступает колоссальная неопределенность в случае, если пара распадается или же биологическая мать этого ребенка умерла. Это серьезная и глубокая тема, так как однополых пар, воспитывающих детей, постепенно прибавляется»,

Иллюстративное фотоИллюстративное фото — подчеркивает Мартина Штепанкова, секретарь Платформы за равноправие, признание и многообразие, которая сама лично знает пять однополых семей, воспитывающих детей.

Возможность усыновления детей однополыми парами, очевидно, будет самой тяжелой проблемой. В чем вы видите пользу для детей, если подобное усыновление будет узаконено?

«Уже оформление отношений с небиологическим родителем принесет ребенку пользу. Небиологические родители вынуждены каждый день преодолевать массу препятствий, когда, например, необходимо забрать ребенка из садика, из школы, сходить с ним к врачу, оформить какие-либо документы. Самая большая проблема возникает в трагических ситуациях, когда, например, биологический родитель умирает. Ребенка могут просто отобрать, так как у оставшегося партнера или партнерши нет официальных правовых отношений с ним, хотя они вместе и воспитывали этого ребенка 5-10 лет. Ребенка передадут на воспитание биологическим родственникам, например, бабушке и дедушке.

В случае же смерти небиологического родителя, ребенок, если нет завещания, лишается наследства. При расходе гомосексуальной пары нерешенным остается и вопрос алиментов. Во главе угла здесь стоят интересы ребенка, главное, чтобы он был счастлив и вырастал в любящей семье, а в случае трагического события, не остался в ситуации неопределенности. В первую очередь надо думать об интересах ребенка».

Фото: Европейская комиссияФото: Европейская комиссия Вопрос дальнейшего расширения прав гомосексуальных пар впрямую связан с восприятием общества. Готовы ли чешские граждане к новым изменениям?

«Это определяется и тем, что однополые семьи, а это не только лесбиянки, но и геи, не слишком-то заметны. Но общество не может избегать факта, что количество однополых семей увеличивается. Сегодня есть множество способов, как две партнерши могли бы завести своего общего ребенка. Такие семьи должны стать более заметными, но они этого не хотят, так как опасаются негативной реакции окружающих, в первую очередь, по отношению к ребенку, и общество их не видит. Это своего рода зачарованный круг».

Как подчеркнула Мартина Штепанкова, представляющая PROUD — Платформу за равноправие, признание и многообразие, большая часть чешского общества негативно относится к усыновлению детей однополыми партнерами. Одновременно по отношению к институту регистрированного партнерства преобладает позитивная оценка и количество тех, кто толерантно к нему относится, постепенно растет.