Обзор чешской прессы и блогов 9.7.2011

 

Один из самых читаемых и популярных постингов в разделе «Блоги» на aktualne.cz. посвящен многострадальному розовому танку, который вплоть до 1 июля плавал на специальном речном понтоне по Влтаве. Акция эта приурочена к 20-й годовщине прекращения действия Варшавского договора и вывода советских войск из Чехословакии. Танк символизировал павших во второй мировой, пока как-то раз ночью Давид Черны самовольно не перекрасил его в розовый цвет в знак протеста против советской оккупации. Далее – текст автора постинга – Вацлава Горейши.

«Я не верил своим глазам, когда увидел, что в Прагу снова переправили розовый советский танк и установили его на Влтаве. Когда-то этот памятник павшим советским освободителям Праги стоял в районе Смихов, затем был перекрашен в розовый эксгибиционистким художником, а потом – группой депутатов, защищенных иммунитетом. Вскоре после того он был выставлен в музее военной техники.

Тогда, 20 лет назад такой поступок, очерняющий память тех, кто отдал свои жизни в борьбе с гитлеровской Германией, можно было еще как-то объяснить эйфорией от того, что мы избавились от тех, кто к нам на похожих машинах приехал в 1968. Но и в 1991, неспособность различать то, что произошло в 1945 и 1968 годах мне показалась невероятной. Я надеялся, что милосердное время все исправит. Теперь я совсем растерян – какому идиоту пришло в голову снова притащить его на Влтаву да еще и «улучшить» поднятым вверх «тополанковским» средним пальцем? Еще до 1989 я злился, почему при торжествах, посвященных концу войны, мы игнорировали участие американцев в освобождении Чехии. Тогда я бы не верил, что все еще раз повернется на 180 градусов, и история сфальсифицируется вконец. Сегодня в ходе майских праздников все наоборот – говорят только об американцах.

Разумеется, для послевоенного развития Чехословакии было бы лучше, если бы Прагу осовободили американцы, но случилось иначе. В любом случае неловко наблюдать, как убого из жертв, которые принесли народы тогдашнего СССР (их все еще называют у нас «русаки») сегодня делают фарс.

Сегодняшние молодые чехи имеют совершенно искривленное представление о том, какую роль в победе над Германией играл СССР, и сколько людей при этом погибло. Кажется, что они не знают и о существовании чехословацкого батальона в СССР, и такие имена как Отакар Ярош, Людвик Свобода, Антонин Сохор, Рихард Тесаржик, Ян Налепка или Йозеф Буршик им ничего не говорят. Равно как и битва у Соколова или карпатско-дукельская операция. Зато они знают, что «русаки» крали часы, что Сталин был хуже, чем Гитлер, а конец войны ознаменовался массовым убийством невинных немецких гражданских. Думаю, что в Германии больше уважают советских солдат второй мировой, чем у нас, в Чехии.

Нелегко избавиться от мысли, что это промывание мозгов вдохновлено оруэлловской мыслью «Тот, кто подчинит себе прошлое, подчинит и будущее». Я не могу с этим смириться. Нам следовало бы вести себя как уважающий себя свободный народ, который способен смотреть на историю объективно. Если мы этого не можем, это свидетельсвует лишь о нашей незрелости. Или еще чего похуже».

Прага протестует. Наряду с протестами профсоюзов и самых разных организаций и гражданских инициатив теперь еще и музыканты. Статью под названием «Битва за Карлов мост» помещает журнал Respekt.

Карлов мостКарлов мост Дело в том, что уличным музыкантам (а чаще всего это – студенты, желающие подработать) негде играть. Согласно официальным постановлениям мэрии, в центре столицы всего восемь мест, где разрешено играть легально (Малая, Староместкая и Градчанская площади, улицы Нерудова и Целетна и несколько на Карловом мосту). Получение разрешения — тоже задача. Подать заявление надо за 4 недели до предполагаемого концерта, а ко взносу в 500 крон приложить список песен и композиций, которые музыкант собирается исполнять. Однако, обычно уличные музыканты на собранные деньги едут в следующий город и не могут месяц ожидать печати, они не имеют ни малейшего желания играть по плану, составленному месяц назад, да к тому же таким образом невозможно учесть погоду, что важно для инструментов. Тех, кто этот закон не соблюдает, полиция изгоняет в течение десяти минут, выписывая штраф в размере 1000 крон и объясняя им, что они – нежелательные попрошайки. Чешские артисты возмущены. В разных городах Европы правила либеральнее. Где-то можно одноразово зарегистрироваться и играть на протяжении дня где угодно, где-то регламентировано время ( в Копенгагене, скажем – не более часа на одном месте), где-то разрешение выдается не позже недели с момента, как подано заявление. Самый ожесточенный бой разгорается за Карлов мост. Кандидаты прежде чем быть допущеными с музыкальным инструментом на Карлов мост должны сыграть перед специальной комиссией (участие в конкурсе стоит 1000 крон), выплатить 210 крон за квадратный метр занимаемой территории и паушальный взнос – 500 крон в квартал. Но и с разрешением попасть на Карлов мост нелегко – нужно вписаться в очень плотное расписание с другими музыкантами. И играть не дольше трех часов. Недавно музыканты вышли на улицы собирать подписи прохожих с тем, чтобы подать в мэрию петицию. За день они насобирали 900 подписей, но готовы продолжать бороться.

Ну и на закуску постинг от юзера Живого Журнала c ником aldanov из русскоязычной блогосферы. Чешский скандал с семиотическим содержанием. Поскольку обсуждаемый рекламный билл-борд все еще украшает пражские улицы, позволю себе процитировать.

«Чешские рекламщики полезли в церковь за идеями. Для рекламы ювелирных украшений был использован церковный семиотический набор. Монашенка, распятие, алтарь, церковная лавка,витраж: — и широко распахнутые бедра модели Зузаны Страской. Слоган «Украшения – не грех». Чешская церковь, понятно, запротестовала. Но кто же ее будет слушать? Покупайте украшения, господа. Церковь преодолена!»

Одни считают, что это не реклама, а социальный плакат и что просто чехи оказались социально и идеологически честны по отношению к современной церкви, а другие считают, что это игра на «к сожалению, украшения не грех» — в дневнике Стендаля приведены слова некоей итальянской маркизы, отведавшей мороженого в знойный летний вечер: «Как жаль, что это не греховное удовольствие!»