Люди в клетках

 

В Чешской Республике по отношению к пациентам психиатрических больниц применяются крайне жесткие, унизительные и противоречащие Доктрине о правах человека методы. За это чешскую психиатрию критикуют правозащитные организации, структуры ЕС и ООН.

Иллюстративное фото: Филип Яндоурек, Чешское радиоИллюстративное фото: Филип Яндоурек, Чешское радио Несколько дней назад организация Mental Disability Advocacy (MDAC) опубликовала доклад о ситуации в чешских психиатрических больницах. В общей сложности, в них используется 120 кроватей-клеток. Иногда людей помещают туда в качестве наказания. Бывали случаи, когда пациент провел в клетке несколько дней или даже месяц.

Одна из причин, почему кровати-клетки настолько распространены в чешских больницах — это нехватка персонала. Недофинансирование больниц приводит к тому, что пациентами некому заниматься. И их просто запирают в клетки. Десять лет назад, в 2004 году, все та же организация обнародовала подобный доклад. Тоже о ситуации в Чехии. Он привлек внимание множества известных людей. Английская писательница Джоан Роулинг, автор романов о Гарри Поттере, даже написала открытое письмо тогдашнему президенту Чехии Вацлаву Клаусу. Потребовала запретить кровати-клетки — средневековый метод ограничения свободы, который давно не используется в цивилизованных странах Европы.

Получается, что с 2004 по 2014 года в чешской психиатрии не изменилось ничего. Юрист Марош Матиашко вместе с коллегами по Mental Disability Advocacy посетил восемь психиатрических больниц республики.

Психиатрическая больница Богнице (Фото: Филип Яндоурек, Чешское радио)Психиатрическая больница Богнице (Фото: Филип Яндоурек, Чешское радио) — Использование кроватей-клеток противоречит всем стандартам международного права, защищающим пациентов психиатрических больниц от тирании и плохого обращения. Начиная с 2004 года и структуры ООН, и Совет Европы требуют, чтобы в Чехии прекратили использовать клетки. Чтобы их полностью запретили. Как, к примеру, запрещена смертная казнь. Нельзя предлагать использовать эти клетки в ограниченном объеме и выдвигать в их защиту какие-либо аргументы. На мой взгляд, с точки зрения основополагающих прав, то есть прав человека, применение кроватей-клеток нельзя оправдать ничем.

Директор крупнейшей пражской психиатрической больницы Богнице Мартин Голлы относится к опубликованному докладу о ситуации в Чехии с пониманием. Но согласен не со всеми его пунктами.

— Конечно, кровати-клетки — это ограничение свободы человека. Но нужно понимать, что в такой сфере медицины как психиатрия, вообще без ограничения свободы не обойтись. Наша задача – минимизировать способы ограничения свободы. В докладе написано, что кровати-клетки надо запретить. Мне кажется, что это нереально. Однако я согласен с тем, что стоит сократить количество применяемых в психиатрии методов ограничения свободы, проводить тщательный контроль, фиксировать, когда и при каких обстоятельствах мы используем эти клетки.

Мартин Голлы (Фото: Алжбета Шварцова, Чешское радио)Мартин Голлы (Фото: Алжбета Шварцова, Чешское радио) — Вы согласны с мнением, что часто клетки используют только потому, что в больницах не хватает персонала?

— Наша медицина ограничена определенными условиями. И мы не можем с каждым пациентом делать все, что хотим и все, что стоило бы делать. Все то, что для него было бы идеально. К сожалению, есть определенный лимит, установленный существующей системой. Знаете, есть медицинские сферы, в которых Чехия крайне сильна. Та же кардиохирургия. Чешская Республика в этой отрасли — на первых местах и в мире, и в Европе. Что же касается психиатрии, то тут я опасаюсь, что мы вообще можем оказаться на последнем месте.

— Нормально ли помещать больных в клетки в качестве наказания?

— Применение клеток с целью наказания – это очень плохо и неправильно. Это нарушает как этику, так и все стандарты обращения с больными. Это очень нехорошая практика, которая противоречит всем рекомендованным правилам и нормам.

— Как часто и в каких случаях в вашей больнице пациентов помещают в кровати-клетки?

— Мы используем этот метод применительно к одной конкретной пациентке. В нашей больнице вообще только одна кровать-клетка. Родственники этой пациентки сочли, что такой метод ограничения ее свободы – наиболее разумный и адекватный применительно к ее конкретному диагнозу. И все. Больше в нашей больнице клеток нет. Да и вообще, когда-то семья этой пациентки эту кровать-клетку в нашу больницу и купила. Поэтому официально эта клетка-кровать вроде и не совсем наша.

 
 
 
Комментарии

Комментариев пока нет. Будьте первым.

 
 
Оставить комментарий
 

You must be войти to post a comment.