Как вдохнуть жизнь в мертвое животное?

 

Сегодня мы отправимся в поселок Шаквице, расположенный у моравского города Брно, и познакомимся с владельцем мастерской по изготовлению чучел животных Радомиром Францем. Мастерская, возникшая 20 лет назад, ныне относится к крупнейшим в Европе. Половина выполняемых ею заказов приходит из-за границы – из европейских стран, США, Канады, Австралии.

Радомир Франц (Фото: Ася Чеканова, Чешское радио - Радио Прага)Радомир Франц (Фото: Ася Чеканова, Чешское радио — Радио Прага) В своих родных Шаквицах Радомир Франц – знаменитость. О его работе регулярно рассказывают местные газеты, то и дело появляются на пороге его мастерской и штабы зарубежных телеканалов. Пан Франц сразу располагает к себе — как умеют это делать люди, успешные и в своей профессии, и в семейной жизни. В промежутке между командировками в Аргентину и Южную Африку Радомир Франц развозит по кружкам свою дочку и с гордостью рассказывает, какие та делает успехи в рисовании. И сам хозяин мастерской, и его супруга Ива – страстные охотники.

«Видите, вон тех козерогов – из Киргизии и Алтая, это она подстрелила. И вон тот лось из Магадана — это тоже ее трофей»,

— рассказывает гордый супруг, показывая нам мастерскую, увешанную и заставленную чучелами медведей, зебр, ланей, лосей, всевозможных пернатых и разевающих огромные глотки сомов.

Фото: Ася Чеканова, Чешское радио - Радио ПрагаФото: Ася Чеканова, Чешское радио — Радио Прага «Во все времена охотники украшают свои жилища своими трофеями, — рассказывает Радомир Франц, — поэтому у нашей мастерской не было недостатка в заказах даже в период экономического кризиса». В этом году самый крупный заказ у шаквицких таксидермистов (так называют специалистов по изготовлению чучел птиц и животных) – слон. Его чучело обойдется охотнику в 36 тысяч евро. Муфлона можно «увековечить» за тысячу с небольшим, а крокодил обойдется в 4 тысячи евро. Одного такого красавца, родом из Зимбабве, мы встречаем во время прогулки по мастерской. Даже рядом с мертвым хищником стоять рядом неприятно, ощущается исходящая от него опасность. А уж при жизни он столько дел натворил!

«За неделю до своей кончины он насмерть разорвал мальчика, потом напал на женщину, но той удалось ускользнуть. Местные жители точно знали, что виноват был именно этот крокодил: он был по расцветке темнее своих собратьев. Сначала они неделю держали траур по погибшему мальчику, а потом, когда зверя убили, неделю веселились. Все это происходило на реке Замбези, под водопадом Виктория»,

Фото: Ася Чеканова, Чешское радио - Радио ПрагаФото: Ася Чеканова, Чешское радио — Радио Прага — рассказывает хозяин мастерской.

— Пан Франц, можно сказать, что чем крупнее животное, тем сложнее сделать его чучело?

«Нет, это не совсем точно. Если говорить о слоне, то да, его делать сложно. Его кожу даже невозможно привезти из Африки за один раз — такая она тяжелая, приходится делить на пять частей. Последний слон, которого мы делали, в холке достигал высоты 3м 40 см, даже в грузовик не влезал, пришлось просить о помощи друга, который перевозит бассейны нестандартных размеров. Выше слона только жираф, но жирафа можно разложить в грузовике на полу, слона же разложить нельзя».

Радомир Франц из тех счастливчиков, чье хобби превратилось в профессию. Он сетует, что из-за постоянных командировок не принимает участия в производственном процессе – лишь контролирует работу своих подчиненных. А так хочется самому помудрить над зверем: выбрать лучшую позу, передать его движение, изгиб тела.

Фото: Ася Чеканова, Чешское радио - Радио ПрагаФото: Ася Чеканова, Чешское радио — Радио Прага «Мое хобби превратилось в профессию, что очень приятно. Когда я был еще школьником, то часто подрабатывал загонщиком на охоте и мне перепадали подстреленные птицы. Мне довелось познакомиться с директором зоологического отделения Моравского музея, и тот взял меня в мастерскую — посмотреть, как делаются чучела. Так все и началось».

В мастерской Франца работает 15 человек, и все они были обучены премудростям таксидермии прямо здесь, на месте.

«Школы, специализирующейся на таксидермии, в Чехии нет, поэтому всех своих сотрудников мы обучаем сами. Да и сам я был самоучкой. Моей первой птицей был фазан, тот уже не сохранился. Потом я сделал канюка, держащего голубя, и он со мной переезжает из офиса в офис».

— Раньше у многих мастеров были свои секреты, тайны. Например, в каком растворе лучше обработать шкуру зверя. Сейчас, когда к услугам любого таксидермиста обилие химических средств, искусственных челюстей, ушей и манекенов, остались ли у чучельников какие-то секреты?

Фото: Ася Чеканова, Чешское радио - Радио ПрагаФото: Ася Чеканова, Чешское радио — Радио Прага «Что касается материалов, то сейчас мы уже далеко ушли от того состояния, в котором таксидермия в Чехословакии находилась до 1989 года. И слава Богу. Другое дело, что даже качественные препараты вы можете использовать неправильно. Главное, чем таксидермисты отличаются друг от друга – это знание анатомии животных. Вы должны добиться того, чтобы зверь выглядел как живой. Вы должны быть в состоянии выполнить любое пожелание клиента – изобразить льва во время охоты или антилопу во время бега, придать морде медведя такое выражение, какое охотник нашел на фотографии в интернете. Или взять полиуретан и создать совершенно новую модель для чучела. Вот это уже настоящее искусство»,

— рассказывает Радомир Франц.

Многие чешские замки украшены охотничьими трофеями их бывших титулованных владельцев. Вспомним замок наследника австрийского престола Франца Фердинанда д’Эсте Конопиште: его стены украшены огромным количеством рогов и трофеев. Подсчитано, что эрцгерцог должен был убивать по 22 зверя в день. Можно сказать, что в чешских землях традиция изготовления чучел довольно древняя?

Фото: Ася Чеканова, Чешское радио - Радио ПрагаФото: Ася Чеканова, Чешское радио — Радио Прага «Да, это наша история. Многие чешские замки во времена Австро-Венгрии были охотничьими, у каждого владельца был свой чучельник. Но потом во времена социализма развитие таксидермии в нашей стране остановилось, и после открытия границ нам пришлось нагонять западных коллег. Они резко вырвались вперед в материальной базе, у них выходило много качественной литературы по нашему предмету. Но мы быстро сориентировались, догнали наших коллег и кое-в чем даже перегнали».

— Как объяснить то, что заказы вы получаете не только из Чехии, но и из других стран? У вас ведь даже нет сайта на английском языке. Иностранных клиентов привлекают ваши цены?

Фото: Ася Чеканова, Чешское радио - Радио ПрагаФото: Ася Чеканова, Чешское радио — Радио Прага «Двадцать лет назад мы действительно работали за половину цены, которую устанавливали наши коллеги за границей – в Австрии и Германии. Сейчас цены выровнялись. Мы покупаем одни и те же комплектующие по одинаковым ценам. Клиент делает выбор, оценивая только качество работы. Многие приходят по рекомендации довольных клиентов. Вообще сайты в интернете не являются показателем работы таксидермиста. Некоторые размещают там чужие работы, есть и такие умельцы, которые вместо чучел размещают фотографии живых животных».

«По большому счету, выбор всегда за клиентом, который решает, каким требованиям должен отвечать его трофей, сколько лет на нем должны держаться шерсть или перья. Таксидермия не стоит на месте: постоянно появляются новые препараты. Если мастер в целях экономии использует самые дешевые материалы, то не факт, что они самые лучшие. Как говорится, мы не так богаты, чтобы позволить себе дешевые вещи».

Профессиональных таксидермистов Радомир Франц считает не конкурентами, а коллегами: конкуренции он не боится. Но предупреждает об опасности, которая исходит от специалистов, не находящихся под контролем ветеринарных и прочих ответственных инстанций.

Фото: Ася Чеканова, Чешское радио - Радио ПрагаФото: Ася Чеканова, Чешское радио — Радио Прага «Нельзя забывать, что таксидермисты работают с биологическим материалом, который поступает из так называемых «третьих стран» (не входящих в Евросоюз). Соблюдать ветеринарные нормы очень важно. К нам в мастерскую постоянно приходят с проверками. Когда животное ввозится в Евросоюз, а сейчас уже неважно, через какую страну производится ввоз, информация тут же поступает в ветеринарное управление в соответствующем регионе. Ветеринары строго следят за тем, чтобы непереработанное сырье не перемещалось по республике. В случае, если биологический материал вызовет какое-то заболевание, они должны быть в состоянии отследить очаг заражения».

Изготовление чучел животных и птиц – лишь одно из занятий семьи Франц. Причиной частых командировок отца, да и матери семейства является охота. Францы организуют охотничьи туры по всему миру, и сами сопровождают охотников в путешествиях.

Фото: Ася Чеканова, Чешское радио - Радио ПрагаФото: Ася Чеканова, Чешское радио — Радио Прага «Мы организуем охоту по всему миру – в Африке, России, в Новой Зеландии. Клиенту нужно лишь выбрать континент, на котором он хочет охотиться, а мы уже оформляем охотничью лицензию, покупаем билеты. Некоторые группы мы с женой сопровождаем сами, некоторые встречают наши партнеры на месте. Если охота идет на животных, находящихся под защитой конвенции CITES, например, львов и слонов, мы занимаемся и всеми формальностями для ввоза животных в Чехии – оформлением ветеринарных разрешений и т.п.».

— А где в России охотятся ваши клиенты?

«По всей стране – от Санкт-Петербурга до Петропавловска-Камчатского. Камчатка, как известно, остров медведей и лосей. Мы занимаемся и бывшими республиками СССР – Казахстаном, Киргизстаном, Азербайджаном. Россия – прекрасная огромная страна, слава Богу, во многих местах еще нетронутая цивилизацией. В некоторые уголки можно добраться только на вертолете – это попахивает настоящими приключениями».

Радомир Франц тут же вспоминает историю о том, как он застрял с охотниками на Камчатке. Ожидаемый вертолет прилетел на несколько дней позже из-за погодных условий. Запасы продуктов были на исходе, нервы у его клиентов натянуты до предела. Потом надо было еще вылететь из России, а все полученные разрешения на вывоз оружия и трофеев были просрочены. «Зато есть что вспомнить, и охотникам эта поездка надолго запомнится», — смеется жизнерадостный моравак.

Фото: Ася Чеканова, Чешское радио - Радио ПрагаФото: Ася Чеканова, Чешское радио — Радио Прага — Пан Франц, а россияне в числе ваших клиентов есть?

«У меня там множество друзей-таксидермистов, мы постоянно что-то покупаем и продаем друг другу, обмениваемся идеями. В России есть две превосходные школы таксидермии, я активно сотрудничаю с обеими. Приезжают к нам в Моравию и россияне-охотники — поохотиться на фазанов, оленей, ланей, муфлонов».

— Охота – это хобби богатых людей?

«С какой стороны не посмотри, охота всегда была, есть и будет привилегией королей, дворянства. Наши клиенты, как правило, обеспеченные люди, но достаточно и охотников, которые копят на поездку по 2-3 года, а потом едут. Например, поохотиться на тетеревов в России можно за такую же сумму, в какую семье обойдется отдых у моря. Кто-то любит полежать у моря, кому-то лучше всего отдыхается на охоте. И потом, человек был охотников с самых давних времен, и в нем это глубоко сидит».

— А по какому принципу выбирается место для охоты?

Фото: Ася Чеканова, Чешское радио - Радио ПрагаФото: Ася Чеканова, Чешское радио — Радио Прага «Некоторые клиенты уже по 3-4 раза были в Южной Африке и теперь хотят поехать в Намибию, Замбию – чуть было не сказал на леопардов, но в этом году охота на львов и леопардов запрещена. Охота в Черной Африке очень отличается от охоты в так называемой культурной Африке. В Южной Африке, к примеру, в Намибии, созданы все условия для охотничьего туризма, с собой можно взять жену и детей. Там фермы оборудованы бассейнами и кондиционерами. В Танзании, Мозамбике, Замбии вы таких удобств не найдете – жить приходится в палатках, вы гораздо ближе к природе. И охота там интереснее, авантюрнее».

— Защитники животных, наверное, не жалуют вашего брата-таксидермиста. При этом почти все таксидермисты утверждают, что любят животных.

Фото: Ася Чеканова, Чешское радио - Радио ПрагаФото: Ася Чеканова, Чешское радио — Радио Прага «А у вас нет другого выбора, вы должны их любить. Как вы хотите вдохнуть жизнь в мертвое животное, если смотрите на него без эмоций, как ремесленник? Что касается любви к животным и охоты, как это соотнести, то я всегда говорю, что нужно разграничивать браконьерство и организованный охотничий туризм. Где больше всего охотятся? В Южной Африке. А где больше всего диких животных? В Южной Африке. Не странно ли это? Нет, потому что охота там передана в частные руки, и каждый хозяин защищает свою территорию от браконьеров. Он должен так организовать охоту на своем ранчо или ферме, чтобы она приносила ему постоянную прибыль. Охотник не будет охотиться на молодых самцов и самок в продуктивном возрасте — его интересуют старые крупные особи. Особенно ценятся трофеи больших размеров. Если же на ранчо не удается подстрелить крупных животных, охотники перестают туда ездить. Фермер не может себе этого позволить, он живет с доходов от охоты».

— И последний вопрос — вы делаете чучела из домашних животных?

«Нет, все об этом почему-то спрашивают. Мы такие чучела из принципа не делаем, мне это просто не по нутру. Мы сами разводим собак, ну, вы понимаете»,

— заключает Радомир Франц.

 
 
 
Комментарии

Комментариев пока нет. Будьте первым.

 
 
Оставить комментарий
 

You must be войти to post a comment.