Интеграция в испытательном режиме

 

Вчера в «Радиогазете» мы информировали вас о том, что проблемами, связанными с самым большим в Чехии вьетнамским рынком «Сапой», раскинувшемся в пражском районе Либуш, сочли необходимым заняться уже на уровне парламентского Комитета по обороне и безопасности. Некоторые политики говорят о том, что «Сапа» угрожает безопасности страны. Здесь якобы формируется перевалочный пункт, осуществляющий дистрибуцию наркотиков в европейские страны.

Людвик КлемаЛюдвик Клема «Сапа» — проблема уже не только на уровне республики, а на уровне целой Европы, повторяет в интервью газете Hospodářské noviny главный советник пражской полиции Людвик Клема, который в связи с этим говорит также о невыясненных источниках денег, иммиграционной политике по отношению к Вьетнаму и распространении наркотиков.

Сегодня мы побеседуем с представителями администрации района, которой надлежит решать проблемы вокруг вьетнамского рынка площадью 35 га (ежедневно его посещает 10 тысяч человек) и, в целом, вьетнамской диаспоры. Павла Йедличкова, заместитель старосты администрации Прага-Либуш, она же председатель Комитета по вопросам мультикультурного сосуществования, опасается того, что в «Сапе» могло бы возникнуть вьетнамское гетто. Небезынтересно, что представители гражданских организаций в прошлом требовали отставки Йедличковой в связи с использованием ею на своем посту «потенциально ксенофобных настроений чешских граждан» и обвиняли ее в нежелании сотрудничать с ними. Эва Пехова из гражданского объединения «Клуба Ханой», например, в прошлом году несколько раз предлагала заместителю старосты посредничество в улаживании отношений между вьетнамцами и чехами в конфликтных ситуациях – безуспешно. Заместитель старосты этот факт отвергает.

Павла ЙедличковаПавла Йедличкова Павла Йедличкова:

«В 2010 году «Клуб Ханой» нам ничего такого не предлагал, ситуация же весной 2010 года в этой городской части вокруг вьетнамской диаспоры, особенно на улице На Домовине, обострилась и мы в то время не дождались какой-либо помощи со стороны гражданских объединений. Но за последний год ситуация изменилась, именно с клубом «Ханой» мы сейчас сотрудничаем в проекте Министерства внутренних дел, направленном на улучшение соседских отношений между чехами и вьетнамцами в районе Прага-Либуш».

Меня, признаюсь, весьма удивила статья, опубликованная в журнале Nový prostor, в которой вы говорите – цитирую: «У нас нет вьетнамцев во втором поколении, которые закончили бы ВУЗы и полностью бы интегрировались. Сюда вместе с экономическим кризисом пришли бедные вьетнамцы, крестьяне, такие отбросы» — Вы действительно произнесли эти слова?

«Да, я это сказала, но кроме «отбросов», и это не было только в период экономического кризиса. За последние три года в Чехию переселилось примерно 20 тысяч вьетнамцев, то есть, это треть всех живущих у нас вьетнамцев. Многие из них являются жертвами посреднических агентств, которые заплатили огромные суммы, чтобы сюда попасть, и они работают здесь, как рабы. Одновременно это люди, которые включаются в организованную преступную деятельность, продажу наркотиков, и они являются наиболее агрессивными».

То есть, слово «отбросы» журналистка, Вас цитировавшая, просто выдумала?

«Может быть, у журналистки сохранилась аудиозапись, я не знаю».

Вы подготовили документацию к предстоящему заседанию парламентского Комитета по обороне и безопасности, на котором вновь будет обсуждаться вьетнамский вопрос – оно состоится 16 ноября, на сей раз в закрытом режиме – каков Ваш вклад в решение вопроса интеграции?

«Я рада, что именно администрация района Либуш инициировала это заседание и обсуждение данной проблематики, я передала в комитет ряд документов и информацию о том, как сейчас обстоят дела в районе Либуш. Мы не мультикультуралисты, мы мультикультурализм отвергаем», — подчеркивает председатель Комитета по вопросам мультикультурного сосуществования Павла Йедличкова и продолжает:

«Наш подход к интеграции таков, и я говорю об этом каждому иностранцу: Чехия открыта для иностранцев, она их приветствует, но если иностранец хочет здесь длительное время жить и работать, он должен выполнить три условия. Он будет говорить по-чешски, соблюдать чешские законы и уважать чешский образ жизни. Если ему это не нравится, я его здесь не держу, пусть возвращается туда, откуда он прибыл. Приезжайте посмотреть, как живут в нашем районе, расспросите людей, у которых есть опыт общения с вьетнамцами – я не говорю, конечно, что все вьетнамцы одинаковые, пусть Вам скажут, соблюдаются ли у нас эти три условия».