Что мы на Западе подзабыли?

 

Чешская Католическая церковь на этой неделе вспоминает о годовщине смерти кардинала Томаша Шпидлика, чья судьба более полувека была связана с Ватиканом. Голос известнейшего богослова, призывавшего к более ответственному осознанию синтеза европейского мышления, составной частью которого является как Запад, так и Восток, был хорошо знаком чешским слушателям радио Ватикана. Сегодня Лорета Вашкова продолжит беседу с профессором Павелом Амбросом, под руководством которого группа авторов составила библиографический указатель трудов Шпидлика. Разговор пойдет не только о книгах этого мыслителя, но и о его ярком экуменическом таланте.

Томаш ШпидликТомаш Шпидлик Проф. Павел Аброс из оломоуцкого центра «Алиетти»:

«Пока было издано 18 или 19 книг Шпидлика в издательстве Refugium, которое этим систематически занимается, а также четыре основные труды «Духовность христианского Востока», «О молитве», «Русская идея» и «Монашество». Монографии о Св. Григории Назианском и святом Василии Великом (известный также как Василий Кесарийский) уже подготовлены к изданию, а также самое, наверное, значительное его сочинение о русском святителе Феофане Затворнике, о теологии сердца, которое позже прославило Шпидлика — его посредством он представил западной общественности тему чисто русскую, которая однако иллюстрировала взаимную связь духовности христианского Востока и христианского Запада».

Кардинал Шпидлик действительно стремился открыть Западу православную, русскую духовность, вся его жизнь была посвящена служению христианскому единству. Мы могли бы вспомнить и про его членство в Санкт-Петербургском обществе византино-славянских исследований, которое принесло свои ростки.

«Он стал членом этого общества в начале 90-х годов – у Шпидлика вообще были очень тесные связи с Россией, в 1988 году он, например, присутствовал в качестве представителя Святого престола на праздновании тысячелетия Крещения Руси. Очень деятельное участие он принимал и в формировании мировоззрения некоторых православных студентов из Московского патриархата, которые приезжали на учебу в Рим. Несколько раз он был принят святейшим патриархом Московским и Всея Руси Алексием II, а когда кардинал Шпидлик скончался, патриарх Кирилл отправил очень трогательное письмо с глубокими соболезнованиями по этому поводу. Я думаю, что это научное сотрудничество с Обществом византийских исследований было полезным для обеих сторон, потому что кардинал Шпидлик являлся человеком, который был способен по-новому осмыслить ту разницу между русским мышлением и Западной Европой, но одновременно также открыть – при сохранении этой разницы – их похожесть».

Павел Амброс вспоминает, что в качестве примера о том, как следует относиться к двум большим культурным и духовным мирам, Томаш Шпидлик нередко говорил о Петре Первом, решившем модернизировать существовавший в России режим и мравы. Петр путешествовал по странам Западной Европы, чтобы понять, что достойно примера, и мы должны вести себя подобным образом – в обратном направлении, призывал Шпидлик.

Павел АмбросПавел Амброс «Мы смотрим на эту Европу только с западной стороны, но это не вся Европа. У нас есть свои представления о славянском Востоке, о России, и мы на Западе иногда думаем, что мы самодостаточны. Но это – неправда», — говорил Шпидлик. Нам многого не достает, ведь христианство начало развиваться в двух основных направлениях – в восточной и западной традиции, и именно христианство является тем, что соединяет Европу. Мы здесь, на Западе, кое-что подзабыли, но если внимательно всмотреться в христианский Восток, мы можем обнаружить то, чего нам в западной духовности и культуре не хватает, — таков был взгляд Шпидлика. Он не являлся сторонником оборонительной, скажем, позиции, что любой ценой надо стеречь свою национальную или культурную идентичность».