Чехи ориентируются на русских (они просто сами этого еще не поняли)

 

Роман Шмуцлер, владелец и генеральный директор клиники эстетической медицины «Асклепион», дантист и телеведущий, дает удивительное интервью, высказывая редкую для чеха точку зрения об отношениях России и Чехии.

Роман Шмуцлер (Фото: Асклепион)Роман Шмуцлер (Фото: Асклепион) -Меня очень удивило ваше заявление о том, что чехи, будучи славянами, но имея тесные связи с немцами, в последнее время все же выбирают российский вектор. В частности, вы сказали, что богатый чех все чаще и чаще выглядит как богатый русский, нежели как богатый немец. Не могли бы вы пояснить, как это конкретно, по-вашему, проявляется в имидже?

-Вы никогда не получите второй шанс произвести первое впечатление. Кроме того, в московских клубах, там, где вы можете встретить интересных людей или партнеров, существует фейс-скрининг, то есть у двери стоит человек, который решает, впустить вас или не впустить, судя по тому, как вы выглядите, как одеты… Кроме того, восточная культура сама по себе располагает к восхищению красивыми вещами и гораздо меньшую практичность, чем мы наблюдаем у немцев. Немцы, напротив, стараются, по возможности, не обращать на себя внимание, и даже самые богатые. Очень богатого человека вы как раз узнаете по тому, что он совершенно незаметен – в отличие от российских богачей. Роман Абрамович – это такой типичный пример, на самом деле, их гораздо больше таких. Богатый немец никогда не ведет себя так. Русские имеют тенденцию наслаждаться жизнью. Если уж у них есть деньги, то, как говорится, красиво жить не запретишь… Немцы склонны копить и экономить, в том числе на себе.

— Пфеннинг к пфеннингу. У нас тоже есть пословица – копейка рубль бережет…

-Да, но немец сэкономленное вложет, например, в машину, а русский – скорее в более эстетические вещи, в свой имидж. Кроме того, есть еще один фактор. Позиция женщин в обществе. В России очень важно, чтобы женщина хорошо выглядела. В дейтсвительности, там очень много женщин, которые натурально зависят от мужчин финансово. Для русской женщины важно, чтобы вначале в нее кто-то влюбился, а по концовке ее не «апгрейдили», то есть – не заменили бы на более продвинутую версию. Поэтому женщины вкладывают огромные деньги и много времени, чтобы выглядеть всегда хорошо. Некоторые работают над собой так, что превращают себя в художественные произведения – красивые, знают по нескольку языков, разбираются в моде… В Германии, конечно, женщины не привыкли скрывать свою эмансипированность. Например, они принципиально не ходят на высоких каблуках, показывая этим, что они вовсе не ждут того, чтобы мужчины рассматривали их как секусальный объект. Германия – это действительно экстрим. Эстетическая медицина там претерпевает epic fail. Тогда как Россия – другая крайность. Остальные страны просто располагаются на этой шкале.

-И вам кажется, что чехи таки ближе к России в этом смысле?

-Мы — славяне исторически. Это главное. Но немцы здесь физически присутствовали, влияли на нас неимоверно. В период Австро-Венргии все диктовалось немецкой культурой. Попытки отличаться, придумывать свои выражения, свои костюмы, воспринимались со смехом. Таки да, это был своеобразный вид немцев, считавших себя чехами. Потом немцы ушли, но чехи до сих пор по сравнению с остальными славянами считают себя немного «выше», потому что они вроде как чуть-чуть как немцы. Но это теряется. Я это чувствую. У меня у самого частично немецкие корни и частично немецкая семья.

-И как быстро это теряется?

— Например, в моей молодости, в чешско-немецкой обстановке очень модно было использовать немецкие слова и выражения. В Брно существовал даже отдельный диалект – по сути, исковерканный немецкий. Повторю, влияние немцев было огромно, сейчас оно теряется прямо на глазах. У меня такое чувство, что чехи будто бы вдруг вспомнили, что они – славяне. Вспоминают они об этом скорее подсознательно. Вспомните, что термин «панславизм» был придуман чехом. Чехам подспудно нравится стиль жизни как в России, хотя они в этом неохотно признаются, потому что каждый чех пренебрегает русским –это наследие социализма.

-И богатый чех, и бедный? И образованный, и неграмотный?

— Вот богатые люди, которые и по бизнесу, и культурно связаны с Россией – вот эта группа, о которой я говорю. Очень многие чехи потерпели поражение на Западе. Нет у нас чеха, который бы озолотился на Западе и стал этим знаменит. Думаю, что многие и разочаровались в Западе, потому что выяснили, что их там никто не ждет. Тогда как Россия – открыта для них. Если они следуют определенным правилам игры, то либо работают там, либо здесь — работают на русских (Карловы Вары – это отдельная большая история, там мы себе просто сделали маленькую Россию), а теперь это в Праге. По моим данным, в Праге сейчас более 100 000 русскоговорящих. А почему бы и нет, когда русские охотно платят? Мне вот сейчас очень любопытно, что сделает эта континентальная хоккейная лига, потому что для нас это культурный шок, а со стороны Путина, мне кажется, суперход. Разумеется, без его ведома такого бы не случилось…

Я напомню, что в сезоне 2012/13 в КХЛ будет выступать клуб из Праги Чешская хоккейная ассоциация проголосовала за участие клуба из Праги в чемпионате КХЛ.

В Праге будет базироваться переезжающий из Словакии клуб «Лев».Предыдущая попытка закрепиться на территории Чехии окончилась неудачей. Год назад владельцы клуба «Лев» (он принадлежит чешской промышленной группе CKD) попытались договориться, чтобы их команда базировалась в чешском городе Градец-Кралове. Однако это решение не поддержала Чешская хоккейная ассоциация.

Продолжает Роман Шмуцлер:

— Мы начинаем потихоньку становиться частью России – подсознательно. Это проявляется и в более благосклонном отношении к эстетической медицине, в моде, в использовании косметики. Они все еще делают «фи» при слова «Россия», но чем дальше, тем больше становятся похожи на славян. Они и есть славяне! После того, как немцы ушли, все тут стало чисто славянское – за исключением цыган, которые чехам страшно мешают.

-А вы так рассуждаете как владелец клиники – судите по количеству клиентов?

-Да, мы наблюдаем это в своей отрасли – в эстетической медицине, и видим это как очень хорошую вешь, потому что тренд, как я уже сказал –массовый. Россияне привыкли пускать на эти вещи деньги, причем – как бедные, так и богатые. Сейчас, например, начинаются майские праздники, это – традиционно — и русских у нас очень много – самых разных. Бывают девушки из среднего класса, победнее, которые надеются здесь встретить богатого россиянина или мужчины, которые ищут бизнес-контакт. Почему едут сюда? Потому что в маленьких закрытых Карловых Варах намного больше шансов встретить того, кто вам нужен, нежели в Москве. В Варах есть шанс встретить крутого бизнесмена из Сургута за завтраком в отеле. Вы сами знаете, сколько времени занимает из Москвы доехать до Сургута. И в тот момент нужно произвести впечатление.

-И все-таки чехи в целом нехорошо относятся к русским богачам…

— Им надо равнять шаг с новыми русскими, которые уже совсем не такие, как раньше – пародия. Я в России бываю часто. Да и не только в России. В Штатах в одном из самых крупных престижных отелей – постоянно слышится русская речь. Но как постояльцы выглядят — трудно отличить русского от американца. Кроме того, русские там и работают в осблуге. Когда я с ними разговорился, они сказали, что постепенно вытесняют из этого бизнеса мексиканцев. Веселые ребята в красных пиджаках и спортивных штанах, которых мы помним с 1995 года, уже доживают свой век. Им сейчас приблизительно по 75, и они уже не изменятся.

-А мне вот кажется (да и не только кажется, а я вижу по публикациям в газетах и журналах, по передачам по ТВ), что этот стереотип до сих пор в Чехии живуч. Вроде все уже понимают, что по-настоящему богатый человек выглядит как Билл Гейтс, а не ставит себе дома золотой унитаз. Но чехи продолжают думать и рассказывать друг другу, как они видели русского бандита-нувориша в кожаной куртке, с золотыми цепями и прочее, и прочее. Будто бы других русских они не замечают.

-Нет… В общем-то я думал об этом. Есть тренд – и это трагедия — отношение к деньгам. Мы сейчас заворожены всесильной экономикой, и тенденция такова – будь ты порядочный честный человек или нет, не будем усложнять -просто скажи, сколько у тебя денег. Озвучь сумму. То есть, деньги сейчас очень много значат. При социализме было другое – там было главное – нравственные критерии, которые, может и не соблюдались, но об этом, по крайней мере, говорилось. Сейчас другая крайность. Это надо пережить. Теперь до людей должно дойти, что нет смысла к пятому миллиарду прибавлять седьмой, а хорошо выйти на улицу без толпы охранников. Или можно вернуться в Россию, чтобы там в тебя швыряли камни или посадили. И в Чехиии я такое наблюдаю. Сколько раз доктора говорили, я слышал – без разницы, выживет ли пациент, главное, что я на нем заработаю. Это нам надо просто пережить.

-Такое говорил даже Фрейд… Но как это отражается на эстетической стороне дела?

-У русских восприятие эстетической стороны – другое, благодаря византийской традиции. Ведь и католический или протестантский костел выглядят немного иначе, чем храмы в России… У русских всегда будет иной вкус, как он другой у японцев или китайцев. Они тоже, кстати, имеют много общего, но сильно отличаются, как русские и немцы, несмотря на их исторические связи. Подумайте, сколько немецких королевен становились российскими императрицами и наоборот, но русские сохранили свой вкус, а немцы – свой.

-Да, но мы сейчас говорим о различиях в восприятии денег и эстетики меэжду чехами и русскими. У меня был чешский приятель, который хвастался, что купил себе в секонд-хэнде очень крутую куртку. И какой он смышленый и везучий. Тогда как среднестатистический русский мужчина…для него такое сказать девушке – это за пределами добра и зла. Я не говорю сейчас об анекдотах на эту тему, хотя они тоже случались в реальности. Например, такой. Приходит один русский и хвастается другому, что купил галстук за 600 долларов, а второй говорит: «Ты балбес, за углом продается такой же за 800!»

-Это как раз различие между немецкой и российской культурой. Это то, что мы наблюдали в Карловых Варах. Все хотели хватстаться «фирмой», и хотели срочно, так срочно продемонстрировать свое богатство, что даже не торговались. Пока до них не дошло, что скрыть его может быть гораздо выгоднее — здесь. Другое дело, что Россия – огромная. И там необходимо показать свое богатство и власть. В больших странах играют в статусы по-крупному. Тут нужно еще как минимум четыре поколения, чтобы все знали, что этот человек имеет статус, а он бы мог при этом ходить в рваных джинсах. Как это происходит сейчас в Англии. Там лорды нашивают себе на коленки и на локти заплатки, чтобы показать, что им плевать на деньги. Это придет позже. Россияне этому учатся. Даже вот на примере олигархов – не успеваю за ними наблюдать.

-Они слишком быстро меняются сами по себе или меняются – в смысле — чередуются?

— Они в Варах чередуются так быстро – так быстро сменяются те, кому Кремль благоволит или не благоволит… Они это понимают, и пытаются хотя бы в тот момент, когда они на коне, это показать. Это касается тех, кто посреди шкалы. Бедные в России имеют свои проблемы, богатые предпочитают уже сидеть тихо, а вот середнячкам хочется продемонстрировать, что они именно сейчас принадлежат к той «правильной» касте. Потому что Путин сегодня одного возвысит, а завтра посадит. Каждый жест отслеживается. Кроме того, в большой стране людей много, там никак иначе не показать, там и правда встречают по одежке. Каждый может сказать, что у него есть деньги, но это не значит, что они у него на самом деле есть. Однако, когда вы летаете на персональном боинге, в этом уже никто не усомнится. Более того, когда вор в законе в Каннах говорит, что у него есть икона от Рублева, там понятно, что у него есть не просто деньги, но влияние и связи. Человек, который показывает икону Рублева, не должен никому угрожать. Ему вообще больше ничего говорить не надо.

— Так русские миллиардеры – они какие как люди? Вы же их многих лично перевидали…

-Они являют собой очень неооднородную группу. Кроме того, я их наблюдал в разных фазах. Романа Абрамовича я знал в период, когда у него еще не было «Челси». Он выглядел очень неприметно, просто два разных человека – тогда и сейчас. Я о том, что из по-настоящему богатые россияне к нам в Вары ездят уже последние… Уже почти и нет. Березовский там бывал, да, но сейчас я знаю только одного из топ-десятки российских олигархов, который бывает там регулярно. Вот он как раз пожилой симпатичный человек. Чехи сами не понимают, какая марка в России – Карловы Вары. Так или иначе, для маленького городка в западной Чехии – это невероятный бренд. Таких городков в Европе много, но нам с Варами повезло, и надо за ними ухаживать.

-У вас русская клиентура, при этом вы – довольно публичная персона в Чехии, имели свои передачи по тв…И вас не критиковали за то, что вы «якшаетесь с русскими»?

-Часто. Меня вообще приглашают на каждую дискуссию о том, что как страшно в России. И когда им нужен оппонент, который про Россию скажет что-то хорошее, зовут меня. Чешского работника российской компании они позвать не могут, русского тоже. Поэтому я очень популярен, и у меня уже даже есть любимые противники, которые каждый раз кричат, что в Варах сосредоточены грязные деньги от тех бандитов, что убивали людей.

-А вы что думаете по поводу происхождения этих денег?

-Я не думаю, что скажу какой-то секрет, но, по-моему, понятно, что деньги сделаны во время приватизации в России, у нас тоже приватизация не была полностью прозрачной, но сказать, что Вары «держат» парни с пистолетами… Я там пистолетов не видел, а в Праге видел. Может, они там в Варах договорились, что у них будет безопасно, не знаю… Просто я все время привожу контраргументы и развеничиваю ковбойские мифы о Варах. А еще они говорят, что эти люди выглядят как наркодилеры. Мне кажется, что если человек приватизировал какую-то фабрику, он не будет по выходным подрабатывать еще продажей наркотиков. Прямо там такая преступность и проституция… Я бы Вары оставил в покое и посмотрел бы лучше на то, что творится в недалеком от Вар Хебе с вьетнамцами… До войны и Хеб, и Марианские Лазне были более знамениты, чем Карловы Вары. А теперь посмотрите на чешский способ приватизации в Марианских Лазнях и русский способ в Карловых Варах, Вары, по-моему, выглядят лучше. Признайте это, несмотря на чешскую ненависть к азбуке. А Хеб так вообще становится жалко.

-Вы довольно молоды. Когда вы так близко познакомились с Карловыми Варами?

-Я пришел в Вары, когда они были в упадке. Отличались они от Марианских Лазней тем, что в Марианках было несколько крупных объектов, оставшихся от немцев и евреев, их приватизировали, но многое вернули чехам. Таким образом, крупных инвесторов там сейчас просто нет, и в какой-то степени там ждут русских. Когда я появился в Марианках, мне говорили: «Не думайте, что мы вам позволим таскать сюда русаков!», а теперь они каждому рады. В Варах я работал в 1997 году, когда половина гостиниц были закрыты, потому что их приватизировали чехи без денег, то ли разграбили, то ли просто не удалось им их «поднять». И как раз тогдашняя гордость Вар отель «Бристоль» был в конкурсе. Принадлежал он чешскому банку, которому было совершенно плевать, сколько денег там тратится в неделю, они просто на выходные приезжали туда забесплатно. Потом его купили русские, начали вкладывать, начали предоставлять рабочие места. Я, честно, не знаю, кто на самом деле владеет сегодня Варами. Я вообще не на том уровне, чтобы со мной кто-то сел и сказал: «Я настоящий владелец», но я знаю людей, которые подписывают документы. Я знаю их уже 15 лет, и могу сказать, что выгода деловых отношений с русскими состоит в том, что они строятся на отношениях. Строятся долго, но если они построены на взаимной симпатии и уважении, то они просто работают и все.

-Русские не обманывают?

— Договоры у нас делают юристы после того, как сделка совершилась де факто, чтобы чешские бюрокарты не имели к ним претензий. Русские обычно очень переживают, не будет ли проблем с бумажными формальностями. Они-то привыкли, что в России если кто-то захочет докопаться до ерунды, то он это сделает – вполне по закону. Но – если мы договорились и пожали друг другу руки, это работает. Чехи теперь лушче относятся к русским еще и потому что имели счастье делать бизнес с французами и англичанами. С французами дело не в том, что вы пожмете друг другу руку, а в том, что от вас хотят подписания 20-страничного договора, где на странице номер 17 будет маленький абзац мелким шрифтом, который опровергает всю суть соглашения. Англичане вообще не скрывают того, что если вы чего-то не усмотрели, то сами виноваты. Это — просто открытый бизнес. А русские все-таки больше внимания уделяют отношениям. Дальше на восток – Китай, Корея, там вообще нужно семью создавать, чтобы тебе поверили. Япония слишком закрыта, это не обсуждается, туда невозможно проникнуть.

-Вопрос, что ближе чехам. «Это просто бизнес, сынок» или долгое построение отношений, чтобы можно было ради сделки пожать руку?

— Мне это близко, и мне кажется, что чехам это тоже должно больше нравится – эта славянская близость. Кроме того, масса чехов хотели бы работать на олигарха, который обо всем позаботится и все организует, даже если он получит мало, но надежно, даже если ему придется выступать слегка в роли «мужика». Это вам не англо-сакс, который предпочитает все делать сам. У нас в Чехии пять предпринимательских семей, которые делят все деньги и создают удобные себе политические партии. И смотрите на уровень коррупции. Конечно, мы ближе русскому менталитету, чем немецкому. Чех скажет, что он не любит русских, но по сути они ему ближе, чем он сам может допустить.

-А молодежь?

-А молодежь уже фактически отрезана от социализма. Те, что работают в Карловых Варах, между собой разговаривают по-русски.

-Этого я еще не слышала…

-Они там просто будто в России, ничего удивительного. Весело, что русский в школе они не учили, поэтому азбуку не знают. Когда они приезжают в Россию, русские от них в шоке. Полное ощущение, что они жили в России, они знают русские реалиии, говорят на языке и утверждают, что впервые в России. Если Путин дальше будет действовать так же умно, может быть, через 20-30 лет мы станем очередной советской республикой.

— Я не верю своим ушам. И вам это нравится?

-Я не говорю, что мне это нравится, я вообще наполовину немец. Мне нравится мультинациональная Прага. Мне не хватает здесь немцев – для большей стабильности. Мне не хватает здесь евреев, которых немцы убили. Я рад, что здесь достаточно американцев, традиционно –много итальянцев. Я не хочу, чтобы мы стали частью Россию, упаси бог. Мне нравится Прага как перекресток. Другое дело, что Россия – это для Чехии шанс. Рыночный.

-Вот вы говорите, что молодежь якобы понимает, социализма не помнит и лично против меня ничего против не имеет. От того, что я говорю по-русски. Нет, 30-летний парень мне начинает говорить: «Вы нам сорок лет превращали жизнь в ад»…

-Это нормально. Нужны еще два поколения. Вы не можете забыть историю. Я – наполовину немец. Война давно закончилась. Но если меня кто-то хочет в чем-то задеть, то мне все припоминают. Русским будут припоминать еще лет сто, это несомненно.

-И в Варах, и в Праге?

— В чем разница между русскоговорящими в Варах и Праге? В Праге среднестатистический русскоговорящий делает какую-нибудь черную работу, поэтому чехи их воспринимают как американцы – мексиканцев.

-Это закарпатские украинцы, это совершенно другая история.

-Чехи не различают русских и украинцев. Они-то друг друга отличают очень хорошо, я знаю, но не суть. Главное, что для чеха русский – это человек, который занимается какой-то мануальной работой, он воспринимается как конкурент на рынке труда. Максимум – должен делать работу, которую больше никто другой делать не хочет, например, чистить туалеты. Когда здесь будет больше русской интеллигенции, ученых…чехам ничего не останется, как понять. Но сейчас, когда чех услышит ваш русский акцент, он сразу примет вас за уборщицу. В Варах все иначе – в Варах мы зависим от русского, русский заказывает музыку. Некоторые вещи нам в русских не нравятся. Но чехи вообще – несколько.. привычны прислуживать по национальному менталитету, но про себя ругаются. То есть, тоже нельзя сказать, чтобы в Варах чехи говорили – вау, как нам хорошо, мы прислуживаем русским. Нет, русский отойдет, чех сразу же проворчит: «Русак!», но он старается, чтобы русский этого не заметил.