8 лет тюрьмы за утаённых детей

 

В четверг пражский городской суд вынес приговор по так называемому делу «волчьих детей», поразившему граждан страны. Родители всю жизнь не выпускали двух сынишек, о рождении которых никто, помимо них самих не знал, из квартиры в пражском районе Винограды. Дети, не зарегистрированные в отделе метрик, ни разу не были у врача, не были привиты в соответствии с календарем прививок, родители плохо их кормили, санитарно-гигиенические условия их в семье были неудовлетворительными.

Фото: ЧТКФото: ЧТК Отец был приговорен к восьми годам лишения свободы, мать, действовавшая под его влиянием — к трем годам условно и принудительному лечению в психиатрической больнице. Оба 36-летних обвиняемых Мартин и Гана К., у которых есть еще 13-летняя дочь, с пятилетнего возраста воспитываемая их бабушкой и дедушкой, отрицают свою вину. Они якобы являются противниками традиционных методов воспитания и совершенно уверены в том, что хорошо заботились о сыновьях. Приговор пока не вступил в законную силу, отец двух сыновей решение судей обжаловал. Мать и прокурор, заявившая, что дети, ныне в возрасте двух и трех лет, не умеют говорить, лишь издают странные звуки, не имеют кусательных рефлексов и не ходят потребовали времени на размышления.

Родственники родителей в ходе допроса заявили, что не имели понятия о существовании детей, о которых узнали случайно. Мать в результате ссоры с мужем опасалась за свою жизнь и вызвала полицию, которая и обнаружила отстававших в развитии детишек. Согласно заключению экспертов, функции мозга мальчиков нарушены и нельзя исключить, что их психике будет нанесен необратимый вред.

По словам председателя Сената Городского суда в Праге Камила Кыдалки, родители совершили особо серьезное преступление, которое заключалось в тирании собственных детей: Обвиняемые тотально изолировали детей от внешнего мира. Утверждение родителей о том, что дети бывали на террасе или на балконе, что, конечно, хорошо, раз они не находились только в квартире, но все-таки никаких стимулов к развитию они не получали. Дети, несомненно, должны общаться со своими сверстниками и освоить разные навыки, чтобы научиться существовать в обществе. Невозможно допустить, чтобы они были изолированы от общества по той причине, как утверждает обвиняемый, что это общество якобы злое.

Адвокат обвиняемого Ян Червенка считает наказанием неадекватным:

— Меня лично очень удивило предложение прокурора о сроке наказания, который мне кажется чрезмерно строгим, если сравнивать его с аналогичными случаями, в которых родители умышленно действовали вразрез с интересами детей, нанося их здоровью ущерб.

«Стиль воспитания родителей в данном случае был действительно странным, и я его не защищаю. Я лишь утверждаю, что они не хотели причинить детям вред. Отец был уверен в том, что делает в интересах детей все самое правильное и, несмотря на это, его приговорили к более жесткому сроку, чем, например, тех, кто поливал своих детей кипящей водой или иным способом истязал», таковы аргументы Яна Червенки.

Отец, ставший инициатором домашнего заточения детей — эксперт охарактеризовал его как тирана, манипулятора с шизоидным расстройством личности, самозваного целителя и священника — обжаловал решение суда, как подтверждает его адвокат, упрекающий судей в том, что они не выслушали всех ключевых свидетелей:

С вердиктом суда обвиняемый не согласен, поэтому он сразу же обжаловал его, выразив свою позицию. Я думаю, что главной ошибкой является то, что суд не проверил предлагаемые нами доказательства и, прежде всего, что он не принял врача, которая детей видела объективно. Ко всему этому судьи весьма некритично отнеслись к утверждениям эксперта, который признался в том, что этих мальчиков он сам лично не видел. Его утверждения основывались исключительно на документах, предоставленных иными лицами.

В заключительной речи в суде Мартин К. сказал: «Мы странные, но приличные люди». Показания в суде давал и брат обвиняемого Карел, у которого с прошлого года живут дети — он подал заявление на оформление опеки над ними. Он уверяет в том, что в заключении врачей Дома малютки, где ребятишки находились месяц, значилось: «Совершенно здоровы».