Ярослав Кучера – «Как я встретил людей»

 

В Терезианском крыле Старого королевского дворца Пражского града открылась большая ретроспективная выставка фотографа-документалиста Ярослава Кучеры, относящегося к числу самых ярких представителей современной чешской социальной фотографии. Главным объектом в творчестве фотографа являются люди, отброшенные на периферию общества – нищие, бездомные, проститутки, завсегдатаи пивных, заключенные, душевнобольные… Именно поэтому и нынешняя выставка несет простое, но весьма емкое название – «Как я встретил людей». Перед глазами посетителей предстает более трех сотен черно-белых фотографий разных циклов, реализованных Ярославом Кучерой с конца 60-х годов прошлого века до сегодняшних дней.

Ярослав Кучера (Фото: Хелена Петакова, Чешское радио)Ярослав Кучера (Фото: Хелена Петакова, Чешское радио) Родился Ярослав Кучера в 1946 году. С 1962 по 66-й учился в Строительном техникуме города Мельник, а с 1967-го года на Строительном факультете пражского Политехнического института, где был активным участником студенческих демонстраций, предвосхищавших события Пражской весны 1968 года. В 1969 году, в первую годовщину оккупации Чехословакии войсками Варшавского договора, во время осуществления фотосъемки на улицах столицы, Ярослав Кучера был арестован, заключен в пражскую Панкрацкую тюрьму и позже предан суду, как контрреволюционный элемент. Но все-таки, ему удалось окончить институт и в 1973 году встать на путь свободного фотографа.

На сегодняшний день на счету Ярослава Кучеры более пятидесяти авторских выставок, реализованных в разных странах мира. Его творчество также оценено рядом премий, в том числе и главной премией престижного отечественного конкурса Czech Press Photo 2000 года за снимки из цикла — «Камнями и насилием против глобализации», сделанные во время протестных демонстраций в дни заседания Международного валютного фонда в чешской столице.

На ретроспективной выставке посетители также увидят фотографии из циклов разных лет: «Люди, которых я встретил» (портретный цикл), «Коммунистические праздники», «Молдавия», «Бархатная революция», «Судеты», «И такая Прага», «Новые радости в чешских пивных» и ряда других циклов.

С фотоаппаратом связана вся жизнь Ярослава Кучеры, но началом своего творческого пути он считает фотографию сделанную во время поездки на автомобиле к морю с родителями, когда семья остановилась передохнуть в румынском городе Клуж-Напока. В руках Ярослава Кучеры тогда был подаренный его отцом восточногерманский фотоаппарат Exakta, который, однако, при съемке страшно шумел.

— «Когда я вошел в Клуж-Напоке в церковь, то увидел нищих, просящих милостыню. У нас в Чехословакии в те времена нищих я никогда не видел, это был феномен, который не имел права на существование. При коммунистах человека просящего милостыню немедленно бы забрали, но там все было иначе, в православной церкви позволялось нищим просить подаяние. Когда я это увидел, то мне показалось, что передо мной картина Дюрера или иного средневекового художника. Я был очарован сценой и сказал себе — я должен их сфотографировать. Но, сказать легко, а как это сделать? Я был молодым парнем, чуть больше двадцати, а передо мной стояли два бедняги, которых я не хотел обидеть. Они и так унижены тем, что должны стоять и выпрашивать милостыню. Я конфузился, но как-то поднял свой фотоаппарат и два раза щелкнул кнопкой. Лишь один из этих снимков оказался острым. Вот так и появилась эта фотография».

А как вы впервые взялись за фотоаппарат?

— «Впервые? А этого я вообще не знаю. Мой отец был заядлым фотолюбителем, снимал всю свою жизнь, и у него это получалось хорошо. Он то, меня и посвятил в это дело. Фотолаборатория отца была сделана в шкафу. Направо ружья, он же был еще и охотником, а слева вытаскивалась полка с маленькими ванночками, 9 на 12 сантиметров, для проявителя и закрепителя, да еще примитивный увеличитель. Там мы и делали фотографии. Он начал меня учить в пять или в шесть лет, так что с фотографией и фотографированием я познакомился очень рано. Мне это занятие страшно нравилось. В техникуме я фотографировал советским «Любителем», дальше появилась упомянутая «Exakta», а потом в комиссионке я купил старую фотокамеру «Leika» 1938 года с советским объективом «Юпитер». Вот это была техника — фотографии исключительно острые, прекрасные».

На протяжении всей вашей жизни главной темой в творчестве остаются люди на периферии общества. На ваших снимках проститутки, женщины и мужчиыны стриптизеры в первых чехословацких ночных клубах, заключенные, деревенские чудаки, сумасшедшие…

— «Я вовсе не происхожу из семьи, которая находилась бы на дне общества, нет. Но в студенческие годы я тоже не был богачом и ходил на обед в ближайший буфет, где покупал кнедлики с соусом за 2 кроны 60 геллеров и никакого мяса. Когда же я устроился на свою первую работу, то через полгода получал только 900 крон в месяц и относился к категории малоимущих, поэтому и вращался среди подобных людей, как-то вписался в их круг. Поэтому-то, наверное, и начал фотографировать. Правда еще и то, что в 60-х годах я многократно видел фильм Антониони «Фотоувеличение». В нем меня восхитили фотографии стариков из приюта для бедных. Тогда я сказал себе – либо буду футболистом, а я в то время серьезно футболом занимался, либо фотографом. С футболом не вышло из-за травм, а с фотографией получилось».

Однако подобная тематика в период коммунистического режима в большом почете не была.

— «Эти фотографии изначально делались, что называется — «в стол». Естественно, я бы не смог никогда в то время показать, например, фото протестующих демонстрантов. Хозяина галереи, который бы такое сделал, наверняка бы посадили или, как минимум, закрыли его галерею».

Однако, как подчеркивает фотограф Ярослав Кучера, иные снимки выставлять все-таки удавалось, хотя и не без уловок. Впервые выставка работ молодого фотографа Ярослава Кучеры состоялась в 1975 году в единственной фотографической галерее в Праге – «Fotochema».

— «Покровительство над выставкой тогда взял глава Союза фотографов Вацлав Йиру — коммунист, но очень приличный человек. Он мне говорил: «Не бойся, я это поддержу». И все равно в «Вечерней Праге» вышла критическая статья, в которой было написано: «Как такой автор может выставляться в период празднования тридцатой годовщины освобождения советской армией? Настоящее лицо автора не могут скрыть даже несколько выставленных изображений горняков». Это критик заметил абсолютно точно, шахтеров я там разместил специально, чтобы в экспозиции было что-то социалистическое. На следующий же день на выставке было полно народу, а всего ее посетило 25 тысяч человек. Это было потрясающе. Это была первая выставка моих фотографий людей на периферии общества».

Во второй раз свои фотографии Ярослав Кучера представил публике в 1977 году в Оломоуце на выставке, организованной Владимиром Биргусом (чешский фотограф, педагог и специалист по истории фотографии).

— «Сначала эту выставку закрыли. Товарищи коммунисты из исполкома решили, что выставленные фотографии не могут сопровождаться описаниями, которые там изначально были. У фотографий, например, было написано – «Дом престарелых в Прахатицах». Тогда Владимир Биргус предложил изменить сопроводительные тексты, а я согласился, пускай будет весело. Так вместо «Дома престарелых в Прахатицах» появился — «Приют Святой Анны в Мюнхене», а «Румынские нищие» превратились в «Нищих в Лондоне». Проведение выставки сразу разрешили, потому что это уже были капиталистические нищие, а не социалистические. Такое было тогда время».

Продолжение беседы с фотографом Ярославом Кучерой, чья ретроспективная выставка открылась в Пражском граде, слушайте в следующую пятницу – 10 мая.

 
 
 
Комментарии

Комментариев пока нет. Будьте первым.

 
 
Оставить комментарий
 

You must be войти to post a comment.