Взрывоопасное место в истории чешского искусства

 

Сегодня мы продолжим рассказ о стремлении постричь чешских художников «под гребенку» пронацистских властей, стремившихся в протекторате Чехии и Моравии выискать «вырожденцев», взявшихся за кисть. Тема для рассказа подсказана нам выставкой «Конец авангарда? От Мюнхенского сговора к коммунистическому перевороту», которая завершится в пражской Городской библиотеке в конце сентября.

Напомню, что составной частью целого проекта, раскрывающего атмосферу, в которой с 1938 по 1948 г. развивалось чешское изобразительное искусство, стала и одноименная публикация. В прошлый раз мы рассказывали о том, что члены организации Den горели желанием устроить в Праге, по примеру Мюнхена, выставку «выродившихся» произведений искусства. Возник и список «дегенеративных» авторов. Oсобое рвение проявлял в этом деле министр образования и народного просвещения Протектората Чехии и Моравии Эмануел Моравец. Продолжает один из авторов каталога, изданного к выставке, Милан Пех.

«Было совершенно очевидно, что если бы у Эмануела Моравеца было больше возможностей, он наверняка довел бы свои планы с «вырожденцами», как их оклеймили, до победного конца, потому что ему была дана большая власть, и у него были все средства для этого».

Выставка «Советский рай» в Праге, 1942 г. (фото из коллекции Ярослава Чванчары). Выставку посетили также генеральный директор издательства Орбис Франц Рудл, президент Эмиль Гаха и министр образования Эмануел Моравец.Выставка «Советский рай» в Праге, 1942 г. (фото из коллекции Ярослава Чванчары). Выставку посетили также генеральный директор издательства Орбис Франц Рудл, президент Эмиль Гаха и министр образования Эмануел Моравец. В протекторате планировалось ввести некую систему общественной службы просвещения, которая, видимо, должна была взять на вооружение эти списки якобы дегенерировавших чешских художников.

«Этими списками воспользовались для первоочередного набора на принудительные работы в концлагеря. Сохранились списки с разноцветными пометками, где каждый цвет обозначает определенную дату — скорее всего, это конкретные месяцы, в которые предполагалось призвать «дегенерата» к ответу, то есть, выслать кандидата на «лучшее будущее» в лагерь. Списки предваряло что-то вроде комментария, где автор, составлявший списки художников-вырожденцев, рекомендовал, кого, в первую очередь, следует отправить в лагерь. Первоочередниками, в данном случае, должны были стать представители молодого поколения так называемых дегенератов».

Присяга новобранцев СС на Староместской площади в Праге, 19 апреля 1941 г.Присяга новобранцев СС на Староместской площади в Праге, 19 апреля 1941 г. Удалось ли выяснить, кто являлся автором этих списков?

«К сожалению, пока это не удалось выяснить».

Возникает такое впечатление, что чешские искусствоведы обходили это аномальное, скажем, место в истории отечественного искусства стороной — оно было взрывоопасным, в плане возможных реакций общества?

«Обходили. По той причине, что этот период времени действительно очень щекотливый для многих с той точки зрения, как конкретные люди себя вели, какой характер они показали, а также из-за того, что средний художественный уровень произведений, которые возникали в войну в Протекторате Чехии и Моравии, надо признаться, не был особо высоким. Может быть, и поэтому именно в то время началась дискуссия о китче, псевдоискусстве. Видимо, по всем этим причинам период немецкой оккупации оставался в истории чешского искусства белым пятном».

Йиндржих Геислер «Грабли», 1943 г.Йиндржих Геислер «Грабли», 1943 г. «Конец авангарда? От Мюнхенского сговора к коммунистическому перевороту» является ключевым для осознания многих граней художественной чешской среды оккупационного периода, подчеркивает Милан Пех.

«То, что возникло благодаря как самой выставке, так и изданному к выставке каталогу, является совершенно исключительным почином, до сих пор не имевшим у нас место. Более того, взгляд искусствоведов на это явление далек от догматизма и их реакция далека от однозначных ответов. Целый проект возникал на фоне бурной дискуссии и выставка, как и книга, открывают дальнейшее поле для продолжения обсуждения этой темы и ее исследования».

Собрание Немецкой национал-социалистической партии в пражской Луцерне, март 1941 г. Собрание Немецкой национал-социалистической партии в пражской Луцерне, март 1941 г. Обратной стороной медали, «лицом» которой будем условно считать картины, графику и артефакты, предстают в рамках всего проекта документальные фотографии, полагает преподаватель одной из пражских гимназий Ян Седлачек, посетивший выставку несколько раз.

«Фотографии показывают другую сторону всего того, что происходило — это не художественные фотографии, а совершенно аутентичные. На них, например, изображено собрание Национал-социалистической немецкой рабочей партии в Праге или присяга новобранцев СС на пражской Староместской площади — все это в 1941 году. Эти снимки – дополнительный, другой взгляд на сумасшествие, которое царило в то время. Благодаря выставке «Конец авангарда?» и каталогу я познакомился с новым для себя тематическим разделом — в книге приведены образцы пропаганды, используемые немецкой машинерией против СССР.

«СССР. Твои братя?» Немецкий пропагандистский плакат против Советского союза, 1941 г.«СССР. Твои братя?» Немецкий пропагандистский плакат против Советского союза, 1941 г. В частности, показан пример пропагандистского плаката, который стремится играть на струнах расовых предубеждений и выставить в смешном свете бойцов Красной армии – физиономические черты этих красноармейцев на плакате выдают их азиатское происхождение, что должно было напугать жителя Центральной Европы».

Один из подразделов каталога позволяет узнать об организации в Праге в 1942 году выставки «Советский рай». Посредством представленных в этой экспозиции фотографий авторы пропаганды, которые были активными в период протектората, вновь нагоняют страх на чехов. Благодаря рвению оккупационных властей за первых двенадцать дней выставку посетило 100 тысяч человек.

Выставка «Советский рай» в Праге, 1942 г., из коллекции Ярослава ЧванчарыВыставка «Советский рай» в Праге, 1942 г., из коллекции Ярослава ЧванчарыВыставка «Советский рай» в Праге, 1942 г., из коллекции Ярослава ЧванчарыВыставка «Советский рай» в Праге, 1942 г., из коллекции Ярослава ЧванчарыВыставка «Советский рай» в Праге, 1942 г., из коллекции Ярослава ЧванчарыВыставка «Советский рай» в Праге, 1942 г., из коллекции Ярослава ЧванчарыВыставка «Советский рай» в Праге, 1942 г., из коллекции Ярослава ЧванчарыВыставка «Советский рай» в Праге, 1942 г., из коллекции Ярослава Чванчары

«Они стремились иллюстрировать, какой ужас ожидал бы все государства Европы и, в частности, Чехию, если бы сюда ворвались орды этих красноармейцев, о которых мы говорили. Для устрашения выбраны такие постановочные моменты как труп, лежащий в ванной комнате. Другая «изобретательная» фотография изображает лошадиную голову с противогазом на морде и гильотину рядом с нею. То есть, стремились надсмеяться над всем, что может подоспеть с Востока и, заодно, нагнать страху. Выставка проходила после нападения германии на Советский Союз».