Впервые на арене…

 

Недавно мы рассказывали о фестивале нового циркового искусства Letní Letná, который завершится 4 сентября, так что в вашем распоряжении еще целые выходные, которые можно и нужно с удовольствием провести в парке Letna. Сегодня мы продолжаем разговор с директором фестиваля Йиржи Туреком, который изначально занимался пантомимой, и для мима весьма разговорчив…

Circus CirkorCircus Cirkor Турек изучал экономику, а затем — теорию культуры. Поэтому чередует творческую и менеджерскую деятельность.

— Я начинал в труппе мимов, потом стал директором браницкого театра пантомимы, где оставался до 1992 года. Тогда, еще в Чехословакии организовал фестиваль невербального театра Mimo’s, который работал в Праге, Брно и Братиславе. Затем организовал фестиваль в Колине, но там уже не было таких типичных элементов в стиле Марселя Марсо, когда мим с выбеленным краской лицом притворяется, что кого-то тягает за волосы. Там уже был другой, качественно новый масштаб. Тогда это называлось «невербальный театр», название «новый цирк» возникло немного позже. Я в то время очень хотел привезти в Колин продукцию такого размаха, как сейчас у нас на Летнее, но Колин – маленький городок, там нет просто такой возможности. Так и появился фестиваль Letní Letná.

— Сколько посетителей у вас в этом году?

Circus SacraCircus Sacra — В прошлом году было 23 тысячи у нас. В этот раз, полагаю, больше, раз только на открытие пришли три тысячи… Но мы рекордов не добиваемся и количества, потому что у нас цирковые палатки тоже не резиновые. Речь идет в первую очередь о наилучшей комбинации и драматургии содержимого. Нам нужно, чтобы фестиваль оставался таким немного камерным, домашним, чтобы люди не ощущали себя в многотысячной толпе как в давке в метро, а просто испытывали интимные чувства в тому, что видят на сцене. Я хочу, чтобы дети развлекались, друзья бы здесь встречались, валялись на травке, и вдобавок ко всему видели прекрасное качественное представление, о котором не забудут. Чтобы здесь можно было, например, семье провести целый день.

— В других странах есть аналог вашего фестиваля?

Compagnie XYCompagnie XY — У нас единственный фестиваль нового цирка. Правда, в июне был подобный фестиваль в Трутнове, но это было впервые и только три дня. Летни Летна в этом году впервые поехала по республике, мы давали трехдневные фестивали в Остраве, Оломоуце, Брно и Фримбурке. Это было в начале каникул в июне. Может сейчас так и не кажется, но я вижу, как люди, которым это интересно и которые этим занимаются, аккумулируются.

— Уже второй год удачно работает летний детский лагерь – цирковой и театральный. Фестиваль расширяет зоны влияния. Поделитесь с нами еще планами новых проектов!

— Готовим один совместный чешско-французско-шведский проект, когда бы чередовались актеры и режиссеры. Думаю, это очень плодотворно. Француз и чех играют и думают по-разному. Например, у французов доскональная Bilbo CompagnieBilbo Compagnie база, а чехи это компенсируют большей свободой в импровизации, так что это сотрудничество может принести интересные результаты. Нам пришлось и со зрителями немного поработать, потому что они не знали, что значит «новый цирк», а когда выясняли, то были очарованы, потому что это действительно мегакруто. Вот когда мы совсем раскрутимся, то можно будет приглашать большие ансамбли и группы издалека и сотрудничать на полную катушку. Я и раньше занимался популяризацией этого уличного жанра, сейчас он превращается в коммерческий цирк, но это нормальное развитие. Мечта каждого продюсера – найти неизвестные таланты и представить их зрителю. Звезды – они, конечно, звезды, я рад, что, имею возможность их приглашать, но это легко. А вот найти что-то небывалое доселе и создать им условия – вот это мои амбиции.

— По какой причине вы думаете, что классический традиционный цирк сворачивается, давая место новым направлениям?

Compagnie XYCompagnie XY — Традиционный цирк, он везде на свете одинаковый. Это в 90 процентах – семейный бизнес. Детям циркачей просто ничего другого не остается – они там по 24 часа в сутки. Тем более, что, как правило, там животные, а смотреть за ними, дрессировать их – это просто без выходных. Классическая цирковая программа составлена из отдельных номеров, там нет никакой общей драматургии, цельного представления. Тяжело сейчас уже прокормить стадо животных, ездить по городам и весям на машинах, в фургонах, и да и время уже проходит. Надоело. Страховка, весь сервис – это становится все тяжелее. Многие актеры шапито возвращаются в театр. Потому что это неимоверно тяжело – перевезти все это, три дня готовиться к представлению, потом два вечера подряд его давать и ехать дальше. Если цирковая команда на все про все одна, то это уже просто не в человеческих силах. Если бы у них были 50 человек, которые поставят палатку, позаботятся о зверях и костюмах, загримируют их и выпустят на арену, а им останется только отыграть…это было бы другое дело, но они все делают сами. Между тем они обязаны тренироваться, и это очень тяжело просто физически. Они приходят на тренировку в девять, заканчивают в три, а вечером у них представление, Compagnie XYCompagnie XY на котором надо выложиться. А без тренировки они не могут, потому что делают по-настоящему рискованные трюки и каждая ошибка дорого обойдется, они просто не могут себе этого позволить. Однако… во-первых, это кочевание в цирковом фургоне тоже имеет свою прелесть. Люди, которые привыкли к этому, не могут без этого обойтись. Во-вторых, играют роль семейные традиции. Зачастую семья этим занимается поколениями – по сто лет, это страсть наследуется, и никто не хочет быть последним…

Новый цирк родился во Франции. Во Франции больше всего цирковых школ, училищ, фестивалей, посвященных этому жанру. Судя по программе Letní Letná, основные звезды и гвозди фестиваля – именно французы. Почему, мы спросили у виртуозных акробатов из группы Compagnie XY, которые настолько вдохновили присутствующих на их концерте, что зрители готовы были Compagnie XYCompagnie XY хлопать стоя всю ночь. Новая акробатика – это пирамиды из тел, летающие фигуры, потрясающе красивые номера – 17 акробатов работают блестяще и слаженно, как гениальный механизм. Элементы цирка и клоунады разряжают обстановку, потому что актеры работают без страховки, и зрители слишком напряженно ахают и охают, когда они исполняют особо рискованные трюки.

Итак, на мои вопросы отвечают Адриа Корнонфидё, 35 лет, в компании полтора года, Эммануэль Дарьес, 35 лет, дублер, и Ромен Димар, 31 год, в компании со времени ее возникновения.

Ромен Димар:

— Просто люди хотели обновить классический цирк, хотели его возродить в новом виде. Традиционный цирк много потерял с появлением телевизора, да и вообще живой спектакль, и некоторым людям просто жалко цирка, и они его переделали, вдохнули в него новую жизнь. Сначала коней заменили мотоциклами. Потом решили вообще изъять животных и добавить поэзии. Но… правда, что это начинание — французское.

Compagnie XYCompagnie XY — Если уже отказываться от традиционного цирка, то мне кажется, из-за эксплуатации животных, которую сейчас часто критикуют. Каково ваше отношение к этому?

Эммануэль Дарьес:

— Я просто уважаю людей, которые с любовью занимаются животными. Если дрессировка происходит с любовью, то почему бы и нет?

Адриа Корнонфидё:

— Кошки, собаки, коровы, лошади, они уже родились возле человека и другой жизни не знали. Я видел эти отношения, это взаимное уважение и любовь, это бывает страшно трогательно, но в случае с дикими животными бывает совсем грустно, даже катастрофично.

— Расскажите о том, чем вы занимаетесь.

Адриа Корнонфидё:

— Это очень специфичная цирковая дисциплина – групповая акробатика. Мы делаем наши трюки на пустой сцене, без декораций и сценографии. Есть номера статичные, есть в движении, но гвоздь спектакля – перемещение актрис.

— То, что они полтора часа летают по сцене, вы называете перемещением?

Ромен Димар:

— Это просто тела, которые встречаются друг с другом. Мы хотим показать, на что они способны, как могут взаимодействовать, это общая энергия… Мы поддерживаем друг друга всей командой для того, чтобы у нас получилось делать то, что мы делаем.

— А русские во Франции тоже занимаются новым цирком или они приверженцы старого?

Адриа Корнонфидё:

— Много русских, которые очень хорошо занимаются традиционной клоунадой. И в Испании я видел русский суперспектакль « Микос».

— А что вы скажете по поводу чешского нового цирка?

— Вот же совсем не знаем, как раз сегодня после тренировки смотрели на ютубе на чешский театр La Putyka, нам бы хотелось увидеть вживую то, что мы видели на экране.