«Твоя рука в моей ладони»

 

Новый камерный спектакль пражского театра «На Виноградах» по пьесе Кэролл Рокамора, вдохновлен личной перепиской драматурга Антона Чехова и актрисы Ольги Книппер, ставшей музой писателя в последние годы его жизни. Режиссер и переводчик пьесы Лида Энгелова, вместе с исполнителями ролей Даниелой Коларжовой и Ладиславом Фрейем предлагают зрителям остановить бег времени и задуматься о самом сокровенном.

Фото: Виктор Кронбауэр (театра На Виноградах)Фото: Виктор Кронбауэр (театра На Виноградах) Лида Энгелова: «Я люблю Чехова, как автора. В пражском театре «Viola» по рассказам Чехова я поставила два спектакля – «Тысяча и одна страсть» и «Как-то нам не повезло». Кроме этого я ставила пьесы Чехова в театрах и радиопостановки по его рассказам. Я очень рада, когда чеховские спектакли появляются в моей жизни. И спектакль «Твоя рука в моей ладони» я считаю третьей частью упомянутых постановок, которые идут на подмостках театра «Виола». Это коллаж, наподобие чеховского рассказа, написанного автором на основе жизни самого Чехова и его отношений с Ольгой Книппер. Рассказ о большой красивой любви, которую человек встречает один раз в жизни. Рассказ о жизни людей, которые встретились не в то время и не в том месте. Многие пережили подобное. В спектакле мне было важно предоставить чешским артистам возможность высказать свою любовь к Чехову и темам, закодированным в его произведениях. Мы пытаемся играть о душе чеховских произведений».

Как Вы для себя переводите название этой пьесы? Встречаются несколько вариантов перевода, например, «Нежно жму Вашу руку» и «Крепко жму Вашу руку».

Фото: Виктор Кронбауэр (театра На Виноградах)Фото: Виктор Кронбауэр (театра На Виноградах) Лида Энгелова: «Я для себя выбрала более нежный вариант – «Твоя рука в моей ладони». Мне кажется, это ближе всего к английскому оригиналу».

Некоторые сцены в спектакле, а это вкрапления отрывков чеховских пьес, построены, как дуэль. И зритель именно так это и прочитывает, как поединок героев. Как Вам кажется, Чехов и Книппер остались бы вместе, если бы они оставили театр, который их и свел?

Лида Энгелова: «Есть цитата из нашей постановки: «Ты спрашиваешь, что такое жизнь? Это все равно, что спрашивать – что такое морковка? Морковка – это морковка. Больше мы ничего не знаем. Кто, знает?! Может быть – да. Может быть – нет. Самое интересное, что Ольга Книппер, будучи немкой, после смерти Чехова осталась жить в России. Она пережила Первую мировую, революции, коммунистический режим, сталинские репрессии, Вторую мировую войну. Кто знает, что было бы с ним? Ольга Книппер пережила после смерти Чехова то, чего он сам даже не мог и ожидать».

Фото: Виктор Кронбауэр (театра На Виноградах)Фото: Виктор Кронбауэр (театра На Виноградах) Для своей постановки Вы выбрали исполнителей, которые старше, чем герои пьесы. Это помогает актерам воплотить их роли?

Лида Энгелова: «Я исхожу из того, что Чехов сам говорит в пьесе: Мне 41, но я чувствую себя стариком. Для меня было важно выбрать актеров старше, чем их герои. Многого, о чем в пьесе говорится, молодые актеры еще не способны осознать. И в заграничных постановках пьесы никому не пришло в голову приглашать молодых актеров».

«Меня увлек диапазон — от юмора к жуткой грусти, захватила динамика этих перемен. Вдобавок, в пьесе, в роли закодирована и связь с театром, который представляет собой сплав прекрасного и безнадежного. А к тому еще и жизнь, которая сама по себе трагикомедия. Их любовь была очень крепкой, но отношения страшно сложными. Чего стоит, например, одно только расстояние, физически их разделявшее. К тому еще, он же был врачом, и четкое понимал все ограничения, связанные с неизлечимой по тем временам болезнью. И, несмотря на все обстоятельства, он создал не только восхитительные произведения, но и был способен подарить своей жене столь глубокие чувства. Это были идеальные отношения, хотя и очень сложные», — поделилась после спектакля своими ощущениями актриса Даниела Коларжова.

Фото: Виктор Кронбауэр (театра На Виноградах)Фото: Виктор Кронбауэр (театра На Виноградах) «Это особый жанр – инсценированное чтение. Это не реальные фигуры – Чехов, Ольга Книппер. Мы «выскакиваем» к зрителям с какой-то информацией, потом на мгновение возвращаемся к диалогам, описанным в письмах спорам. Это не театральная пьеса в чистом виде. Но, это оптимально. Мы, учитывая возраст, обладаем определенным опытом, как профессиональным, так и жизненным. Это позволяет, где-то лучше, где-то менее удачно, отстраниться от героев и взглянуть на происходящее с определенной долей юмора, потому что мы, например, уже пережили в своей жизни подобную боль. Но подходить к этому нужно очень чутко».

С исполнительницей роли Ольги Книппер соглашается и ее партнер — Ладислав Фрей.

«Я бы сказал, что годы ни в коем случае не мешают. Дело не в физическом, а ментальном возрасте. Актер, играющий роль, осваивает не только слова героя, но и чувства, вникает в его жизнь. Я очень рад, что мы работали над этим спектаклем. У меня вдруг появился абсолютно иной взгляд на его произведения. Это доказывает, что творчество Чехова вне времени. Каждое поколение открывает своего Чехова. Это доказано и тем, сколько спектаклей по чеховским произведениям идет на чешских сценах».