«Танцы смерти» и другие аллегории чумы

 

14 столетие вошло в историю искусства, прежде всего, как период рождения великолепного стиля готики. Однако, если мы заглянем на страницы истории общества, то поймем, насколько удивительно, что в середине 14 века как это искусство вообще появлялось. Поскольку в это время по всему миру и, особенно в Европе, своей разрушительной поступью ступала «черная смерть».

«Арка Пухнера»«Арка Пухнера» В прошлый раз мы закончили наш рассказ тем, что сама смерть превратилась для средневекового человека в искусство, поскольку никто не мог знать наверняка, когда она постучится в его дверь. Как писал великий Петрарка, еще утром человек мог быть здоров, полон жизни и сил, а буквально за несколько часов сгорал как свечка. Здесь можно еще раз напомнить о том, что в те далекие времена для людей означала смерть. А означала она Божий суд и страх того, что человек может попасть в ад, но, одновременно, надежду на торжество справедливости и спасение. До прихода эпидемии чумы в середине 14 века смерть означала для людей не что иное, как переход в мир иной. Однако, ее восприятие радикальным образом изменилось в 15 столетии. Приходящие одна за другой эпидемии чумы заставили людей привыкнуть к мысли о смерти и, возможно, поэтому они стали обращать внимание на быстротечность времени. Если мы посмотрим на искусство этого периода, то в нем происходит нечто значительное и принципиально новое, а именно – изобретение графики и книгопечатания. Внезапно произведений искусства стало вместо одного много, и все они были одинаковые. Они даже продавались на рынках, и художники могли покупать их в качестве образцов для своих мастерских.

«Сейчас мы находимся перед так называемой «Аркой Пухнера», которая подводит нас к периоду поздней готики, то есть уже ко второй половине 15 столетия. Этот алтарь, или же данная конкретная часть алтаря была выполнена по заказу Микулаша Пухнера для монастырского костела крестоносцев в Старом городе. Он занимал должность гроссмейстера между 1460 и 1490 годами. Итак, перед нами изображение, на котором Святая Анежка, основательница монастыря, в котором мы сейчас с вами находимся, заботится о больном. Мы можем догадываться, что художник, нарисовавший «Арку Пухнера», вдохновлялся знаменитым циклом еще более известного мастера, вошедшего в историю под именем Мастер E.S., в духе иконографии, о которой мы уже упоминали – Ars morendi – Искусство умереть», — рассказывает сотрудница лекторского отделения Национальной галереи Зузана Франтова.

«Арка Пухнера»«Арка Пухнера» В цикле, созданном Мастером E.S., так же, как и на изображении, перед которым мы находимся, появляется больной в постели. Вокруг него собрались так называемые покровители праведной смерти, а также всевозможные ангелы и дьяволы, борющиеся за его душу. На «Арке Пухнера» мы не видим такого мотива, а видим лишь больного и Святую Анежку. Тем не менее, не идет речи о том, чтобы чешский художник копировал картину, он лишь использовал ее мотив и некоторые детали, например, перспективу, образ исхудавшего, измученного больного. Немного ранее мы упомянули о покровителях праведной смерти. Трудно представить себе Средневековье без святых. В те времена они считались посредниками между Богом и простыми смертными, или теми, благодаря кому можно было спасти свою душу. Перед скульптурой одного такого святого мы сейчас находимся.

«Одним из главных святых и покровителей праведной смерти в Средние века был Святой Себастьян. Он прославился еще во время эпидемии чумы в 6 веке. Стрелы, пронзающие его тело, всегда интерпретировались как чумные. Широко известны мотивы, в особенности, в искусстве барочном, когда святой привязан к дереву, а его тело пронзают стрелы. Эти стрелы обычно вонзались в тело в тех местах, где появлялись бубоны – внешнее проявление чумы, например, на горле или в подмышечных впадинах. Абстрактное представление о смерти средневекового человека выглядело так, что человек поражен стрелой – стрелой чумной. Поэтому неудивительно, что Святой Себастьян, которого мучили подобным способом, стал покровителем праведной смерти в период эпидемий мора», — продолжает Зузана Франтова.

Святой РохСвятой Рох Еще одним покровителем праведной смерти и защитником от чумы в период эпидемий считался Святой Рох. Он прославился тем, что бесплатно заботился о больных, не боясь заразиться. Постоянным напоминанием о смерти или же латинским принципом Memento mori являлись так называемые «танцы смерти». Именно этот мотив появился в искусстве непосредственно как реакция на эпидемии чумы. В коллекции Национальной галереи нет картин танца смерти, который изображался в виде танцующих скелетов, зато один скелет все же имеется.

«Мы стоим у скульптурного изображения быстротечности человеческой жизни. Это такая небольшая скульптура, которая, тем не менее, относится к настоящим шедеврам, ставшим уже в эпоху Ренессанса предметом частного коллекционирования. Наравне с графикой, они стали чрезвычайно востребованными предметами искусства. Как раз с помощью этой небольшой хрупкой статуэтки мы можем сложить представления о том, какой видели смерть во времена Средневековья. И до сих пор смерть представляется в образе скелета, однако, в то время она приобретала поистине ужасающие черты. Иногда ее изображали как охотника с мечом, луком и стрелами, и в этом случае мы можем говорить о непосредственной аллегории чумы».

Алтарь в злиховском костеле св. Филиппа и ЯковаАлтарь в злиховском костеле св. Филиппа и Якова Что могло послужить возникновению в искусства «танцев смерти»? В Средние века в театрах игрались представления, где одним из действующих лиц являлась смерть в образе скелета, которая приглашала всех, вне зависимости от возраста и социального положения, принять участие в танце смерти. Как мы уже говорили, в Чехии непосредственно не сохранилось таких изображений. Возникает вопрос, почему?

«Одна из теорий такова, что в нашей среде это было, прежде всего, благодаря гуситству. Так, танцы смерти появляются в чешских землях лишь в 17 веке. Это происходило из-за того, что гуситы выступали против церковных манипуляций верующими. А церковь в действительности использовала «танцы смерти» для запугивания населения. Поэтому можно предположить, что данная тема или не появлялась в искусстве вообще, или же эти произведения были уничтожены. Так что этот сюжет становится излюбленным у нас лишь в эпоху барокко. Другая гипотеза – та, что эти изображения не появлялись у нас, так как чешские земли чума практически миновала, — конечно, если сравнивать с другими странами. Но все же люди осознавали, что чума существует, и боялись ее».

Еще один артефакт из коллекции Национальной галереи, относящийся к теме чумы – Злиховский алтарь. Он относится к периоду поздней готики и, можно сказать, одной ногой уже находится в Ренессансе. Это произведение принадлежит руке еще одного великого мастера, которого называют Монограммист I.P., так как его полное имя неизвестно. Алтарь также не сохранился целиком. Однако, сохранилась центральная тема и небольшая надставка сверху, на которой изображена сцена Страшного суда. Здесь необходимо сказать, что любая крупная катастрофа, а чума к ним несомненно, относилась, вызывала в верующих мысли о приближающемся конце света. Именно поэтому в искусстве появляется мотив изображения Страшного суда. Давайте обратим наше внимание на центральный мотив алтаря.

Злиховский алтарьЗлиховский алтарь «В центре композиции мы видим Христа, держащего за руку рыцаря. В соответствии с новейшими исследованиями, было установлено, что это Штепан Шлик – один из самых богатых людей Чешского королевства. В 1516 году он основал свободный шахтерский город Яхимов, где чеканились монеты. Он пал в Битве у Могача в 1526 году. Это произведение могло быть создано в качестве эпитафии его потомками, или же оно появилось по заказу самого Штепана Шлика в качестве пожертвования. За ним стоит его покровитель – Святой Ондржей со своим атрибутом – крестом в форме Х. Христос находится между смертью в виде скелета, с которого еще свисают куски плоти, и рыцарем. Христос как бы отводит руку смерти от рыцаря, спасая его для вечной жизни, а молится за него Дева Мария, стоящая слева».

Еще одной темой в искусстве готики, связанной с эпидемией чумы, является тема бичевания евреев. Дело в том, что евреи уже во времена Средневековья жили в гетто, то есть, были изолированы от остального общества. А, как известно, изоляция в период эпидемий, была единственным надежным лекарством. Посему в еврейских гетто чума практически не распространялась. Из этого люди делали вывод, что раз евреи сами не болеют, значит, это они отравили воду, от которой впоследствии заразилось население. Однако, эта тема также более характерная для искусства Западной Европы.