Современное российское искусство представили в Праге

 

В четверг в пражском Чешском центре открылась выставка современного российского искусства «Вне школы. После уроков», которая представляет новое поколение художников России — Владислава Ефимова, Виктора Алимпиева, Кирилла Александрова, Никиты Алексеева и Владимира Куприянова. Как заявил на открытии выставки директор Государственного центра современного искусства России Леонид Бажанов, экспозиция – это дань уважения чешскому искусствоведу Индржиху Халупецкому, который открыл для мира пласт российской неофициальной культуры.

Виталий ПацюковВиталий Пацюков До открытия выставки мне удалось увести в сторонку куратора экспозиции Виталия Пацюкова и одного из художников – Кирилла Александрова.

— Вы можете объяснить, почему выставка называется «После уроков», какая в этом идея?

«Идея в том, что в России существовала великая традиция, где форма обретала содержание, где была связь между различными формами сознания, была культура мышления и вообще была культура. Потом культура переживала катастрофу, и все связи между культурными явлениями, историей и личным самосознанием были разрушены. Теперь мы живем после школы, заново начинаем учиться согласно новым законам, которые мы пытаемся соединить со старыми законами. Идея тут – соединение старого и нового порой даже в травмированных ситуациях. У Кирилла Александрова представлены две спирали, которые разрушены, вместе не соединены. Спустя какое-то время они начинают согласованно работать. Жизнь продолжается. В его работе заложена идея золотого сечения, великой гармонии».

Кирилл АлександровКирилл Александров — А как вам кажется, чешские зрители без объяснений поймут то, что вы хотите сказать?

Виталий Пацюков:

«Современный зритель обычно вообще ничего не понимает. Это нормально, нужны комментарии. Сегодняшнее искусство требует комментариев».

Кирилл Александров:

«А мне кажется, что все понятно. По чувству, каждый понимает по-своему».

— Вы уже за границей выставляли свои работы в таком объеме?

«Ой, в таком не выставлял. Было чуть-чуть, давно. А сейчас получилось, что у меня целый зал. Движущиеся мобили, которые впервые соединились на одной территории. Они на одну тему – ассиметричные шестеренки. И еще кубики, детские кубики. Но поскольку они не лежат на плоскости, а висят на ниточке, они подчиняются другим законам».

Организаторы подчеркивали одну из главных идей выставки – воссоздание нарушенных связей. Это намек и на связи между Россией и Чехией? Виталий Пацюков обращается к примеру главного экспоната – спиралей Александрова.

«Механизм Кирилла Александрова – это своеобразная метафора машины Кафрки. У Кафки есть рассказ «Исправительная колония», где машина начинает разрушаться и совершает преступление. Машина на выставке слегка разрушается, но снова начинает жить. Это машина экологии, согласия, гармонии. Она несет в себе идеи Кафки, но уже не способна совершить преступление. Она уже живет в другой системе. Есть здесь связь между культурой, в которой существовал Кафка, той чешской культурой, и современной российской культурой. Мы как бы указываем, что это своеобразная метафора машины Кафки. Хотя художник об этом, может, и не думал, но в подсознании это все существовало».