Преступников выпустили на сцену остравского театра

 

Необычный проект реализуют в Моравскосилезском Национальном театре. Французский танцовщик и хореограф Филипп Талар поставил на остравских подмостках спектакль с участием заключенных местной тюрьмы. Зеки поют и танцуют в пьесе «Падшие ангелы» по мотивам произведений Жана Жене, а потом им снова надевают наручники и увозят в камеры.

«Падшие ангелы»«Падшие ангелы» Французский хореограф, который уже неоднократно вовлекал заключенных в свои постановки в Люксембурге, Марселе, Риме и Берлине, не устает хвалить заключенных остравской тюрьмы Гержманице. С таким желанием зеков работать на сцене он не сталкивался ни в одной другой европейской стране.

«Из 10 осужденных, которые задействованы в спектакле, восемь цыган. Они темпераментны, в крови у них музыка, пение, они прекрасно двигаются»,

— рассказывает Филипп Талар.

Жизнь и творчество Жана Жене, описывавшего в своих произведениях жизнь преступников и прочих обитателей социального дна, вдохновили Филиппа Талара на создание проекта «Падшие ангелы» — о людях, отвергнутых обществом.

Филипп ТаларФилипп Талар И он считает, что роль этих людей лучше всего могут сыграть они сами. Администрация тюрьмы Гержманице пошла французу навстречу. Он репетировал с заключенными в тюрьме, а теперь их отпускают в своего рода «увольнительную» — на сцену.

«В текстах Жене описан не только тюремный мир, но и жизненные ситуации «падших ангелов» — тех, кто пережил падение на дно. Это основа этой пьесы и всех книг Жене. Ситуация, когда человека покидают все, даже его мать, как произошло и с самим Жене. Он пишет о людях, которые кого-то изнасиловали, убили, что-то украли… и очутились в тюрьме, где от них отвернулся весь мир. Заключенный должен принять свое наказание и должен быть готов однажды покинуть тюрьму. В этом и заключается работа с заключенными. Речь идет не только об искусстве, но и о возвращении заключенных в отвергнувшее их общество»,

— объясняет смысл своего проекта сам хореограф.

Понимают ли заключенные тексты Жана Жене, спросили мы у актрисы Павлины Кафковой, задействованной в спектакле.

«Я даже не знаю, понимают ли они текст, но есть моменты, сцены, которые они понимают».

Особенно тяжело далось Павлине Кафковой начало пьесы, когда она должна была перед лицом 200 заключенных прочитать фразу: «Сегодня утром меня не казнят, я могу спокойно спать».

«И эти люди, осужденные, сидят перед вами, и вы не знаете, кто за что отбывает наказание, вдруг они должны отсидеть лет по двадцать. Разумеется, они заслужили это, они не святые. Но все равно это задевает за живое. Как только я произнесла эту фразу, воцарилась полная тишина».