Прага в архитектурном анабиозе

 

Гостем пражской Architecture Week стал китайский архитектор Ма Янсонг (Ма Yansong), основатель студии MAD architects и автор небоскребов в Торонто Absolute towers. Архитектор призывает отказаться от консервативной городской инфраструктуры и типовых шаблонов. Его же проект – например, мобильный город «Суперзвезда», город, который не будет привязан к географическим константам. Понятное дело, что Прагу звезда архитектуры раскритиковал. «У вас же совсем нет современной архитектуры! Одного Танцующего дома мало», — заявил Ма Янсонг.

Архитектор Ма ЯнсонгАрхитектор Ма Янсонг Архитектор похвалил старый город, но утверждает, что Прага застыла во времени, что она совсем не развивается и что ей необходим новый импульс. Таким импульсом для Праги должна была стать библиотека в виде осьминога по проекту зодчего Каплицкого, и многострадальный «осьминог» с 2005 года не сходил со страниц чешских газет. Если речь шла о диалоге между ландшафтом и его обитателями, то ныне покойный Каплицкий его устроил. Бурные дискуссии об «архитектурном прорыве» и «футуристическом уродстве» закончились пшиком – совсем недавно «осьминог» появился в виде автобусной остановки в Брно.

Можно подумать, что Прага осознанно избегает модернизма в архитектуре, защищая свой классический вид. Все-таки в мире существует движение неоклассиков от архитектуры, которое, кстати, поддерживает и принц Чарльз. Можно подумать, что у Праги нет денег на подобные проекты, но в Праге то и дело возникают огромные шоппинг-центры, просто торговые святилища, проектированные стандартными коробками. Можно подумать, что у Праги нет талантливых смелых архитекторов, но они есть. В этом можно убедиться, посетив пражскую Архитектурную неделю. В чем же дело? Оказывается, во всем виноват… как всегда…коммунизм. Таково мнение организатора Architecture Week Павла Счастного.

Павел СчастныПавел Счастны — Cколько лет прошло после революции? Этого очень мало. Естественно, пока все было задумано, разработано. В этом году у нас только пятый год Архитектурной недели, и за последние несколько лет у нас возникло много новых построек в современном стиле. Например, в районе Прага-4, на Панкраце появится настоящий City, проектная документация уже одобрена, разрешение на строительство получено. Еще примеры современной архитектуры очень быстро появляются в районе Карлин. Такие, как административное здание Corso II. В Праге не работают только чешские архитекторы, сюда с удовольствием приезжают иностранцы, и я думаю, что в будущем Прага раскроется в этом смысле. Мэрия этого тоже очень хочет.

— Это вы здание CORSO II называете современной постройкой? По сравнению со зданием Народного банка в Гонконге? Там, кстати, тоже коммунизм.

«Танцующий дом»«Танцующий дом» — Конечно, мы не можем сравниться с Китаем, у них там за год появляется несколько сотен ультрасовременных архитектурных проектов. У нас это еще займет время. Но мы на правильном пути. К тому же у нас был девелопперский кризис. И высказывался уже «Райфайзен банк», второй крупнейший спонсор подобных проектов, что мы этот кризис должны пережить. Понимаете, приехал китайский архитектор, видит, что доминантой города являются здания минувших веков, разумеется, ему хочется вставить посредине какой-то небоскреб.

— Я слышала, что архитектор, проектирующий небоскреб, например в Нью-Йорке, должен предоставить одновременно и смету на его снос, потому что средний срок жизни любого небоскреба — 16 лет. Если это правда, то это очень дорого.

— Всегда нужно рассчитывать на то, что здание кода-то пойдет на снос, риск есть, но это не основная проблема. Сегодняшние технологии позволяют продлить срок существования зданий. Сколько в Нью-Йорке небоскребов, которые снесли? Только два, и те – непреднамеренно.