Офонареть и с моста не прыгать

 

В следующий четверг в парке Фолиманка, что у Нусельского моста, будет торжественно открыт фонарь, посвященный 300 самоубийцам, которые прыгнули с Нусельского моста со времени его существования.

Шея фонаря делает виток и устремляет лампу в небо. Идея эта принадлежит одному человеку. Он же финансировал строительство и сам его осуществил – это художник Кржиштоф Кинтера. Интересно, что рабочее название статуи «Мой свет – твоя жизнь» в процессе работы над ней поменяло свой смысл кардинально. Теперь статуя называется «По собственному желанию». Мы говорим об этом с автором проекта Кржиштофом Кинтерой:

— Этот гнутый фонарь должен символизировать перекрученные судьбы людей, которые решили покончить с собой?

— Вы сами это сказали. Тем не менее, смыслов там множество, каждый выбирает для себя тот, который ему ближе, что и хорошо в искусстве. Статуя называется «По собственному желанию». Как по собственному желанию люди скачут с моста, так и этот фонарь, в отличие от стандартных фонарей, которые наклоняют головы вниз, к земле, свою поднял к небу и звездам.

— Название, несколько романтизирующее самоубийство, будет написано на статуе?

Кржиштоф КинтераКржиштоф Кинтера — Не будет. Там прикреплена только маленькая табличка, на которой написано Memento mori. Тем, кто на это месте по собственному желанию распрощался с жизнью.

— Вы говорили, что каждый раз, когда вы ходите по мосту или в парке Фолиманка, каждый раз испытываете явственное чувство депрессии, это так до сих пор?

— Да. Именно поэтому меня не отпускала мысль о том, что там должно установить нечто вроде напоминания, воспоминания. Только, внимание, не называйте это памятником самоубийцам. Это не памятник, а отдельный жанр – мементо мори, просто напоминание о конечности жизни.

— Теперь, когда у моста построены загибающиеся перила, которые делают невозможным скачок оттуда, чешские самоубийцы выбрали себе другое удобное место. Я слышала, что теперь они ездят в карьеры Моржина.

— Я тоже слышал об этом. Что ж, это естественное развитие событий. Но, слава богу, что с 2007 года с Нусельского моста никто не спрыгнул и неблаговидная история этого моста на этом закончилась.

Нусельский мост (Фото: Петр Брож, CC 3.0 license)Нусельский мост (Фото: Петр Брож, CC 3.0 license) — Сколько вам это стоило?

— Довольно дешево. Это ведь обычный фонарь, единственный архитектурный штрих – это загнутая верхняя трубка. Мне это стоило около 20 тысяч крон, я сам это финансировал, не считая того, что фирма El Todo, которая занимается общественным освещением, оплатила непосредственно подключение фонаря.

— Надо понимать, что и гонорар вам никто не платил?

— Никакого гонорара, говорю это потому, что я уже слышал разные анонимные выкрики, что я обогащаюсь на судьбах самоубийц и прочий бред.

— Церковь не отзывалась? Ведь она считает самоубийство смертным грехом?

— Пока нет. Лично я с этим не согласен. Я считаю, что самоубийство – это реальность, вещь, которая случается в жизни, это законный уход из жизни, и право каждого. Запрет хоронить самоубийц на кладбищах – это негуманный пережиток.